Пушечных дел мастер

Герои войны

Дабы охарактеризовать значение конструкторской работы Грабина для СССР времён войны, нужно подчернуть, что орудия (включая танковые), сделанные по проектам его КБ, по численности превышали все остальные орудия, употреблявшиеся в стране (включая пушки, произведённые по проектам вторых советских конструкторов, полученные по ленд-лизу либо же сохранившиеся с дореволюционных времён)

Трудиться главным конструктором советского конструкторского бюро (потом – КБ) военной направленности в 1930–40-е годы было занятием весьма почётным и одновременно с этим очень рискованным. Через чур велика была цена неточности, допущенной в работе, либо же небрежно сообщённого слова. Многие главные конструкторы сложили собственные головы в кровавой мясорубке, развернувшейся в стране в это время.

Другие же утратили свободу и, в лучшем случае, творилив лагерных «шарашках», а в нехорошем – томились в лагерях.

Но были и конструкторы, каковые, ратуя за обороноспособность страны, не опасались рисковать и смело высказывать собственное вывод, даже если оно шло вразрез с мнением управления, отстаивать его и обосновывать собственную правоту не только словами, но и делом. Как раз о таком конструкторе и отправится дальше обращение.

Из «иногородних» в конструкторы

Василий Гаврилович Грабин появился в 1900 году в семье отставного фейервекера (верховный унтер-офицерский артиллерийский чин в Русской императорской армии), что еле могпрокормить собственных одиннадцать детей. Семья жила в области Кубанского казачьего войска, но Грабины происходили не из казаков, а были «иногородними». В казачьих областях это машинально означало второсортность.

На практике такое положение выражалось в том, что у «иногородних» не было собственной почвы, при поиске работы у них появлялись дополнительные осложнения. Дети «иногородних» не могли ходить в те же школы, где обучались дети казаков, и в случае если казачьи дети обучались пять лет, то дети «иногородних» – 3 года. «Иногородних» не пускали на гуляния казачьей молодежи, казаки не роднились с ними, и т. д. Но революция 1917 года и последующая Гражданская война сильно поменяли обстановку. Ранее бывший несложным рабочим, в июне 1920 года Грабин делается курсантом объединённых командных направлений в Екатеринодаре.

Пушечных дел мастер
Василий Грабин в пятнадцатилетнем возрасте
Источник – litmir.net

В числе лучших курсантов его переводят в Петроградскую командирскую школу полевой тяжёлой артиллерии. Тут Грабин получает первый боевой опыт, в марте 1921 года участвуя в подавлении Кронштадтского восстания. В частности, 152-мм гаубичная батарея, в которой он служил, обстреливала мятежный форт «Тотлебен».

Практически сразу после этих событий Грабина переводят в Коломенское (бывшее Михайловское) артиллерийское училище, которое он и заканчивает в первой половине 20-ых годов двадцатого века.

Василий Грабин (слева) – курсант Петроградских артиллерийских направлений, 1921 год
Источник – kau.su

По окончании окончания учёбы с сентября 1923 года Грабин проходит службу в Красной армии, но в августе 1926 года его зачисляют в Военно-техническую академию РККА имени Дзержинского. Грабину повезло, потому, что в академии в то время преподавали корифеи русском артиллерии: создатель первого серийного российского зенитного орудия Ф. Ф. Лендер, ручных гранат и создатель взрывателей В. И. Рдултовский, конструктор лафетов и станков для пушек Р. А. Дурляхов, создатель научной работы «Теория стрельбы» П. А. Гельвих и другие.

При разработке 152-мм мортиры (собственной дипломной работы) Грабин размещает тормоз отката орудия под стволом, а накатник – над стволом. Это стало новшеством, которое Грабин в будущем применяет при создании множества новых артсистем.

Учитель Военно-технической академии РККА
П. А. Гельвих
Источник – kau.su

Взявших разностороннюю конструкторскую и теоретическую подготовку выпускников академии распределили между гражданскими организациями и различными военными. Грабин попал в число так называемых «тысячников» – тысячу выпускников армейских академий, которых направили в гражданские КБ, разрабатывавшие разные оружия.

В первой половине 30-ых годов двадцатого века молодого конструктора распределили на завод «Красный Путиловец». В этом Грабину кроме этого весьма повезло – он взял возможность лично познакомиться с людьми, каковые на протяжении Первой Мировой снабжали Россию высококлассными орудиями. Путиловский завод отличался высокой давними заводскими и культурой производства традициями.

Так, на этом заводе Грабин воочию заметил мастера, талантливого при нарезке ствола снимать железную стружку, толщина которой измерялась микронами. Тут он взял первый конструкторский опыт, участвуя в модернизации зенитного орудия собственного учителя, конструктора Ф. Ф. Лендера, к тому времени уже ушедшего из судьбы.

76-мм зенитная пушка примера 1914/15 годов
Источник – rusempire.ru
Постигая германскую науку

В первой половине 30-ых годов двадцатого века Грабина переводят в очень занимательную проектную организацию. Дело в том, что для ускорения развития собственной индустрии СССР всеми методами завлекал зарубежный опыт: закупались зарубежные станки, технологии, заключались договора с зарубежными экспертами.

КБ-2 Всесоюзного орудийно-арсенального объединения «Наркомтяжпром» было совместным немецко-советским проектом, где, по плану управления, германские конструкторы должны были передавать советским сотрудникам собственный опыт. Тут в первый раз проявился несгибаемый темперамент Грабина. Дело в том, что германские конструкторы к сотрудникам-«аборигенам» относились свысока.

Молодых советских конструкторов они не допускали к важной и творческой работе, практически применяя их в качестве несложных чертёжников либо копировальщиков. Немцы растолковывали такое положение вещей тем, что будущий конструктор обязан вычертить от трёх до пяти тысяч подробностей, перед тем как его возможно будет допустить к проектированию небольших узлов. При таковой программе обучения клиент взял бы подготовленных конструкторов не ранее чем через 6–10 лет.

Такое положение вещей не устраивало молодых советских конструкторов.

Грабин поставил вопрос ребром, объявив, что он и его коллеги должны заниматься делом, дабы набраться опыта. Глава германской команды в КБ-2 Фохт был с этим не согласен и совершил демарш, уехав в Германию. Грабина желали незаметно перевести на второе место работы, но в отыскивании правды он добрался до помощника главы оружий РККА комкора Н. А. Ефимова, что в приказном порядке обязал КБ-2 поменять стиль работы.

Скоро от одолжений германских конструкторов отказались всецело, но сотрудничество с ними выяснилось нужным – советские конструкторы смогли познакомиться с высокой культурой рабочих чертежей и внедрить её в отечественных КБ.

КБ Всесоюзного орудийно-арсенального объединения, в которое было переформировано КБ-2 по окончании слияния с КБ-1, в 1933 стало главным КБ-38 (потом ГКБ-38) Народного комиссариата тяжёлой индустрии. Но и оно продолжительно не просуществовало.

122-мм гаубица, созданная в КБ-2 совместно с германскими конструкторами
и принятая на вооружение в первой половине 30-ых годов XX века
Источник – coollib.com

В начале тридцатых годов прошлого века часть руководства Красной армии во главе с маршалом М. Н. Тухачевским «заболела» идеей динамо-реактивной артиллерии, предшественника современных противотанковых гранатомётов. Сделав вывод, что за этим видом оружий будущее, а хорошая артиллерия безнадёжно устарела, многие КБ, трудившиеся над созданием артсистем, ликвидировали. В конце 1933 года в их число попало и ГКБ-38.

В город Неприятный за «сладкой» судьбой

Инициативная несколько бюро во главе с Грабиным решила продолжать начатые работы в городе Неприятном, на заводе №92 (на данный момент – Нижегородский машиностроительный завод). Работы производились над проектами универсальной пушки А-52 и полууниверсальной пушки А-51 (Ф-20).

