Русские герои первой мировой: новый взгляд

Герои войны

Тема героизма и героев в годы Первой Мировой до недавнего времени была мало знакома широкому кругу интересующихся военной историей. Но в 2014 году — к столетию начала Великой войны — был опубликован громадный количество сведений о той эре. Но в публичном сознании обстановка не через чур изменилась если сравнивать с советским периодом.

Тогдашний скромный пантеон из Брусилова, Нестерова и еще нескольких персоналий сменился коллективным образом защитников крепости Осовец. До последнего времени кроме того не было вразумительного ответа на тривиальный вопрос: что воображал собой русский героизм времен Первой мировой?

В первый раз исчерпывающий ответ на него исследователь Константин Пахалюк, выделивший следующие объективные показатели героизма:

  • формальный – факт наличия Георгиевской награды;
  • моральный – готовность храбреца к самопожертвованию;
  • результативный – успех, как результат совершенного подвига.

Наряду с этим подвиг необязательно должен был соответствовать каждому элементу данной триады. Его имела возможность отличать и раздельно забранная черта.

Само собой разумеется, самым известным храбрецом 1914 года стал приказный 6-й много 3-го Донского казачьего полка Козьма Крючков. Образ первого Георгиевского кавалера Великой войны стал следствием масштабной PR-кампании, создавшей в буквальном смысле «лубочного храбреца».

«Численность соперника увеличивалась до 27 а также до 32 человек, причем соперник поголовно истреблялся. Значительно чаще на счету Крючкова именовалось 11 убитых неприятелей. Были и совсем фантастические комментарии, к примеру, как одним перемещением руки Крючков оторвал у неприятелей сходу две пики, которыми начал действовать, как обратил в бегство целый эскадрон либо кроме того целый гусарский полк»,

– пишет историк С. Г. Нелипович.

Сейчас мы располагаем точной картиной случившихся событий. Четверо казаков разъезда (Василий Астахов, Михаил Иванков, Козьма Иван и Крючков Щегольков) у фольварка Александрово настигли кавалеристов 2-го эскадрона 9-го конно-егерского полка. Случился бой при соотношении сил 3:1 в пользу немцев.

Крючков завладел неприятельской пикой и умело защищался ею от нескольких неприятелей. Начальник разъезда Астахов прикончил вражеского офицера, Крючков также убил одного из конных егерей. Иванков и Щегольков ранили по одному сопернику. Важную помощь разъезду оказала огневая помощь русской пехоты.

Казаки действовали храбро и удачно.

Все они были без шуток ранены на протяжении боя – тот же Крючков «взял шестнадцать колотых пикой ран в пояснице, плечо, предплечье, ухо, и у него разрублены палашом три пальца правой руки».

Рассказ об данной стычке продолжительно ли, кратко ли, но достиг ушей командующего 1-й русской армией генерала от кавалерии П. К. фон Ренненкампфа. Он и наградил Крючкова Знаком отличия Армейского ордена (Георгиевским крестом) 3-й степени. Но, последний и сам не лез за словом в карман, живописуя события подвига и умножая число неприятелей… Но нет необходимости и никакого смысла попрекать этим храброго казака.

Его подвиг исказили до неузнаваемости другие.

Русские герои первой мировой: новый взгляд
Передовица издания «Искры» с легендарной Козьмы версией и портретом Крючкова его подвига

Но случались и обратные обстановки. Подчас геройские действия русских армий обнаружили придуманными, а потому не заслуживающими призов. К примеру, в 1916 году 11 казаков захватили австрийскую артиллерийскую батарею из четырех орудий с пехотным прикрытием и расчётами.

Начальник разъезда подъесаул Скворцов вспоминал, что они выехали на позицию неприятеля, одолев бугор, на склоне которого пребывала батарея. «Полагая, что живыми им уже не выбраться, сняв папаху и перекрестившись, начальник повел казаков в наступление: «Айда, хлопцы, в Царство Небесное!». И ринулись на неприятеля…».

Австрийцы побросали оружие и сдались в плен. Георгиевская Дума отказала подъесаулу Скворцову в ордене. Описание подвига и в самом деле приводит к вопросам: из-за чего охранение батареи не сопротивлялось? Выходила ли она на закрытую позицию, либо уже была развернута?

И в случае если так, то где были наблюдатели и корректировщики? Увы, им суждено остаться риторическими.

Но и отказать казакам в отваге никак запрещено.

Казаки Кубанского конного отряда особенного назначения с сотенным значком.

http://humus.livejournal.com

Но героизм исчерпывался не только успешными действиями в атаке. Иногда он заключался в стойкости перед лицом неминуемой смерти. 14 (27) июля 1916 года подпоручик 21-го Сибирского стрелкового полка Александр Вараксин в сражении у деревни Линевка (сейчас – Волынская область) был со своей ротой окружен превосходящими силами соперника…

«…Предложения сдаться Вараксин отверг… словами «Русский воинов не сдается», начал стрелять из револьвера и приказал собственной маленькой кучке храбрецов живыми в плен не сдаваться. Расстреляв все патроны, подпоручик Вараксин угрозой штыком не давал возможности сопернику пробраться в окоп, тогда немцы открыли стрелки и ураганный огонь во главе со своим начальником пали мертвыми. Лишь тогда соперник осмелился атаковать окоп, защищаемый уже мертвыми, и тело убитого подпоручика Вараксина было поднято на штыки».

Об данной «обороне мертвецов», не в пример «атаке…» в Осовце, широкому кругу доселе было неизвестно. Мы не знаем продолжения данной истории, но, возможно, тело храбреца не оставили на поругание неприятелю. В годы Крымской войны матрос Петр Кошка прославился на всю Россию, в то время, когда под ливневым дождем французских пуль спас кощунственно выставленное в траншее тело русского сапера. Полвека спустя храбрецы под стать ему еще остались:

«Рядовой КРЮЧКА Михаил Матвеевич в сражении с германцами 6-го марта 1916 года на позиции у ф[ольварка] Харанжишки и д[еревни] Видеоклипы при весьма тяжёлой обстановке под сильном артиллерийском, пулеметным и ружейным огнем соперника вынес из под германских окопов труп убитого штабс капитана Глоба-Михайленко».

Георгиевские кавалеры 11-го гренадерского Фанагорийского полка.
http://ria1914.info

Наконец, являлся ли геройством любой храбрый поступок, идеальный на фронте? Нет, такое обобщение было бы неверным. Тут между геройством и лихостью проходит неочевидный кровораздел.

«День назад оседлал собственного любимца «Янычара», так кличут мою лошадь, и отправился на протяжении германских позиций по железной дороге, настроение было безрадостно тяжелое, маленький лес закрывал меня от взглядов неприятеля, мне захотелось подразнить его (что я делаю в то время, когда у меня не легко на душе). Я отправился к уничтоженной станции, откуда начиналось открытое место, замаскированное искусственно очень не хорошо. Около меня был врач, что отправился со мной, но при первом разрыве боеприпаса скоро ретировался восвояси.

Я качнул собственного «Янычара» и помчался вперед, боеприпасы рвались, перелетая и не долетая, наконец, получил пулемет и под смех смерти я вышел из под обстрела. Моим партнером сейчас я имею смерть, но пока жизнь побеждает…»,

– писал некто Новиков собственному родственнику в станицу Смоленскую Кубанской области в марте 1917 года. Он испытывал судьбу, а, быть может, что и сознательно искал смерти в условиях разложения армии. Обрисованный сюжет ярок и хорош запечатления в мастерстве.

Но в случае если прапорщик Григорий Печорин был храбрецом собственного времени, то Новиков вряд ли притязал на данный титул. Но, и время было уже совсем иным…

Упомянутые в статье поступки и имена – только единицы из тысяч примеров, сохранившихся в истории Первой Мировой. Пахалюк, не считая свойственных героизму линия, внес предложение и классификацию храбрецов: «Возможно сказать о существовании отдельных образов храбрецов-полководцев, храбрецов-офицеров, храбрецов-нижних чинов, храбрецов-дам, храбрецов-православных героев и священников-детей». Любая из этих категорий заслуживает раскрытия в отдельных статьях.

Данным материалом Warspot открывает цикл статей о героизме и героях в 1914–1918 годах — смотрите за обновлениями.

литература и Источники:

  • Документы Российского национального военно-исторического архива (РГВИА).
  • Кавалеры Армейского Победоносца Святого и ордена Великомученика Георгия за период с 1914 по 1918 г. М., 2008
  • Нелипович С. Г. Подвиг Крючкова: документы свидетельствуют, либо Как пропаганда опошлила героизм русских воинов // Интернет-проект «Храбрецы Первой мировой» URL: http://hero1914.com/podvig-kryuchkova-dokumenty-svidetelstvuet-ili-kak-propoganda-oposhlila-geroizm-russkix-soldat/
  • Пахалюк К. А. Структура образа храбрецов в русском публичном дискурсе в годы Первой Мировой // Первая мировая в культуре и истории Европы и России. Калининград, 2013. С. 305–314.
  • Письма с войны 1914–1917 / Сост. А. Б. Асташов, П. Симмонс. М., 2015.
  • Стрелянов П. Н., Киреев Ф. С., Картагузов С. В. Кубанские, терские и уральские казаки в наступлении Юго-Западного фронта 1916 года. М., 2007.

Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: