Реальный сектор — прежде всего

Вадим Гриб делится своим видением того, какие конкретно меры необходимо предпринять для оздоровления экономики
То, что сейчас делает правительство с проблемными банками — полумеры. Неприятности значительно глубже. Банки — это только денежный посредник между инвестором и предприятием.

Большая часть неприятностей появляется именно на предприятиях, каковые не соизмеряли риски и взяли на себя невыполнимые в условиях падения количества продаж обязательства.
Сейчас банки требуют погашения обязательств, не смотря на то, что и сами знают, что во многих случаях это невозможно. Чрезмерно твёрдая позиция может привести к окончательной остановке бизнеса, и тогда банк останется с проблемами и мёртвым оборудованием по его реализации. Сказать на данный момент о том, что оборудование или целостный комплекс возможно реализовать — это страшилка, на практике же сейчас рынок продавцов, а не клиентов и реализовать его фактически нереально.

И не нужно забывать, что одна из обстоятельств кризиса — перепроизводство, т. е. вторыми словами подобного оборудования в избытке, поскольку рынок развивался весьма скоро и на многих фирмах сейчас оборудование загружено на 50% от планируемых мощностей.Реальный сектор — прежде всего
Собственники же фирм знают, что сейчас они не смогут выполнить собственные обязательства. Исходя из этого их стратегия — максимально тащить время (сейчас еще возможно приобретать пользу, не платя банкам по обязательствам).
Другие идут по пути инициирования фиктивного банкротства или вывода активов на не обремененные долгами предприятия. В итоге в проигрыше, в первую очередь, банки, но за ними и настоящий сектор экономики, потерявший возможность кредитования. Существующие механизмы денежной помощи банков со стороны страны (рекапитализация банков) не решают главной неприятности — помощи настоящего сектора.

Приобретая рефинансирование со стороны НБУ, банки применяют средства для валютных спекуляций, покрытия кассовых разрывов, выплаты средств вкладчикам (каковые не возвращают их в финансовую систему). Так, рекапитализация не ведет к повышению кредитования настоящего сектора.
Что возможно было бы делать в ситуациидля оздоровления экономики в целом?
Во-первых, нужно обозначить список главных для восстановления экономики отраслей и выработать механизм влияния на управление предприятием. Именно там были созданы все неприятности, соответственно должен быть предусмотрен правовой механизм собственников и смены менеджмента. На мой взор, это возможно сделать методом конвертации долга в капитал компаний.

На сегодня во многих случаях у кредитора не существует другого приемлемого метода минимизировать собственные убытки. В существующем правовом поле сделать это в отношении предприятия сложно, не смотря на то, что и вероятно — приложив большие упрочнения квалифицированной команды экспертов. Определенные законодательные трансформации значительно ускорили бы эти процессы в Украине.
Во-вторых, нужно поменять положения НБУ касательно влияния доли и норм резервирования проблемных кредитов на необходимые нормативы. Имеет суть минимизировать негативные последствия при убыточной для банка продажи активов по текущей рыночной цене, поскольку эти убытки в любом случае уже существуют в балансах в латентном виде.

Так что затягивание решения проблемы не меняет ничего по сути, а скорее сокращает степень свободы для банка при ответе неприятности очистки баланса от проблемных активов. Быть может, нужно пересмотреть правила резервирования при инвестировании в уставный капитал заемщика, если оно является обменомдолга на корпоративные права.
В-третьих, учитывая, что финансовая система, как показывает и зарубежный опыт, не может самостоятельно решить вопрос помощи приоритетных отраслей, стране нужно создать механизм, к примеру, в виде суверенного фонда, в который государство (с другими инвесторами) инвестируетдля выкупа у банков проблемных активов в приоритетных отраслях по текущей рыночной цене.
Задача для того чтобы фонда — поднять цену выкупленных активов и сгладить негативные последствия для крайне важных отраслей.
Для этого по окончании конвертации фондом долгов проблемного предприятия в капитал возможно реализовать разные сценарии санации фирм:
— организация продажи части взятых активов на аукционах;
— передача в управление на условиях оплаты долга;
— конвертация долга в проведение и капитал собрания акционеров по выработке замысла оздоровления предприятия, найму нового менеджмента и .т. д.
Через два-три года рынок начнет разворачиваться в сторону роста. И тогда фонд может реализовывать оздоровленные фирмы, что похоже на реприватизацию с последующей приватизацией. В этом ничего ужасного нет, потому, что передел собственности во время кризиса — закономерный и, по сути, неотвратимый процесс.

И если он будет прозрачен, то постоянно приветствуется более действенный хозяин, от чего побеждает вся экономика.

Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.