Полууниверсальная пушка А-51 (Ф-20), созданная в ГКБ-38 и доработанная в КБ завода №92
Источник – alternathistory.org.ua

Второй идеей-фикс советского руководства во главе всё с тем же маршалом Тухачевским была универсальная дивизионная пушка. В начале прошлого века в разных американских изданиях были опубликованы статьи, утверждавшие, что в Соединенных Штатах разрабатывается линейка артсистем, талантливых вести как пламя прямой наводкой либо с закрытых позиций, так и зенитный пламя. Не обращая внимания на то что информацией о принятии на вооружение аналогичных артсистем советское руководство не обладало, множество КБ взял заказ на разработку для того чтобы орудия.

Благодаря хлопотам Грабина кроме универсальной и полууниверсальной пушек его КБ в инициативном порядке дали сконструировать дивизионную пушку, талантливую вести пламя на углах до +75°, что приближало её по особенностям к двум первым, но наряду с этим делало орудие намного более лёгким и недорогим. Поясним, что в большинстве случаев угол наведения дивизионных пушек не делали выше +45°, соответственно и нагрузки на конструкцию пушки были меньше.

При выборе индекса для наименования будущих орудий юные конструкторы внесли предложение Грабину присваивать им индекс «Г», по первой букве его фамилии. Грабин от этого отказался, исходя из этого конструкторы КБ вычеркнули из алфавита все первые буквы собственных фамилий и из оставшихся выбрали букву «Ф».

Грабин в семейном кругу во время работы на заводе №92
Источник – kommersant.ru

В следствии совершённого 14 июня 1935 года для высшего управления страны масштабного показа последних артиллерийских разработок, в котором принимали участие и три орудия КБ завода №92, Сталину понравилась дивизионная пушка горьковчан. 11 мая 1936 года она была принята на вооружение в качестве главной дивизионной пушки Красной армии под индексом Ф-22.

76-мм дивизионная пушка Ф-22 примера 1936 года, созданная в КБ завода №92
Источник – rvsn.ruzhany.info

Но КБ не останавливалось на достигнутом. Оно тут же начало совершенствовать собственное детище, повышая его надёжность и делая его более экономным. Так на свет показалось второе серийное орудие КБ – Ф-22 УСВ (усовершенствованное). В первый раз на пушку установили стандартные автомобильные колёса от грузовика ЗИС-5.

Помимо этого, была повышена надёжность экстракции гильз кроме того при их деформации в казённике.

Наряду с этим в новой пушке употреблялось ровно 50% подробностей прошлой модели – Ф-22. В будущем для налаживания и ускорения проектирования поточного производства новых пушек КБ Грабина старалось максимально применять успешные наработки прошлых проектов.

В июле 1939 года пушка Ф-22 была снята с производства, и её заменила Ф-22 (УСВ). Но в начале 1941 года производство пушки было остановлено. Такое ответ Народного комиссариата обороны было вызвано, во-первых, исполнением мобилизационного замысла по дивизионным орудиям (мобилизационный резерв на 1 июня 1941 года составлял 5730 пушек, в наличии же было 8513 пушек), помимо этого, на разных КБ начались работы по проектированию 107-мм дивизионного орудия, которым в возможности собирались заменить 76-мм пушку.

Уже в недалёком будущем начало войны продемонстрирует всю ошибочность этого решения.

76-мм дивизионная пушка Ф-22 (УСВ) примера 1939 года КБ завода №92
Источник – ruzhany.info

Параллельно с Ф-22 (УСВ) создавались другие модернизированные варианты Ф-22 – антикоррозийная пушка Ф-35 для оружия подводных лодок и её палубный 76/51-мм вариант Ф-36 для оружия гражданских судов, мобилизованных на протяжении войны. Разработка обеих пушек была закончена в первой половине 40-ых годов двадцатого века, и они были рекомендованы рабочими группами к запуску в производство.

Но на вооружение их так и не приняли, поскольку клиенты от флота отказались от этих орудий, не обращая внимания на успешное исполнение задачи, поставленной ими конструкторам. Единственный экземпляр Ф-35 так и остался на подводной лодке «Щ-204», на которой он испытывался. Не отправилась в серию и гаубица Ф-25, кроме этого созданная КБ Грабина.

