Ситуация в банковском секторе не становится легче, но она уже предсказуема

Этой осенью банковская тема обречена оставаться в центре внимания. Скачки валютного курса, нерешенные неприятности вкладчиков, плачевное состояние экономики вкупе с практически заблокированным кредитованием — все эти неприятности самым ярким образом сказываются на денежном положении огромного количества украинских граждан.
Да и будущие выборы президента дремать нормально банкирам не дадут. Так как банковская тема стала одним из главных направлений предвыборной агитации большинства кандидатов на пост президента.
Как оценивают происходящее сами банкиры, в чем видят причины собственных сегодняшних неприятностей, как пробуют их решать и какие конкретно планируютна будущее? Об этом мы расспросили председателя правления банка Хрещатик Дмитрия Гриджука.
— Дмитрий Николаевич, чуть ли не основная тема последних недель — перспективы курса и валютный рынок гривни. объяснений и Догадок по этому поводу высказано множество. В чем вы видите главные обстоятельства происходящего?
— Как и при с оттоком вкладов, одна из чаще всего именуемых обстоятельств — паника населения, которая, но, есть только следствием вторых, более глубоких процессов, определяющих обстановку в экономике. Паника появляется из-за низкого доверия к национальной финансовой единице — гривне. Доверие же может формироваться двумя дорогами.Ситуация в банковском секторе не становится легче, но она уже предсказуема

Первый — оперативность мер по противодействию и предотвращению чрезмерным курсовым скачкам, причем как в одну, так и в другую сторону.

Второй, более фундаментальный, — стабильность экономики в целом, эффективность предпринимаемых мер по борьбе с кризисом.
И в первом, и во втором случае очень важна четкая координация упрочнений всех органов власти, в особенности ее экономического блока. К сожалению, на данный момент приходится констатировать полное отсутствие скоординированного системного подхода.
Обстановка усугубляется и тем, что со всех сторон всегда звучат устрашающие заявления, мрачные прогнозы. Ясно, что в таких условиях не хватает: для девальвации гривни нет оснований. Нужен четкий и заслуживающий доверия анализ, и понятная и прозрачная стратегия поведения регулятора на валютном рынке.

Нужна системная массово- разъяснительная работа, которую должны вести прежде всего не представители коммерческих банков и не псевдоэксперты валютного рынка, а официальные лица и специалисты, каковые несут ответственность за это.
— Должностные лица и сами не смогут отыскать согласия. Причем конфликт сравнительно не так давно купил публичный темперамент. Как вы думаете, кто обязан давать собственные прогнозы первым — Национальный банк по валютному курсу либо Кабмин по макропоказателям?
— Отыскать ответ на данный вопрос в украинских условиях так же сложно, как и в парадоксе о курице и яйце. К сожалению, непомерная тенизация и долларизация отечественной экономики — это то тяжелое бремя, от которого мы не смогли избавиться либо хотя бы существенно уменьшить его во время более благоприятной экономической конъюнктуры.
До тех пор пока реалии таковы, что именно котировки в пунктах обмена валют — основной барометр как сберегательной активности и потребительских настроений населения, так и рабочий и инвестиционной активности бизнеса. Так, население и бизнес голосуют за экономическую политику, проводимую в отечественном стране.
Давайте дадим себе честный ответ. В меморандуме, подписанном с международным валютным фондом — фактически единственным на сегодня кредитором Украины, записано, что базисные параметры — достаточность резервов, недостаток бюджета, рост экономики и инфляция, и как раз из них и направляться исходить. Вот и получается, что сперва правительство должно дать точные прогнозы довольно главных макропоказателей, а уже позже НБУ, исходя из этих прогнозов, обязан просчитать соответствующую волатильность валютного курса и как, в зависимости от потребностей экономики в ресурсах (деньгах), возрастут кредитно-финансовые показатели.
Но в целом прогнозирование — это совместный труд всего экономического блока, отвечающего в стране за фундаментальные показатели экономического развития страны, среди них и за монетарную политику.
— О проблеме непомерной долларизации украинской экономики и дорогах ее решения мы с вами говорили еще в ноябре прошлого года. С того времени риторика государственныхы служащих звучала многократно, но на деле, увы, обстановка, думается, лишь ухудшилась.
— Вправду, неприятность долларизации, как и необходимость целого комплекса мер по закреплению за гривней не только платежной, но и сберегательной функции стали еще более актуальными. Но непременно да и то, что получать упрочнения сберегательного статуса гривни нужно только шепетильно взвешенными комплексными способами, и ни за что — какими- или запретами либо принудительными ограничениями на валютные депозиты, выплаты процентов по ним. Единственно верный метод — делать накопления в гривне достаточно надежными и более удачными, чем валютные, задействовав наряду с этим только рыночные рычаги.
— Как вернуть доверие вкладчиков к банковской совокупности?
— Одно из главных условий восстановления доверия — абсолютное исполнение всеми банками собственных обязательств перед клиентами и возврат вкладчикам проблемных банков их сбережений. Внушает определенный оптимизм ответ вопросов рекапитализации проблемных банков. Но для закрепления успеха нужно скорейшее разрешение неприятностей вторых утративших платежеспособность учреждений.

Опыт говорит о том, что для стабилизации защиты вкладчиков и банковского сектора предпочтительнее, дабы финучреждение, испытывающее неприятности с ликвидностью, имело возможность функционировать , пускай кроме того в ограниченном режиме.
Увлекательна в этом отношении концепция банка-моста, предложенная Чешским Нацбанком для стремительной передачи банковских неприятностей, в первую очередь обязательств перед вкладчиками, в лечебное финучреждение. Другими словами крайне редко государство выкупает банк при помощи государственного банка особого назначения, что создается для данной цели. Процесс передачи в госимущество был использован и в Англии, причем сравнительно не так давно принятый британский закон о банковской деятельности содержит такую же концепцию банка-моста.
А вот США, к примеру, применили более рискованный подход. Неспециализированный пакет господдержки превысил 1,5 трлн. долл. В следствии недостаток бюджета, согласно расчетам, достигнет в этом денежном году 12% ВВП.

Маастрихтские параметры, как видите, превышены в четыре раза. За мерами по снижению и поддержанию ликвидности фактически до нуля базисных ставок для освобождения от проблемных активов банков из бюджета были выделены 700 млрд. долл. Помимо этого, ФРС заявила о внедрении мер по облегчению кредитования, увеличены госгарантии по возврату депозитов, введена временная гарантия по текущим беспроцентным квитанциям. В рамках заявленного Госказначейством США Замысла денежной стабильности были совершены стресс- тесты банков, осуществлены вливания капитала и выкуп активов…
Потом последовал пакет фискальных стимулов еще практически на 787 млрд. долл., либо 5% ВВП. Урезаны налоги, увеличены затраты на инфраструктуру, предоставляется как целевая помощь целым штатам, так и социальная — отдельным гражданам, заявлено о возможности реструктуризации ипотечных кредитов для практически 10 млн. домохозяйств.
Итог не вынудил себя продолжительно ожидать. Сейчас в Америке говорят о выздоровлении экономики. Согласно данным газеты The New York Times, прибыль страны от помощи финсектору составила более чем 4 млрд. долл., доходность от вложений в среднем — 15% в год.
— В Украине, как видно, какие-то меры принимаются, а какие-то — нет. Исходя из этого сложно с вами не дать согласие, что украинским мерам по борьбе с кризисом не достаточно системности. В целом, в случае если сказать о каких-то настоящих итогах, он связаны с рекапитализацией финсектора.

Но так как банковские неприятности, возможно, нужно будет решать очень долго, если не улучшить обстановку в экономике в целом.
— Непременно. Не считая упрочнений в банковской сфере, нужен еще четкий и понятный замысел по восстановлению экономики, подкрепляемый настоящими действиями. Сейчас фактически во всех государствах приняты банковской санации системы и программы экономики, программы выхода из послекризисного развития и кризиса, каковые на официальном уровне доводятся до понимания каждым гражданином: какие конкретно задачи поставлены, какими дорогами они решаются и каковы результаты .
У нас же единой программы, предлагающей настоящие дороги выхода из кризиса, не существует, не смотря на то, что в украинской истории имеется опыт планового развития.
У нас популярен другой сценарий — это в то время, когда вопреки заявлениям должностных лиц появляются необъяснимые колебания курса, спекуляции, подкрепляемые домыслами и слухами. Начинается паника, скупается валюта, забираются вклады, начинаются еще более резкие скачки курса, появляется недостаток ликвидности, растут ставки и т.д.
— Как оправданы, на ваш взор, обвинения в адрес банкиров в том, что они участвуют в валютных спекуляциях?
— Отмечу: банки играются тут далеко не ключевую роль. Еще раз повторюсь: нет совокупности, которая имела возможность бы не допустить подобные процессы, внесла предложение бы четкие, последовательные и прозрачные правила работы на валютном рынке для всех банков.
— Что мешает возобновить кредитование банками настоящего сектора?
— В первую очередь, нестабильность управления экономикой и отсутствие, снова же, системности в работе национальных и законодательных органов, боязнь банков утратить ликвидность и оказаться в ситуации выживания. В настоящем секторе простаивают большие производственные мощности, быстро ухудшилась платежная дисциплина, участились случаи расторжения контрактов, что, со своей стороны, воздействует на объёмы и сроки исполнения фирмами собственных обязательств перед банками.
Из этого — высокие риски кредитования, каковые усугубляются тем, что сейчас верно оценить как кредитный проект, так и залог достаточно сложно.
Рыночные условия в сегментах, в которых трудятся предприятия, весьма изменчивы, а товарные рынки подвержены значительным колебаниям предложения и мирового спроса.
Другими словами заемщики сейчас стали менее надежными. Как следствие понижения их платежной способности — банки стали опасаться за собственный капитал. Они выбрали стратегию сокращения кредитных сумок для того, чтобы еще и уменьшить норму требований к достаточности капитала.
К тому же приходится сказать и о таком неприятном явлении, как эффект вытеснения инвестиций. На протяжении августовских аукционов Министерства финансов по размещению ОВГЗ предлагались кратковременные облигации по ставке до 28% годовых. Сообщите, какой инвестиционный проект в настоящем секторе может дать сейчас более высокую доходность и иметь такую надежность?
— А как значительной проблемой для банков сейчас являются проблемные активы?
— Считаю, мы еще не достигли пика долговой неприятности. Во-первых, денежное положение фирм ухудшается , а в некоторых отраслях по большому счету ушло в зону отрицательных значений. В один момент растет зависимость фирм от банковских кредитов.

И не за счет расширения кредитования, а просто происходит обвальное понижение обеспеченности фирм собственным оборотным капиталом, что машинально увеличивает удельный вес заемных средств.

Это угрожает очередной волной невозвратов.
Считаю, самое время обратить внимание на реструктуризацию фирм, предоставление отечественным товаропроизводителям определенных преференций (либо хотя бы невмешательство в их дела). Это — фундаментальная неприятность, потому, что с определенного момента будет уже не имеет значения, имеется ли у банка ресурсы…
Значительные неприятности появляются кроме этого у тех банков, каковые в погоне за высокими доходами либо в ходе предпродажной подготовки чрезмерно увлеклись развитием потребительского кредитования, забыв об адекватном контроле рисков.
Во-вторых, банкам делается все тяжелее маскировать растущую задолженность — не секрет, что нехорошие кредиты частично пролонгируются. Но подлинных масштабов псевдореструктуризации не знает никто, и в то время, когда эти неприятности проявятся — также. Все зависит от срочности кредитных сумок различных банков.
Сценариев выхода из критической обстановки возможно пара. Принципиально важно отыскать самый приемлемый как раз для Украины. К счастью, уже возможно разбирать не только пакеты мер по борьбе с кризисом различных государств, но и их эффективность.
— Однако фактически любой таковой пакет приводит к множеству предлогов для критики. Как возможно избежать неточностей?
— Функционировать и приобретать результаты, ведя наряду с этим важную разъяснительную агитационную работу, нужную для получения в обществе полномочия доверия к мерам по борьбе с кризисом. Без него каждые упрочнения фактически обречены на неудачу.
— И напоследок. Так вы ожидаете вторую волну кризиса?
— Вы понимаете, обстановка в банковском секторе не делается легче, но она уже предсказуема. За последние полгода мы остались прибыльным банком, с подтвержденными интернациональными и национальными рейтингами, достаточной особыми программами и адекватностью капитала лояльности к своим клиентам.
Банк делает все собственные обязательства, а также перед зарубежными инвесторами, которым вовремя и всецело вернули синдицированный кредит в сумме 21 млн. долл. Мы совершили тщательный анализ рынка, сделали много прогнозных расчетов по формированию обстановки в банковской сфере.
Думаю, главные трудности, которые связаны с недостатком ликвидности, банки уже пережили. Скорее, направляться сказать о проблеме достаточности капитала. В чем выражается определенная закономерность развития кризиса: сначала недостаток ликвидности, что после этого трансформируется в просроченную ухудшение и задолженность качества активов, что вынуждает банки вырабатывать дополнительные резервы на вероятные утраты.

А это, в большинстве случаев, ведет к сокращению и нехватке капитала либо отсутствию прибыли, что воздействует на уровень капитализации.
Вот такая логическая цепочка, которая оказывает помощь нам понять: выход из кризиса будет не V-образным, как это было в конце 90-х на фоне большого экономического спада, а UUU-образным. Другими словами он будет долгим, сложным, но все же с хорошим итогом. Наряду с этим полностью не нужно возвращаться в исходную точку.

Более того, как раз обстановка перегретой экономики перед началом кризиса и породила все риски, каковые четко обозначились в кризисных условиях.

Нужна более консервативная совокупность, более ориентированная на риск-менеджмент, грамотную и взвешенную политику ведения любого бизнеса, а также банковского.

Разведопрос: Юрий Болдырев о фундаментальной науке и реформе РАН


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.