Средневековая корея: феномен разделённости

Отношения между Северной и Республикой Корея далеки от безоблачных — иногда напряжение между ними накаляется до предела. Страны до сих пор расхлёбывают последствия Корейской войны 1950–1953 годов, в то время, когда поделённый на сферы влияния полуостров стал ареной противостояния многих армий. Но, базы противоречий между различными частями Корейского полуострова были заложены задолго до середины XX века…

Занимаюший ранее пост министра культуры Южной Кореи Ли Орён, воображавший всему миру корейскую культуру на Олимпийских играх в Сеуле во второй половине 80-ых годов двадцатого века, в собственной книге «В тех краях, на тех ветрах», посвящённой корейскому национальному характеру, пишет:

«Может показаться необычным, что мы, корейцы, постоянно уделяли особенное внимание очертанию территории, на которой живём. Изображение Корейского полуострова, напоминающее сидящего зайца, употребляется везде, красуясь на первых страницах ведущих корейских газет… Время от времени кроме того в ветхой лачуге возможно найти броскую картину, на которой вышит Корейский полуостров… И не смотря на то, что вышивка сделана неумело, а простенькая рамка засижена мухами, создаётся чувство, что в ней скрыта милая любовь отечественного народа к собственной почва».

Но (и в этом содержится собственного рода парадокс) Корея далеко не всегда была единой. Более того – разделённость страны на уровне древних, в далеком прошлом уже не существующих стран ощущалась в течении всей её истории и остаётся до сих пор.

«Наследство» древних эр

Эта разделённость принимает разные формы – от социальных распрей между юго-западной и юго-восточной провинциями до самой простой бытовой неприязни. В том, что «сидящий заяц» разрезан пополам по 38-й параллели, нет ничего хорошего либо естественного, но… «разрез» приходится фактически по границам древних стран, каковые ещё в VI–VII столетиях вели между собой непримиримую борьбу за лидерство на полуострове.

Средневековая корея: феномен разделённости
Карта Кореи – «сидящий заяц», разрезанный пополам границей

В случае если уж на то пошло, то одно из них, Силла, чья столица одно время размещалась примерно на том месте, где находится современный Сеул, ассоциируется с Республикой Корея (Южная Корея), а второе, Когурё, со столицей Пхеньян – с Северной Кореей (КНДР). Взор на историю изменялся, по-различному расставлялись выговоры, но какие-то элементы разобщённости, без сомнений, были унаследованы ещё от тех далёких эр. Попытаемся в мыслях возвратиться во время так называемых Трёх стран и проследуем за главными событиями, каковые и выяснили потом лицо Кореи.

Ко времени объединения полуострова (середина VII века) роль объединителя оспаривали три страны: Когурё, Пэкче и Силла. Изначально стран было больше, но остальные к тому времени были уже поглощены этими тремя, каковые, фактически, и сыграли ведущую роль в тогдашней истории. Классическая корейская историография «игнорирует» все другие ранние национальные образования на Корейском полуострове.

Период I–VII столетий в большинстве случаев именуют «эрой Трёх стран». Наименование это условное, но оно эргономичное и к тому же освящено традицией.

Страны на территории Корейского полуострова

Три страны всегда воевали между собой, то вступая в альянсы, то вероломно разрывая их. Помимо этого, они искали и довольно часто обретали помощь у соседей: могущественного Китая и ещё далеко не таковой могущественной, но достаточно агрессивной Японии.

Начинает Пэкче

В 346 году в Пэкче воцарился правитель Кынчхого – представитель новой правящей семействе. Ему получалось достаточно удачно отражать набеги соседей, а помимо этого, неспешно он начал поменять внешнюю политику собственного страны. В 369 году он удачно отразил набег главного соперника и своего соседа на полуострове – Когурё.

Через два года Кынчхого нападал сам и одержал внушительную победу: дошёл до района современного Пхеньяна и разгромил Когурё в бою, в котором погиб правитель этой страны, ван Когугвон. В следствии Пэкче утвердилось в качестве самого могущественного страны полуострова.

Правитель Пэкче продолжил развивать успех уже дипломатическим путём. В 372 году Кынчхого установил тесные отношения с южно-китайской семейством Восточная Цинь, а в те времена как раз из Китая происходило всё самое передовое и респектабельное, все новейшие достижения и лучшие товары технической мысли. Исходя из этого Пэкче сделалось как бы «проводником» китайских товаров: как раз через Пэкче с континента на Корейский полуостров и в Японию поставлялись лучшие вещи.

«Семиветвистый клинок» (находится в синтоистском храме Иси-но-ками в Японии). Сделан из железа, протяженность – 74,9 см

В том же году Пэкче предусмотрительно установило связи и с Японией, куда был послан в качестве дара прекрасный Семиветвистый клинок. С этого самого времени и до конца свободного существования Пэкче Японские острова становятся его серьёзным стратегическим союзником.

Ответ Когурё

Разгром 371 года был для Когурё настоящим шоком. Нельзя не дать должное правительству данной страны: в том месте скоро сообразили, что нужны срочные реформы, в противном случае от Когурё в скором будущем ничего не останется. Новый ван (другими словами правитель, правитель – время от времени ванов пара условно именуют «королями») Сосурим практически преобразовал страну, так что Когурё превратилось в цивилизованное страну.

В 373 году новые законы заложили фундамент функционирования национального аппарата в центре и на местах, а аристократические ранги были выстроены в единую совокупность. Идеологической базой страны стало конфуцианство, которое преподавали в Высшей Национальной Школе, основанной в 372 году. Общенациональным культом стал буддизм, заимствованный из Северного Китая.

Буддизм был эргономичен правительству ещё и вследствие того что он разрешал преодолевать племенную раздробленность: так как отдельные племена, из которых складывалось государство, имели собственных прародителей, и в каждом люди поклонялись духам собственных предков.

Квангэтхо в сражении

культуры и Расцвет государственности Когурё пришёлся на время царствования племянника Сосурима, Квангэтхо-вана, которое пришлось на 391–413 годы. Квангэтхо взошел на престол в возрасте 18 лет, но достиг громадных удач, что отражено и в его имени, которое свидетельствует «Правитель – расширитель земель». Годы правления Квангэтхо – время блестящих побед над соседями.

Именно он сделал Когурё одним из наибольших и сильнейших стран Восточной Азии.

В первоначальный же год восшествия на трон Квангэтхо начал войну со своим главным соперником – Пэкче. Сейчас уже Пэкче было нужно познать печаль поражений, а Когурё взяло большие территории в плодородной равнине реки Есонган.

Третий соперник – Силла

Союзником Квангэтхо в схватке с Пэкче стало государство Силла со столицей в городе Кёнджу, которое с 392 года признавало себя «подчинённым», а правильнее, «младшим союзником» Когурё. В Силле деятельно воспринимается культура Когурё, а сыновья местного правителя отправляются в Когурё заложниками.

Потому, что Пэкче в альянсе с японцами нападалона не сильный страну Силла, Квангэтхо в 396 году предпринял карательную экспедицию: он задействовал не только сухопутную армию, но и флот и осадил столицу Пэкче. В следствии ван Пэкче Асин должен был принести клятву верности Квангэтхо и формально перевоплотить собственное государство в «младшего вассала» Когурё. Наряду с этим большая часть равнины реки Ханган перешла под контроль Когурё.

Правитель Квангэтхо

Конечно, в Пэкче еле мирилисьс подобным унижением. Но пока Пэкче планировало с силами, Когурё нанесло новый удар. Японские набеги на Силла не прекращались, и Квангэтхо в 400 году собрал армию, которая разгромила ворвавшихся в Силла японцев.

После этого Когурё помогло Силла установить контроль над стратегически серьёзными территориями – районом современных городов Чханвон и Тоннэ вюжной части прибрежной полосы полуострова.

Отношения между Силла и Когурё купили настоящий темперамент вассалитета: правитель Силла отправлял в Когурё дань, смирялся с присутствием когурёских гарнизонов в собственных почвах а также выдерживал вмешательство Когурё в вопросы престолонаследия Силла.

Удачи на севере

Когурё расширяло собственные владения не только на юге, но и на севере, захватив низовья реки Тумэньцзян (река Туманган, Тумень – на данный момент по данной реке проходит граница между Северной Кореей и Китаем). Кроме того китайцам приходилось говорить с Когурё чуть ли не на равных, в то время, когда это государство завладело большой частью маньчжурских земель. Но, Когурё поддерживало, по крайней мере, снаружи, «вассальные» отношения с китайскими семействами.

Пхеньян украсился буддийскими храмами. Заново был отстроен дворец. В честь «Правителя – расширителя земель» по окончании его смерти в 414 году установили стелу с надписью на китайском языке (1802 иероглифа), где поведано о походах и подвигах Квангэтхо-вана.

Эта стела – самый ранний из больших монументов древнекорейской письменности. Она находится в Тунгоу (провинция Ляонин, КНР), на могиле вана. Высота её – более чем шести метров, а текст надписи есть полезнейшим источником по древнекорейской истории.

Могила Квангэтхо

Сын Квангэтхо, правитель Чансу, недаром взял имя «Долголетний» – он правил с 413 по 491 годы. Данный правитель перенёс столицу с берегов реки Амноккан (Ялу) в Пхеньян, расположенный в центре плодородной равнины. Так, столичная аристократия была оторвана от своих родовых корней.

На новом месте, в Пхеньяне, у знатных людей не было никого «роднее», чем правитель, а это событие очень содействовало упрочнению центральной власти.

Чансу продолжил завоевания в равнине реки Ханган. Во внешней политике (отношениях с Китаем) Чансу приходилось лавировать между могущественной северной семейством Поздняя Вэй и южной семейством Сун, соперником Вэй.

Силла меняет курс

Государство Силла было самым отсталым и не сильный из всех трёх (быть может, это типично корейский парадокс: как раз ему суждено будет практически через двести лет объединить полуостров!). Однако, в первой половине пятого века кроме того отсталое Силла начало чувствовать, что Когурё в собственном «влиянии» перегибает палку. Вмешательство могущественного северного соседа во внутреннюю политику Силла стало чрезмерным.

И в 433 году Силла заключает контракт с Пэкче, а В первую очередь 450-х годов по большому счету выходит из сферы влияния Когурё.

Сейчас Силла оказывает помощь Пэкче против вторжений Когурё. Помимо этого, Пэкче пробует добиться перевеса и на дипломатическом поприще: раскрывая перед Поздней Вэй связи Когурё с её соперником, семейством Сун, Пэкче пытается заключить с Поздней Вэй личный альянс против неверного и лживого Когурё. Но эти интриги не помогли Пэкче.

В 475 году огромная армия Когурё штурмом забрала столицу Пэкче и совсем завладела равниной реки Ханган и прилегающими почвами. Правитель Пэкче Кэро трагически погиб. Таков был результат попытокстраны Пэкче вернуть себе лидирующее положение.

Что же произошло в Пэкче?

Череда сокрушительных поражений Пэкче в войнах с Когурё в 396–475 годах, в то время, когда пала столица Пэкче, не могла быть случайностью. В Пэкче не было согласия: в том месте боролись за власть три знатных клана – Чин, Хэ и Мок. Из этих кланов происходили жены ванов; представители этих аристократических родов соперничали за наиболее значимые национальные должности.

В следствии в совокупности национального управления царил настоящий хаос.

Правитель Кэро пришёл к власти в 455 году. Он постарался обуздать произвол аристократов. Опираясь на клан Мок, Кэро назначал на все главные должности участников собственной семьи.

Более того, Кэро искал помощи у южно-китайской династии Сун, формального «сюзерена» Пэкче.

По его просьбе родным родственникам самого Кэро, и некоторым участникам семьи Мок были присвоены пышные китайские титулы.

В стране деятельно насаждался буддизм, которому надлежало, по плану Кэро, вытеснить наконец классический «клановый эпос» – поклонение духам личных предков. В отношении знати Кэро часто перегибал палку : его репрессивная политика и устрашала, и приводила к негодованию. Благодаря этого многие аристократы перебирались из Пэкче в Когурё.

В стране увеличивалось недовольство. Распространялись различные слухи – к примеру, о том, что правитель через чур много средств вкладывает в постройку дворцов совершает это не просто так, а по внушению шпионов Когурё: неприятели втёрлись в доверие Кэро чтобы разорить Пэкче.

В итоге Когурё нанесло Пэкче решающий удар. Столица страны пала, восемь тысяч обитателей были уведены в плен, колыбель Пэкче – равнина реки Ханган – утеряна. Как раз те аристократы из оппозиции, каковые в своё время бежали из Пэкче в Когурё, настигли разбитого правителя Кэро и убили его.

Говорят, перед казнью ему публично трижды плюнули в лицо, что лишило побеждённого остатков престижа.

Но Пэкче не погибло совсем. Ему предстояло восстанавливаться в новых, значительно менее благоприятных условиях. Будущий победитель в данной гонке за власть над полуостровом – Силла – так же, как и прежде оставался самым не сильный и наименее страшным…

Продолжение

Корейская война | 1950-1953 — Леонид Млечин


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.