76-мм универсальная (умелая) артиллерийская установка с подлодки «Щ-204», погибшей
в ноябре 1941 года. Вес – 791 кг
Источник – ic.pics.livejournal.com

С подачи Грабина завод №92 стал первым предприятием, отказавшимся от временной разработки производства. Армейские клиенты в большинстве случаев торопили фабрики в производстве орудий по окончании их приёмки на вооружение.

Вместо того дабы разрешить фабрикам израсходовать пара месяцев на создание нужной оснастки и отработку валовой разработке, их заставляли сходу затевать делать пушки по временной разработке, что приводило к полукустарному производству с огромным нестабильным качеством и процентом брака готовых изделий. Грабин отказался заниматься таковой авральщиной, сознательно отправившись на конфликт с армейскими при внедрении на заводе №92 валового производства гаубиц М-30.

В следствии этого время, потерянное на создание оснастки, усовершенствование конструкции и отладку технологии гаубицы, завод с лихвой наверстал за последующие месяцы валового производства. Нужно подчернуть, что в те времена завод №92 был на хозрасчёте, исходя из этого благосостояние его работников во многом зависело от конструкторов и расторопности администрации. Благодаря новаторству Грабина работники завода №92 всегда получали премии, среди них и за рационализаторские предложения по понижению себестоимости продукции, и рабочего использования и оптимизации оборудования времени.

122-мм гаубица примера 1938 года (М-30), доработанная в КБ завода №92 и производившаяся
на этом же заводе по собственной разработке
Источник – fr.academic.ru

Не считая всего другого, на заводе №92 ввели новшество, разрешившее ускорить процесс приёмки орудий национальными рабочими группами. Программу заводских опробований новых прототипов по возке и стрельбе сделали такой же объёмной, как и полигонные опробования. Это разрешало заводчанам с полной уверенностью отправлять собственные «детища» на любые испытания и обеспечивать их уровень качества.

Новый производитель танковых пушек

Летом 1937 года на отдыхе Грабин знакомится с сотрудником Артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления (потом – ГАУ) Р. Е. Соркиным. Тот думал, что пушки, в то время находившиеся на вооружении советских танков, владели недостаточной мощностью. Наслышанный о передовых способах работы нового КБ, он внес предложение Грабину «выбить» для него государственный заказ на разработку танковой пушки на базе Ф-22.

Грабин дал согласие.

Рувим Евелевич Соркин
Источник – starodub-sv.ru

Исходя из собственного взора на тенденции мирового танкостроения, конструкторы решили не только создавать 76-мм танковые орудия, но и в инициативном порядке создать 85-мм танковое орудие.

Первая 76-мм танковая пушка взяла индекс Ф-32. Основное автобронетанковое управление (потом – ГАБТУ) не разделяло мнения конструкторов о необходимости оружия танков такими замечательными орудиями, исходя из этого разработчикам еле удалосьвзять в собственное распоряжение только лёгкий танк БТ-7, вооружённый 45-мм орудием. Конструкторы сделали вывод, что в случае если их пушка вместится в мелкую башню лёгкого танка, то в средний танк она поднимется и подавно.

Опробования пушки Ф-32 в танке БТ-7 при угле возвышения 90° и курсовом угле 27°. Весна 1939 года
Источник – historica.ru

Для новой пушки был создан совсем новый затвор, более простой в изготовлении и обращении – потом унифицированная конструкция этого затвора была применена во всех других разработках танковых пушек КБ Грабина. Длину отката пушки уменьшили до 30 см, а в производстве орудийного ствола решили применять высоколегированные стали для уменьшения его габаритов и веса.

Сейчас появилась необходимость убедить управление ГАБТУ в замене 76-мм танковой пушки Л-11 примера 1938 года конструкции И. А. Маханова (тогдашнего главного конструктора Кировского завода) на пушку их конструкции. При опробованиях, инициированных Грабиным и совершённых в мае 1939 года, у Л-11 был обнаружен недостаток, свойственный всем орудиям последних серий и конструкции.

Грабин знал об этом, поскольку по поручению главы ГАУ маршала Кулика уже дорабатывал казематное 76-мм орудие Маханова Л-17 сходной с Л-11 конструкции. Разумеется, как раз исходя из этого Грабин и инициировал эти опробования. Пушка Л-11 была снята с производства, а всё управление КБ Маханова в июне 1939 года подверглось аресту и расстреляно за вредительство.

Но в первой половине 40-ых годов двадцатого века, в то время, когда началось серийное производство танков КВ-1, на них устанавливали и грабинскую пушку Ф-32, и доработанную махановскую Л-11. Так как последних было произведено большое количество и было известно, как их необходимо дорабатывать, от уже изготовленных орудий решили не отказываться. К началу войны из 386 танков КВ-1, находившихся на вооружении Красной армии, 148 автомобилей были вооружены пушкой Л-11 и 238 – Ф-32.

Казематное орудие Л-17 примера 1940 года конструктора Маханова, доработанное Грабиным
Источник – slovnik.com

Во второй половине 30-ых годов XX века, в то время, когда работа над Ф-32 была в разгаре, ГАБТУ сформулировало новые тактико-технические требования для пушки, которая должна была поступить на вооружение средних и тяжёлых танков, находящихся в разработке. В частности, в требованиях указывалась баллистика для пушки длиной в 40 калибров, другими словами более настильная, чем у разрабатываемой Ф-32. Это разъяснялось противотанковой специализацией новой пушки.

КБ Грабина приступило к разработке, присвоив новой пушке индекс Ф-34.

Рабочие чертежи на Ф-34 были закончены к 15 марта 1939 года. Первоначально Ф-34 испытывалась на танке Т-28, для которого и предназначалась, а в ноябре 1940 года прошли её опробования на новом танке Т-34. В следствии пушка начала устанавливаться на Т-34, но на вооружение принята не была.

Сложилась парадоксальная обстановка – в начале войны пушка стояла на танках Т-34, прекрасно зарекомендовала себя в битвах, а принятой на вооружение не числилась. Обстановка «всплыла» на одном из профильных заседаний у Сталина. Тот дал распоряжение совершить положенные опробования постфактум и принять орудие на вооружение, что и было срочно выполнено.

Всего за период с 1940 по 1944 год было произведено 38 580 орудий Ф-34 – это была самая массовая танковая пушка Второй мировой.

Производство танков Т-34-76. На переднем замысле – 76,2-мм пушки Ф-34 примера 1940 года.
Цех Челябинского Кировского завода, 1943 год
Источник – waralbum.ru

Фактически параллельно с конструированием пушки Ф-34 КБ начинает создавать 85-мм, 107-мм и 122-мм танковые пушки, применяя в них наработки из созданных ранее полевых пушек. Затраты на инициативные научные изыскания завода покрывал главбух завода №92 В. И. Бухвалов, относивший «неразрешённые» затраты на себестоимость «разрешённых» проектов.

Экспериментальный тяжёлый танк КВ-3, вооружённый танковой 107-мм пушкой ЗИС-6 КБ завода №92.
Ни танк, ни пушка в серию не пошли
Источник – gamer.ru

85-мм пушка Ф-30 испытывалась на танке Т-28 по обстоятельству того, что КВ-1 заводу так и не дали. В декабре 1940 года Кировский завод выпустил умелый танк КВ-220, вооружённый данной пушкой, но ни танк, ни пушка в серию не пошли.

Экспериментальный тяжёлый танк КВ-220, вооружённый танковой 85-мм пушкой Ф-30 КБ завода №92
Источник – dev.theaces.ru

Для установки в танк КВ-1 пушка Ф-34 была переработана, в следствии чего показалась пушка Ф-27, позднее взявшая индекс ЗИС-5. Завод №92 начал называться заводом им. Сталина, исходя из этого индекс сменился с «Ф» на «ЗИС».

В декабре 1941 года КБ провело работы по установке пушки ЗИС-5 в приобретаемые по ленд-лизу британские танки «Матильда», 40-мм орудия которых не устраивали руководство РККА.

Новая пушка взяла индекс ЗИС-96.

Экипаж на броне советского тяжёлого танка КВ-1 с литой орудием и башней ЗИС-5
Источник – waralbum.ru

Английский танк «Матильда II» с пушкой ЗИС-96
Источник – foto-transporta.ru
Противотанковая ЗиС-2

Во второй половине 1940 года в инициативном порядке была спроектирована и выполнена в металле легендарная 57-мм противотанковая пушка ЗИС-2. В первой половине 40-ых годов двадцатого века было выпущено всего 371 такое орудие, по окончании чего производство было остановлено, и в первой половине 40-ых годов XX века пушка не производилась.

Но в то время, когда 18 января 1943 года на Ленинградском фронте были захвачены проходившие боевые опробования танки Pz.VI «Тигр», советское руководство с удивлением для себя поняло, что из всех противотанковых пушек Красной армии лишь ЗИС-2 пробивают его броню. Производство ЗИС-2 было сразу же возобновлено.

57-мм противотанковая пушка ЗИС-2 примера 1941 года
Источник – gerodot.ru

Часть этих пушек была установлена на полубронированный тягач Т-20 «Комсомолец». Оказавшаяся самоходная установка открытого типа взяла индекс ЗИС-30. Всего было произведено около 100 единиц данной техники, которая употреблялась на фронте в 1941–42 годах.

Советская лёгкая противотанковая САУ открытого типа ЗИС-30
Источник – http1941-1945.at.ua

Так как тягачей не хватало, в первых числах Октября 1941 года была создана САУ ЗИС-41 – ствол пушки ЗИС-2 установили на бронированное шасси полугусеничного автомобиля ЗИС-22М. В серию эта САУ не отправилась, поскольку производство машин ЗИС-22М было остановлено.

Советская экспериментальная противотанковая САУ ЗИС-41
Источник – valka.cz

Для установки на танки Т-34 часть пушек ЗИС-2 была изготовлена в танковом варианте под индексом ЗИС-4. Бронированные автомобили с этими пушками считались специальными истребителями танков. Первоначально было выпущено около 30 пушек, по окончании чего её мощность посчитали избыточной.

По окончании появления на поле боя германских «Тигров» производство этих пушек было возобновлено в модернизированном варианте ЗИС-4М.

Но к началу осени 1943 года их производство снова прекратили в связи с продвижением работ по созданию 85-мм танковых пушек С-53 и ЗИС-С-53.

Танк Т-34-85 на берлинской улице в мае 1945 года. Танк с пушкой ЗИС-С-53 поздних выпусков 1944 года
Источник – waralbum.ru
Новые пушки на новом месте

В первой половине 40-ых годов двадцатого века Грабин и костяк его КБ переезжают в Подмосковье, в город Калининград (современный Королёв) – сбылась мечта конструктора о создании Центрального артиллерийского конструкторского бюро (потом ЦАКБ). Во второй половине 40-ых годов двадцатого века его переименовали в Центральный НИИ ЦНИИ-58. В этом КБ и была создана известная 85-мм танковая пушка ЗИС-С-53, которой был вооружён танк Т-34-85, 100-мм противотанковая пушка БС-3 и множество вторых артсистем.

В первой половине 40-ых годов двадцатого века Грабин вместе с коллективом КБ передал в Фонд обороны Сталинскую премию, присуждённую ему за создание танковых и противотанковых орудий.

Дабы охарактеризовать значение конструкторской работы Грабина для СССР времён войны, нужно подчернуть, что орудия (включая танковые), сделанные по проектам его КБ, по численности превышали все остальные орудия, употреблявшиеся в стране (включая пушки, произведённые по проектам вторых советских конструкторов, полученные по ленд-лизу либо же сохранившиеся с дореволюционных времён).

Самым массовым орудием Второй мировой, самым успешным орудием в мире того периода по праву считается дивизионное 76-мм орудие ЗИС-3, созданное КБ завода №92 в первой половине 40-ых годов двадцатого века. Оно есть од

Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: