Рождение индонезии: победа над федерализацией

Итогом первой «полицейской операции» голландских колонизаторов стали Ренвильские соглашения 1948 года, поставившие Республику Индонезия в непростое положение. Вместо суверенного страны, распространявшего власть на всю территорию бывшей Нидерландской Индии, она была только одним из субъектов в составе федеративного страны Соединённых Штатов Индонезии, остававшегося под номинальной властью голландского монарха. Мир на таких условиях был очень хрупким.

Дарул-Ислам и Мадиун

Не обращая внимания на Ренвильские соглашения, голландцы продолжали фактическую блокаду территории Республики. Утрата главных продуктовых районов, наплыв беженцев (население Джокьякарты увеличилось с 300 000 до 900 000 человек) быстро ухудшили социально-экономическое положение Индонезии. Появились проблемы с поставками медикаментов и продовольствия, цены на товары первой необходимости удвоились.

Была прервана почтовая и телеграфная сообщение республиканских территорий с окружающим миром.

Всё это стало причиной в Индонезии важный внутриполитический кризис.

Положение в Индонезии на 1 декабря 1948 года

Весной 1948 года на западе Явы отряды исламистской милиции, не признавшие Ренвильских соглашений, начали собственную войну в один момент против индонезийских коллаборационистов «и голландцев», провозгласив Дарул-Ислам («Исламское государство»).Рождение индонезии: победа над федерализацией Эта война продлится полтора десятилетия.

Но основная опасность Республике, как выяснилось, угрожала со стороны коммунистов. Левые отказались войти в новый президентский кабинет во главе с Хаттой и деятельно применяли политические и экономические неприятности для критики правительства.

Громаднейшее недовольство левых вызывала начатая кабинетом Хатты по инициативе полковника Насутиона (начальника самая боеспособной части республиканской армии – дивизии «Силиванги») «рационализация армии» – сокращение регулярных воинских частей, создание полноценной командной структуры и роспуск бессчётных толком никому не подчинявшихся милиционных формирований.

Вместо аморфной 350-тысячной массы кое-как вооружённых людей Республика пробовала создать 160-тысячную прекрасно вооружённую и оснащённую армию. Это сопровождалось массовыми сокращениями. Семь территориальных дивизий на Яве объединялись в три – «Силиванги», «Бравиджая» и «Дипонегоро».

Коммунисты, выступая под лозунгом «массовой революционной народной армии», решительно сопротивлялись таким действиям, в организации которых обвиняли «тайных голландских агентов». Неудивительно, что под сокращение прежде всего попадали те воинские части, в которых самые сильным было влияние левых. Регулярными стали междоусобные вооружённые столкновения, убийства и похищения офицеров с обеих сторон.

Летом 1948 года по окончании 13 лет эмиграции из СССР в Индонезию возвратился исторический фаворит индонезийских коммунистов Мановар Муссо. Он критиковалиндонезийскую революцию как «буржуазную» и заявлял на больших митингах о необходимости перерастания её в «пролетарскую».

Коммунистический митинг в Индонезии, 1948 год

Утром 18 октября 1948 года подразделения 29-й бригады, контролируемой коммунистами, захватили главные объекты в городе Мадиун в 75 километрах восточнее Суракарты (Соло). В 10 утра комбриг полковник Сумарсоно заявил по радио о создании «национального военного правительства региона Мадиун» и призвал к общему восстанию для свержения правительства Республики.

Прибывшие скоро в город фавориты коммунистов Муссо и Амир семь дней поддержали восстание. Муссо в обращении по радио назвал Сукарно и Хатту «квислингами, реализовавшими Индонезию американским империалистам». Коммунистические фавориты, полагая, что осуществляют контроль треть армии, сохраняли надежду на общее восстание.

Но его не последовало.

Индонезийцы массово восприняли попытку восстания в Мадиуне как «удар в пояснице» Республике. Кроме того многие левые организации, а также коммунисты Суматры, поспешили отмежеваться от авантюры собственных фаворитов. На массовых митингах в поддержку Республики участники выкрикивали: «Коммунисты, убирайтесь в Москву!»

