Против смерти: воскресшие из мёртвых в боях первой мировой

Живые мертвецы на военной работе – что возможно немыслимее? Но в Первую мировую в рядах русской армии сражались много тысяч воскресших солдат. О основной тайне истории ХХ века – по документам тайных архивов.

Погибшим было характерно оживать снова с покон веков. русский и Памятники литературы фольклор полны свидетельств этого. Ещё в десятнадцатом веке воскресшие из мертвых являлись для сельского населения пореформенной России простым делом.

Военное ведомство было в курсе: в Главном инженерном управлении незадолго до русско-японской войны 1904–1905 годов кроме того занимались выведением особых пород древесины, отличающихся особенной прочностью. Их главным назначением было производство гробов для солдат, продолжающих посмертное существование.

Но наряду с этим кроме того в Петербурге в канун Первой Мировой судебно-медицинская работа по изучению живых трупов и лиц велась только 12 частными докторами полиции, десять из которых располагали ассистентами — другими словами, всего 22 эксперта на целую столицу. Немудрено, что отдельные примеры воскрешений оставались неподконтрольны, неподотчётны и, по солидному счёту, малоизвестны. Однако, до 1914 года они были в первую очередь спорадическими.

А в августе 1914 года произошло, быть может, наибольшее событие века. Что же позвало его?

Теория «воскрешения отцов»

Первый из вариантов – это глобальный эффект солнечного затмения 8 (21) августа. Неповторимое событие кроме того на фоне разгоревшейся войны, оно ожидалось огромным числом мыслителей и учёных, а в отдельных городах для обывателей в порядке ликбеза кроме того были выпущены особые брошюры. Ещё основатель гелиологии А. Л. Чижевский доказал: космическая погода воздействует на все биологические процессы, общество и техносферу.

Но нельзя исключать и другой возможности – практического воплощения идеи «воскрешения отцов» мыслителя Н. Ф. Фёдорова.

Против смерти: воскресшие из мёртвых в боях первой мировой
Офицеры крейсера «Богатырь» Балтфлота замечают солнечное затмение 8 (21) августа 1914 года
http://your-photos.org/

Фёдоров не был опытным философом, но в собственных теориях опережал время на десятилетия. Основа же его творческого наследия была теория «воскрешения отцов», другими словами возвращения к судьбе всех когда-либо живших. Фёдоров писал:

«Население украины ищет, хочет видеть проявление жизненной силы, т.е. мощи в останках, в мёртвых костях… Общее воскрешение будет последним, несомненным доказательством; в нём лишь содержится несомненный критерий достоверности, потому что лишь во общем воскрешении мыслимое воспроизводится, делается осязаемым, и тогда самые ничтожные останки покажут характерную жизни мощь».

Николай Фёдоров – создатель теории «воскрешения отцов». Худ. Л. Пастернак
http://www.runivers.ru/

Фёдорову не было суждено дожить до начала Первой Мировой, но вживе оставались его сподвижники и ученики. Как возможным мог быть успех их попыток воплощения идей всей жизни преподавателя? Особенно в свете того, что второй русский философ-космист и самоучка – Константин Циолковский – стал основателем космонавтики?

К допущению утвердительного ответа на данный риторический вопрос располагают и реалии начала Первой Мировой: 29 сентября 1914 года от боевого ранения скончался князь Олег Константинович Романов. Воспитатель князя Олега, генерал Н. Н. Ермолинский вспоминал: «Яркое, детски чистое лицо князя было превосходно освещено верхней лампой. Он лежал спокойный, ясный, просветленный, словно бы дремал (sic!)».

Князь Олег Константинович Романов в феврале 1914 года
http://www.specnaz.ru/

Само собой разумеется, чуть ли он дремал, потому, что воскресшие не нуждались в сне и отдыхе, но появляться первым среди них Олег Константинович в полной мере имел возможность бы. Но что-то на протяжении опыта, возможно, вышло из-под контроля и… процесс оживления приобрёл свойство цепной реакции.

«Шатуны» на фронте

анализ и Описание существования живых мертвецов в рядах Русской Императорской армии очень затруднены. Свидетельства мозаичен. Но оживание убитых солдат было отмечено уже в первые месяцы войны, причём в обеих армиях. Очевидец живописал происходившее так:

«Разсказывают, что в августовских дебрях обнаружили большое количество тел, совершенно верно обнявшихся перед смертью. Умирали, схватившись: кроме того смерть не разжимала рук. на данный момент еще лежат массы павших.

Восемь тысяч немцев похоронены лишь тут. Но только отойдешь в сторону от дороги, – изо рва либо перепутавшейся поросли на тебя наблюдают обширно открытые остановившиеся глаза…».

В осеннюю пору того же года воскрешения стали сродни очагам эпидемии. Соседство с ожившими, удостоившимися в солдатских среде и диалекте прозвища «шатуны», стало невыносимым для офицеров и солдат — кроме того в тылу. Артиллерийский офицер записывал в собственном ежедневнике: «12-го ноября. Положение делается уже совсем невыносимым. Возможно, уже всё погибло. По окончании войны остаться на военной работе будет запрещено.

Что же делать? Значит остаётся лишь револьвер?

Неужто нет больше средств?». Единственным выходом ему виделось присоединение к сонму однополчан, воскресших из мёртвых!

Иногда «шатуны» прибегали к необыкновенным методам сокрытия личности
http://esp.md/

В одном из очерков о войне Я. Окунева читаем: «Дым рассеивается, и в нескольких саженях от окопов видна гора тел, вышиною около аршина. Торчат руки, как словно бы, угрожающие кому-то кулаками, ноги, сведенные судорогой, лица, искаженные страшной мукой, сверкают подковы на копытах лошадей, упавших в одну кучу с людьми, скошенных пулеметными и ружейными выстрелами… Она живая эта гора: руки, высунувшиеся из нея, шевелят пальцами, лица гримасничают страшные мины предсмертной муки!». Это и были «шатуны».

К середине кампании 1915 года руководству на уровне армий уже было несложнее скрывать проблему «шатунов», нежели принимать и приобретать материалы о них по команде. Но подлинное положение с головой выдавали донесения о боевых утратах в войсковых частях – умолчание о восставших из мёртвых ратниках приводило к важному занижению неспециализированных утрат. Главноком армиями Северо-Западного фронта генерал пехоты М. В. Алексеев был практически должен вмешаться в обстановку особым приказом от 27 июня 1915 г., гласившим:

«В войсковых донесениях частенько умалчивается о утратах, понесенных входе боевых действий в людях и особенно в матчасти.Требую, дабы в будущем от меня не были скрываемы утраты…».

В это же время, тайна воскрешения из мёртвых (тогда тайной не являвшаяся!) подчас нечайно либо намеренно раскрывалась в служебной переписке структур Армии и военного ведомства. на данный момент эти документы дешёвы исследователям в архивах и, не обращая внимания на разумеется совершённую в прошлые десятилетия большую работу по их «чистке», однако смогут быть распознаны. Вот один из примеров тому, на мой взор, не допускающий неоднозначного толкования:

«Глава Военной автомобильной школы по части технической – Управляющему делами Технического Комитета Главного Военно-Технического Управления.

11 ноября 1915 г.

№ 7738.

г. Петроград.

Сношения от 5 января с.г. за № 705 с сообщением предложения Г. Г. Сойкина бронированных машин было передано погибшему Штабс-Капитану МГЕБРОВУ, которое и не было им возвращено.

Генерал СЕКРЕТЕВ».

Одним из немногих известных примеров массового участия оживших покойников в сражении в 1914–1918 гг. есть защита второй крепости западного порубежья России – Осовца. 24 июля (6 августа) 1915 г. германские армии предприняли химическую атаку передовой крепостной (Сосненской) позиции, и 18-й ландверный полк выдвинулся для её занятия. Но немцев повергла в шок и смешала их замыслы атака 13-й роты 226-го Землянского полка под руководством подпоручика Котлинского.

Она сохранилась в истории как «атака мертвецов», и это неспроста.

Одновременно с этим, в кругах тогдашнего большого бизнеса вызревает и полноценное лобби мертвецов-солдат. Рост их количества в рядах Русской армии виделся денежным воротилам очень удачным: «шатун» аккуратен, неустрашим, вынослив, а основное – не испытывает недостаток в продовольствии и снабжении. Член правления Торгово-промышленного банка князь С. В. Кудашев был одним из таких самые последовательных лоббистов.

В разгар «Великого Отступления» в 1915 году он писал главе МИД С. А. Сазонову о необходимости пойти на чрезвычайные меры и призвать под ружьё сходу полтора миллиона человек, «дабы одна часть людей, призываемая прежде всего, для пополнения выбывших, обречена была благодаря собственной необученности верной погибели. Но дала бы время остальным… Вначале вольются в строй 300.000 человек, каковые и умрутв первоначальный же месяц.

Через месяц покажутся 300.000 человек (sic!) слабо обученных, взявших месячное образование… Так что материал солдатский будет все время улучшаться». направляться подчернуть, что Кудашев писал, пребывав в Ставке, где и продвигал собственные идеи в судьбу.

Но полноценно развиться им довелось лишь в 1917, по окончании распада Русской и падения самодержавия армии во всех смыслах этого слова. Подобные подразделения, сохранившиеся в исторической памяти называющиеся «батальонов смерти», вправду формировались в революционную пору много. По предварительным оценкам, армию наводнили миллионы неживых.

Живые же культивировали образ смерти как наилучшей альтернативы всей политической демагогии.

Вступающие в «батальон смерти» добровольцы – до тех пор пока ещё живые

На данном этапе изучения нереально указать обстоятельство и сколь-либо завершения пандемии и точное время спада восстаний из мёртвых в Российской Федерации по окончании 1917 года. Да и завершения ли? История Гражданской войны в Российской Федерации 1918–1921 гг. и первых десятилетий советской власти – с «психологическими атаками» частей Белой гвардии, выглядящими отчаянным, но единственно вероятным методом инициации из vitum в postmortem; с нечеловеческой жестокостью «красного террора», запечатлённой выдающимся историком С. П. Мельгуновым, так и не осмелившимся раскрыть всей правды… — предстаёт продолжением той же, отнюдь не прервавшейся цепи.

Живые мертвецы: след в литературе

Упоминаний о «шатунах» в 1914–1918 гг. в советской научной и художественной литературе мало. Но однако они имеется. самый очевидный тому пример – творчество писателя Валентина Пикуля.

Именно он, вопреки кроме того всесильной цензуре, в первый раз немного открыл миллионам соотечественников величайшую тайну малоизвестной им войны.

В романе «Моонзунд» Пикуль, обрисовывая оборону Либавы в мае 1915 года, изобразил одного из её участников так:

«…Город как будто бы вымер. Со стороны парков слышалась стрельба. Последним прошел через Либаву штрафной матрос, отставший от собственной части.

Он волочил на сытом загривке пулемет «шоша».

На главной площади города лежал мертвый матрос, убитый выстрелом в лицо. Его оттащили за ноги в сторону и кинули в траву сквера».

А два года спустя, уже на протяжении обороны мыса Церель…:

«…Мимо комиссара здоровущий матрос протащил на своем сытом загривке пулемет «шоша». На вопрос, куда он его тащит, ответил честно:

— На пропой братишкам. На мызе с бароном договорились…

— Находись! Именем революции — не ползи, гнида!

— Иди ты…

Блеснул пламя из маузера. Пулемет, рушась сверху на убитого, раздробил ему череп около уха. Все было так нежданно, что Артеньев кроме того растерялся… Гарнизон притих, строй выровнялся».

Сознательно ли создатель покинул воскресшего матроса либо попросту недоглядел – сообщить точно сложно. Но в его творчестве имеется и более веское свидетельство – фрагмент текста миниатюры о генерале М. И. Драгомирове: «Но в то время, когда я думаю о Драгомирове, он почему-то предстает передо мною перед смертью. Я вижу его в степной глуши на хуторе недалеко от Конотопа, где из высокой травы стрекочут цикады.

в один раз тут раздались два выстрела — и выросли две могилы на хуторе. Сыновья Драгомирова наложили на себя руки, не в силах выносить отцовской деспотии…». Обращение тут идёт о генерале от кавалерии Абраме Михайловиче и генерал-лейтенанте Владимире Михайловиче Драгомировых, как мы знаем, помогавших до преклонных лет!

Генерал А. М. Драгомиров в годы Гражданской войны — если доверять Валентину Пикулю, погибший ещё в юности… http://romanovs-russia.blogspot.com

Но из-за чего воскрешение мертвецов оставалось сверхсекретным в течении века? Ответ представляется нам только один: власти скрывали, и скрывают .

В первые годы советской власти была выпущена брошюра «Как отличить мертвеца». Сходу по выходу из печати она угодила в спецхраны за семью грифами и печатями, только сравнительно не так давно став достоянием общественности.

Вплоть до конца 1990-х годов не было совершено ни одного комплексного изучения утрат Русской армии в 1914–1918 гг. с опорой на архивные источники. Но этому, наверное, воспрепятствовал запрет из высших эшелонов. Неповторимая картотека утрат русской армии в Первую мировую, будучи в годы ВОВ эвакуированной за Урал, сейчас хранится в районном архиве г. Ялуторовска Тюменской области.

О нём мало кто знает, и еще меньше исследователей смогут добраться до таковой глубинки.

В канун 100-летия начала Великой войны замалчиватьего выяснилось нереально. Как следствие, 30 января 2014 году по телевидению был продемонстрирован репортаж о якобы сенсационной находке — коллекции архивных документов, найденной почему-то в Тобольске. Наряду с этим обстановка с доступом к «Ялуторовскому архиву» не изменилась и вряд ли изменится.

Но правды не утаить. «De mortuis aut bene, aut nihil», — изрек древнегреческий философ Хилон ещё в VI в. до н.э. Воплощение кроме того данной максимы до сих пор остаётся неосуществимым, «nihil» непоколебим. Настало время припомнить иное высказывание того же мудреца и твердо направляться ему: «De mortuis — veritas!».

литература и Источники:

  • Отдел военной литературы Русском национальной библиотеки (ОВЛ РГБ). Инв. № 157/21. Л. 215–215об.
  • Российский национальный Военный архив (РГВИА). Ф. 803. Оп. 1. Д. 1855. Л. 123.
  • РГВИА. Ф. 803. Оп. 1. Д. 191. «Довольно долговечного дерева Иосифа Пашкова»;
  • Битвы на Немане и в Августовских лесах. Одесса, 1914. С. 16.
  • Князь Гавриил Константинович. В Мраморном дворце. М., 2001. С. 257.
  • Карелин В. А. Неприятность интернирования русских пленных Первой Мировой // Новая и новейшая история. 2010. № 1. С. 93–105.
  • Назаров В. Ю., Исаков В. Д. Организация судебно-медицинской экспертной работы Петербурга незадолго до Первой Мировой // Неприятности экспертизы в медицине. 2006. № 22–2. С. 53.
  • Орлов А. Я. О затмении солнца 8 августа 1914 г. Для г. Одессы. Одесса, 1914. С. 3–8.
  • Пикуль В. С. Моонзунд. М., 1999.
  • Пикуль В. С. Пень генерала Драгомирова // Этюды о прежнем. М., 1989. С. 422.
  • Сухова О. А. Десять мифов крестьянского сознания: Очерки истории социальной психологии и менталитета русского крестьянства (финиш XIX-начало ХХ вв.) по данным Среднего Поволжья. М., 2008. С. 427.
  • Фёдоров Н. Ф. Вопрос о братстве, либо родстве… // Собрание сочинений в 4-х тт. Т. 1. М., 1995. С. 244.
  • http://www.vesti.ru/videos/show/vid/573069/

14-я серия. 1914 год — Николай II


Похожие статьи, которые вам понравятся:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: