«Самый трудный бой» ефрейтора клаусмана

Герои войны

Мы большое количество знаем о смелой и ужасной обороне Крыма в 1941–42 годах: провал Керченско-Феодосийской десантной операции; последние дни защитников Севастополя; воины, сражавшиеся без патронов; отступающие красноармейцы, каковые на самодельных плотах кидались в воду, сохраняя надежду доплыть до Таманского полуострова. За операцию по захвату Крыма германский генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштейн взял звание генерал-фельдмаршала, а воины Вермахта – почетный нарукавный символ «Крымский щит». В первой половине 40-ых годов XX века Красная армия возвратилась в Севастополь, и, по воспоминаниям ефрейтора 111-й пехотной дивизии Гельмута Клаусмана, хаоса и трагедий в отступающих германских частях было не меньше, чем двумя годами ранее в советских армиях, оставлявших полуостров.


Колонна военнопленных германских солдат. Крым, лето 1944 года
Источник: http://dzhankoi-rada.gov.ua/actual/249

К началу мая 1944 года в Крыму войска СССР всецело блокировали 17-ю армию Вермахта под руководством генерала Эрвина Йенеке. Отдельная Приморская армия генерала армии Андрея Ивановича Еременко захватила плацдарм недалеко от Керчи, а 4-й Украинский фронт, которым руководил генерал Федор Иванович Толбухин, форсировал Сиваш. Руководство сухопутных армий Германии вычисляло, что удерживать Крым в таких условиях нереально а также страшно для армий Йенеке, но Гитлер опасался, что утрата Германией полуострова подтолкнет Румынию и Болгарию к выходу из войны.«Самый трудный бой» ефрейтора клаусмана

Еще 8 апреля войска Толбухина атаковали укрепления Вермахта на Перекопском перешейке. Через три дня защита немцев пала, и в своевременный прорыв были направлены танки 19-го корпуса. 11 апреля был высвобожден Джанкой, а силами Отдельной Приморской армии – Керчь.

Все попытки частей 17-й армии закрепиться для обороны ни к чему не привели, и немцы начали поспешное отступление.

К 15 апреля Красная армия высвободила практически целый полуостров и «на плечах» отходящего соперника вышла к Севастополю.

Сходу забрать город не удалось. В течение 14 дней войска СССР много раз штурмовали Севастополь, но добились только малых удач. Но германские части были очень сильно истощены и деморализованы, исходя из этого генерал Йенеке не верил в успех обороны, и 3 мая был отстранен от должности.

А 5 мая Красная армия начала главный штурм Севастополя.

Вот как обрисовывает дни штурма ефрейтор 111-й пехотной дивизии вермахта Гельмут Клаусман: «Я ни при каких обстоятельствах не забуду картину, как нас на машине везли по городу, и машина сломалась. Водитель взялся ее чинить, а мы наблюдали через борт около себя. Прямо перед нами на площади пара офицеров танцевали с какими-то дамами, одетыми цыганками.

У всех в руках были бутылки вина.

Было какое-то нереальное чувство. Они танцевали как сумасшедшие. Это был пир на протяжении чумы».

Раненого в ноги Клаусмана эвакуировали с Херсонеса лишь 10 мая. Севастополь уже был в руках Красной армии. Немцы не могли вывезти всех, но Клаусману повезло.

Пострадавшие ожидали на понтонах, и одна из последних барж подошла прямо к тому месту, где лежал ефрейтор. По пути Констанцу баржу все время бомбили и только чудом судно не затонуло. Вся баржа была в дырках от осколков и пуль, пострадавшие по окончании налетов лежали вместе на палубе и в трюме.

Дабы не утонуть, за борт выкинули припасы, тела и оружие убитых.

В военного госпиталь Клаусману заявили, что эвакуационные баржи приходят из Крыма, забитые до половины трупами, и многие лежачие пострадавшие утонули в трюмах.

Из военного госпиталя в Констанце ефрейтор на фронт уже не возвратился. Сражение под Севастополем он позже вспоминал как «самый тяжёлый бой». «Я не могу вам передать, что творилось на данной узкой полосе почвы. Это был преисподняя!

Люди плакали, молились, стрелялись, сходили с ума, насмерть дрались за место в шлюпках. В то время, когда я прочёл где-то мемуары какого-либо генерала-болтуна, что говорил о том, что с Херсонеса мы уходили в дисциплине и полном порядке, и что из Севастополя были эвакуированы практически все части 17-й армии, мне хотелось смеяться. Из всей моей роты в Констанце я был один!

А из отечественного полка оттуда вырвалось меньше ста человек!

Вся моя дивизия легла в Севастополе. Это факт!».

На протяжении Крымской операции 1944 года Красная армия в течение месяца всецело высвободила полуостров. В этих битвах Вермахт убитыми и военнопленными утратил 140 тысяч людей. При освобождении Крыма катастрофа советских солдат 1942 года отразилась для немцев как в зеркале.

Источник: «Воспоминания германского ефрейтора», http://militera.lib.ru/

Днепропетровск. Осень 1943.Из дневника гауптмана 257 й пехотной дивизии К Бранда


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

  • Брестская крепость: на пути к войне

    Warspot публикуетматериалы отечественных читателей. Сегодняшняя статья открывает цикл публикаций Никиты Баринова, посвящённых Брестской крепости. Защита…

  • Неизвестный сталинград: элеватор

    Продолжение. Прошлые статьи цикла: часть 1 и часть 2. Строение сталинградского элеватора стало для немцев знаком ожесточенных и кровопролитных уличных…

  • Ад на синявинских высотах

    В отечественной историографии сложилась точка зрения, что наступление 30-го гвардейского стрелкового корпуса на Синявинские высоты продвигалось быстро, и…

  • Немецкая рыбалка в италии: контрнаступление в анцио

    В октябре 1943 года союзники, столкнувшись с упорным сопротивлением германских армий на «Линии Густава» в Италии, запланировали и провели в январе 1944…