Позднее индонезийские власти прямо обвиняли Муссо и Шарифуддина в связях с голландскими разведслужбами.

К 30 сентября Мадиун был окружён двумя бригадами дивизии «Силиванги», поддержанными мобильной бригадой полиции. Но ещё незадолго до коммунистические части успели покинуть город, и ушли в горы, где собирались развернуть партизанскую войну.

Отряд индонезийских коммунистов

При отсутствии народной помощи эта выдумка провалилась. Одного за другим правительственный части уничтожали «предателей, не заслуживающих снисхождения». 31 октября воинами был убит фаворит коммунистов Муссо, 1 декабря в числе последних был захвачен занимаюший ранее пост министра обороны и глава правительства Индонезии Амир Шарифуддин.

На протяжении Мадиунских событий погибли от 4 до 8 тысяч людей; много коммунистов, среди которых были их будущие фавориты Айдит и Лукман, нашли убежище на контролируемых голландцами территориях.

Амир Шарифуддин и 10 вторых коммунистических фаворитов был казнены утром 19 декабря, в то время, когда правительственные армии покидали Джокьякарту из-за новой голландской операции.

Вторая «полицейская операция»

Острый внутриполитический кризис в Республики Индонезия голландские власти решили применять для решения вопроса с «мятежниками». Они обвинили Республику в неспособности навести порядок и «недоговороспособности».

Назначенный главным представителем голландской короны в Индонезии занимаюший ранее пост премьера Луис Бейл поставил перед армией задачу положить финиш «республике как такой в качестве стороны конфликта». По окончании удаления «экстремиста» Сукарно и его соратников, вычисляли голландцы, возможно было бы и дать независимость Индонезии во главе с умеренными проголландскими политиками.

На Суматре и яве было сосредоточено 145 тысяч голландских солдат: 80 тысяч из тысяч и вооружённых сил 65 Нидерландов из Королевской Нидерландской Ост-Индской армии (КНИА). Утром 19 декабря 1948 года эти войска неожиданно начали вторую «полицейскую операцию» (операция «Краай»).

Ударный полк принца Бернарда (Regiment Stoottroepen Prins Bernhard) армии Нидерландов на дорогах Явы, 1948 год

Основной удар наносился по республиканской столице Джокьякарте.

В 6:45 на аэропорте Магуво в 6 километрах восточнее города был высажен парашютный десант. 900 «зелёных беретов» — парашютистов КНИА под руководством полковника Дирка Рейнхардта ван Лангена по окончании маленького боя с несколькими десятками кадетов индонезийских ВВС захватили аэропорт. После этого на аэропорт самолётами из Джакарты было переброшено 2 тысячи солдатах и много техники.

Выброска десанта с «Дакоты»

В один момент голландские «Митчеллы» и «Спитфайры» бомбили Джокьякарту. Ими была стёрта с лица земли радиостанция. Немногочисленные командование армии и республиканские войска покинули столицу без боя.

К 3 часам дня Джокьякарта была занята голландцами. Республиканское правительство во главе с Сукарно и Хаттой, отказавшееся отойти вместе с армией, было захвачено колонизаторами и интернировано в Парапате на Суматре. Голландцы при захвате Джокьякарты утратили одного человека убитым и трёх – ранеными.

Голландские механизированные колонны двигались с запада и востока Явы навстречу друг другу. В северной части прибрежной полосы Явы были высажены морские десанты. К вечеру 24 декабря все главные пункты на Яве были забранными под контроль голландцев, к утру 25 декабря были достигнуты цели операции на Суматре.

Уже в последних числахДекабря 1948 года главноком армиями генерал Споор заявил: «Операция близка к окончанию. Немногочисленное оставшееся сопротивление будет подавлено за пару-тройку недель».

Голландские власти официально заявили, что больше не признают Республику Индонезия и все заключённые с ней соглашения.

Голландские воины на Яве, 1949 год

Но «пара-тройка» недель сменилась месяцами, а сопротивление колонизаторам лишь увеличивалось.

Не планируя вступать в прямые битвы с голландскими армиями, индонезийцы отошли на заблаговременно подготовленные базы в горах и сельской местности, развернув крупномасштабную партизанскую войну. Они разрушали мосты, минировали дороги, устраивали засады на вражеские конвои, перерезали телефонные линии связи, взрывали железные дороги. Особенное значение уделялось нападениям на плантации и предприятия с уничтожением складов шедшей на экспорт продукции.

К марту 1949 года наземное сообщение между городами Явы было практически парализовано. Голландцы утратили до половины собственной военной техники, многие гарнизоны снабжались лишь по воздуху.

Голландский «Шерман» в кювете на Яве

Наряду с этим индонезийцы распространили территорию проведения собственных операций и за «линию ван Моока». Дивизия «Силиванги» совершила собственный «Великий поход» на запад Явы, а индонезийские морпехи развернули партизанскую войну в джунглях Южного Калимантана. Возобновилась активность республиканских партизан на Бали и Сулавеси.

Практически сейчас власть голландцев не распространялась за пределы городов. О степени «контроля» (правильнее, его полного отсутствия) колонизаторов над сельской местностью говорит таковой факт, что целый период второй «полицейской операции» штаб руководившего индонезийскими армиями на Яве полковника Насутиона размешался в деревне Керурун у древних руин Прамбанана, всего в 18 километрах от Джокьякарты.

Но кроме того в городах колонизаторы не могли ощущать себя в безопасности. Индонезийцы организовали множество дневных атак и ночных на разные города Суматры и явы. Их военное значение было мало, но они наделали большое количество шума в мире и деморализовали силы неприятеля.

Голландский конвой на Яве, 1949 год

Важнейшая из этих операций случилась 1 марта 1949 года, в то время, когда примерно в шесть часов утра две тысячи индонезийских бойцов под руководством полковника Сухарто неожиданно захватили главные пункты в центре Джокьякарты. Перебросив подкрепления, голландцы спустя пару часов битв смогли вернуть контроль над городом.

В аналогичной ситуации очень сильно понизился боевой дух голландских солдат. Обыденными явлениями стала продажа боеприпасов и голландского оружия индонезийским партизанам. Позднее, на протяжении расследования в голландском парламенте, приводились цифры, что весной 1949 года до 40% поступавших в страну армейских грузов в итоге появились в руках индонезийских республиканцев.

«Полицейская операция» привела к всеобщему осуждению в мире. Совбез ООН в январь 1948 и декабрь 1949 годов принял резолюции с требованием возвращения и немедленного прекращения огня республиканского управления Индонезии.

В Соединенных Штатах царило общее возмущение. Нидерланды получили от Америки по «замыслу Маршалла» для восстановления по окончании Второй мировой 475 миллионов американских долларов, истратив наряду с этим на войну в Индонезии 434 миллиона. Практически, деньгами американских плательщиков налогов оплачивался «неэффективный и пещерный колониализм».

В марте 1949 года конгресс США замораживает помощь Нидерландам по «замыслу Маршалла», США и Англия вводят эмбарго на поставки вооружения, Австралия, Индия и Новая Зеландия объявляют полный бойкот голландским товарам.

Подвергшись интернациональному осуждению и поняв явную бесперспективность военной кампании в сложившихся условиях, в мае 1949 года правительство Нидерландов дало согласие на мирные переговоры при посредничестве ООН.

Выступая в протест этого, просил об увольнении главный представитель Бейл. А 25 мая в Джакарте неожиданно погиб 47-летний главноком Споор. Ходили слухи, что он был отравлен в связи с попыткой расследования коррупции в рядах армии.

Уход двух основных голландских «ястребов» очень сильно поспособствовал прогрессу мирных переговоров.

В середине июня голландцы покинули Джокьякарту, а 6 июля в город возвратилось республиканское управление во главе с Сукарно.

Перемирие на Яве получило юридическую силу 11 августа, на Сумарте – 15 августа.

Незадолго до этого, 7 августа, 5-я бригада индонезийской армии под руководством полковника Сламета Рияди захватила неожиданной атакой Суракарту (Соло). Не смотря на то, что по окончании 4-х дней битв голландским «зелёным беретам» и удалось вернуть контроль над городом, уже на следующий сутки голландский полковник ван Оль должен был передать его всё тому же Рияди.

Церемония передачи контроля над Суракартой, 11 августа 1949 года
Независимость Индонезии

Конференция в форме «круглого стола» в Гааге удачно завершилась 31 октября 1949 года. По соглашению до 1 января 1950 года Соединённые Штаты Индонезии (СШИ) в составе 16 штатов (Республика Индонезия была самым большим из них) и 9 особенных территорий приобретали независимость. Это государство входило в состав Нидерландско-Индонезийской Унии во главе с королевой Юлианой, в рамках которой стороны должны были согласовывать собственные позиции в регионах обороны, торговли и внешней политики.

Гарантировались все имущественные права голландцев в Индонезии.

Подписание соглашения по результатам конференции в Гааге, октябрь 1949 года

Громаднейшие споры привели к статусу Западной Новой Гвинеи и вопрос внешнего долга колонии, но и по ним удалось достигнуть компромисса.

27 декабря 1949 состоялась официальная передача суверенитета от Нидерландов к СШИ, а на следующий сутки президент Сукарно триумфально возвратился в Джакарту.

К середине 1950 года голландские флот и армия покинули Индонезию, колониальная армия КНИА была распущена. Война закончилась. Она обошлось в 5 тысяч жизней жизней и 130–140 тысяч голландцев индонезийцев.

Унификация Республики

Опоздали высохнуть чернила под соглашением о независимости, как власти Республики в открытую забрали курс на ликвидацию независимых «штатов» и создание унитарной Республики.

Карта Соединённых Штатов Индонезии на начало 1950 года

«Федерализация» для индонезийских патриотов стала синонимом слова «неоколониализм», ширмой для попыток бывших колонизаторов удержать под своим контролем Индонезию. Уже спустя семь дней по окончании передачи власти «штаты» друг за другом стали отказываться от собственной автономии и входить в состав Республики.

23 января 1950 года в попытке помешать этому пара сот бывших бойцов КНИА под руководством отставного капитана Вестерлинга предприняли попытку вооруженного мятежа. Не смотря на то, что мятежникам на время удалось захватить Бандунг, большой город на западе Явы, в целом поспешный и не хорошо подготовленный путч закончился провалом.

Результаты путча в Бандунге, 1950 год

Капитан Вестерлинг сбежал в Сингапур, а республиканские власти применяли путч в качестве предлога для расправы над собственными соперниками – приверженцами федеральной Индонезии во главе с султаном Понтиниака Хамидом II. Те были обвинены в попытках в завуалированной форме сохранить голландское колониальное правление.

19 мая 1950 года СШИ были практически ликвидированы. В Сутки независимости Индонезии 17 августа была воссоздана унитарная Республика Индонезия.

В апреле 1950 года воины-амбонцы КНИА подняли восстание на острове Амбон, провозгласив на островах с в основном христианским населением свободную Южно-Молуккскую Республику. Амбон был захвачен федералами по окончании боёв не на жизнь а насмерть в ноябре 1950 года. Ещё несколько лет мятежники партизанили в джунглях Серама.

Обиженные столь явным нарушением Джакартой всех соглашений, голландцы отказались выполнить собственную часть соглашений – передать Западную Новую Гвинею под контроль индонезийских правительства. Данный конфликт тянулся до начала 60-х годов.

Литература:

  • Цыганов В. А. История Индонезии. Ч. 2 — М.: Изд-во Столичного ун-та, 1993
  • Joseph H. Daves. The Indonesian Army from Revolusi to Reformasi: Volume 1 — The Struggle for Independence and the Sukarno Era — CreateSpace Independent Publishing Platform, 2013
  • Nicholas Tarling. Britain, Southeast Asia and the onset of the Cold War, 1945–1950 — Cambridge University Press, 1998
  • Adrian Vickers. A History of Modern Indonesia. — Cambridge University Press, 2005

Похожие статьи, которые вам понравятся:

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.