Стоило ли умирать друг за друга и британию?

У Англии всегда было большое количество хлопот с колониями. Но в конце XIX-начале XX вв. беспокойство по поводу Ирландии переросло в готовность к войнеза неё. Ирландские националисты с трибуны парламента, а позже и с оружием в руках отстаивали право на независимость «Зелёного острова».

Первая мировая обнажила скрытые несоответствия и дала движение в далеком прошлом назревшему процессу отделения.

Любой ирландец, живи он на родном острове либо за его пределами, должен был сделать выбор, и многие из них пошли вести войну за Соединённое Королевство на фронтах Великой войны.

Вопрос о обстановка и гомруль в Ирландии перед войной

К началу ХХ века вся Ирландия была и юридически, и практически частью Соединённого Ирландии и Королевства Великобритании. Парламент «Зелёного острова» был распущен в 1801 году, а ирландская элита взяла возможность заседать в объединённом парламенте в Лондоне.

Спустя приблизительно полвека самый радикально настроенная часть ирландского общества пришла к мысли о необходимости возвращения политической самостоятельности Ирландии, что вылилось в требование гомруля (англ. «home rule» — самоуправление). Умеренное крыло националистов, вычислявшее автономию в рамках королевства достаточной и в полной мере достижимой целью, преобладало и предпочитало бороться за гомруль легальными методами. Но уже в 1880–1890-х гг.

приверженцы ирландской независимости, обиженные неуступчивостью Лондона и разочарованные стратегией фаворита умеренных Чарльза Стюарта Парнелла (Charles Stewart Parnell), начали проводить теракты в Англии.

Стоило ли умирать друг за друга и британию?
Национальная снарядная фабрика в Дублине ,1914 год. Фото из коллекции Имперского военного музея в Лондоне

К началу ХХ века раскол по поводу ирландского вопроса, как в стане националистов, так и среди политиков в Лондоне, увеличивался с головокружительной быстротой. В 1886 и 1893 гг. закон о гомруле дебатировался в английском парламенте и оба раза удачно был провален его соперниками.

В 1912 году глава правительства Герберт Асквит (Herbert Henry Asquith) внёс в парламент ещё один билль о гомруле, но на этот раз в дело вмешалась третья сторона, которая всеми силами старалась похоронить либо, по крайней мере, радикально поменять данный закон. Данной третьей стороной были так именуемые юнионисты.

Центр их перемещения пребывал в Ольстере на севере Ирландии, где жила солиднейшая часть шотландцев — потомков и протестантов англичан, чьи предки попали на остров ещё в семнадцатом веке при Оливере Кромвеле. Юнионисты-протестанты, в противовес националистам-католикам, поддерживалиабсолютное сохранение Ирландии в составе Соединённого Королевства.

Приверженцы сохранения статус-кво в Ирландии развернули под управлением сэра Эдуарда Карсона (Edward Henry Carson) в 1912 году замечательную кампанию в прессе, и начали организовывать вооружённые отряды типа народной милиции для борьбы с биллем о гомруле, если он будет-таки принят. Битва за гомруль в парламенте и активизация как националистического, так и лоялистского перемещения в Ирландии длились с 1912 по 1914 гг.

Обе враждующие стороны, вопреки всем законам, ввезли из Германии огромное количество оружия. Общее колличество бойцов с той и второй стороны в сумме составляла около 250 000 человек (при неспециализированной численности населения острова приблизительно в 4,4 млн человек, причём Ольстер был самым многолюдным).

Слева ирландский плакат 1914 года с надписью «Стоит ли твой дом того, дабы сражаться за него? Возможно поздно сражаться, в то время, когда неприятели уже за дверью.

Так что нужно присоединяться к армии сейчас!» Справа второй плакат: «Во имя славы Ирландии. Отправишься ли ты либо мне будет необходимо?» На заднем замысле горят дома, надпись поясняет — «Бельгия»

В марте 1914 года в Керраг Кэмп (Curragh Camp), наибольшей английской военной базе на территории Ирландии, расположенной в 50 километрах к юго-востоку от Дублина, произошёл инцидент, известный как «Керрагский мятеж». На протяжении мятежа стало известно, что тамошние армейские части не собираются подчиняться распоряжениям о подавлении юнионистского перемещения в Ольстере. Данный инцидент, и настойчивость Карсона и его приверженцев, сумевших в апреле нелегально ввезти в страну 25 000 ружей, так впечатлили правительство, что оно пошло на уступки.

Принятый в мае 1914 года закон о гомруле, предусматривавший создание двухпалатного парламента в Ирландии, не должен был, в соответствии с достигнутому компромиссу, распространяться на графства Северной Ирландии. Их число, и сроки для того чтобы состояния должны были стать предметом предстоящих переговоров. Но кроме того данный компромисс не принёс разрядки и облегчения.

В июле король Георг V констатировал: «Сейчас крик о гражданской войне раздаётся из уст самые сознательных из моих людей».

Но в августе 1914 года Англия появилась в состоянии войны, и подписанный королём в сентябре 1914 года закон был отложен до конца войны, как и другие серьёзные политические реформы. В прошлом виде, но, он уже так и ни при каких обстоятельствах не был возрождён.

Воины 16-й Ирландской дивизии оказывают помощь переместить медицинскую машину, застрявшую в грязи леса Маметц, июль 1916 года. Фото из коллекции Имперского военного музея в Лондоне

Обстановка в Ирландии перед 4 августа 1914 года, днём вступления Англии в войну, была нестабильной. В его пригороде и Дублине Хоуте в последних числахИюля пара человек были убиты националистами и британскими солдатами, и похороны погибших вылились в массовую демонстрацию. Но правительство Англии справедливо расценило начавшуюся войну как весьма действенное средство умиротворения конфликта.

И фаворит ольстерцев Карсон и фаворит национального перемещения Джон Редмонд (John Edward Redmond) публично поддержали «честную войну» против Германии. Выступление Редмонда раскололо националистов. На базе формирований «Ирландских добровольцев» (Irish Volunteers) появилась новая организация «Национальные добровольцы» (Irish National Volunteers), поддержавшая Редмонда.

Самый же ярые противники британцев стали формировать собственные свободные отряды, прообраз будущей Ирландской республиканской армии. Юнионистское перемещение и «Ольстерские добровольцы» (Ulster volunteer force) избежали аналогичного раскола. В условиях войны наличие аналогичных вооружённых формирований было очень страшным для единства страны, но на словах обе стороны заявляли о собственной готовности совместно обезопасисть Ирландию от вражеского вторжения.

Кардинал Фрэнсис Борн, глава католической церкви в Уэльсе и Англии, на протяжении визита в штаб-квартиру 16-й Ирландской дивизии в Эрвиллере, 27 октября 1917 года. Фото из коллекции Имперского военного музея в Лондоне

Бойцы с обеих сторон стали записываться в армии и отправляться на фронт. Растолковать подобное единодушие, согласно точки зрения историка Ричарда Грейсона (Richard Grayson), возможно несколькими обстоятельствами.

Во-первых, обе стороны были более-менее уверенны, что их позиция не была поколеблена законом о гомруле, и всё ещё возможно будет переиграть.

Во-вторых, обе стороны сохраняли уверенность, что, не обращая внимания на временную отсрочку и компромисс закона, они сумеют завоевать помощь короны благодаря лояльности и продавить собственный вариант.

В-третьих, оба перемещения отстояли собственное право на формирование на базе добровольческих сил двух подразделений — 36-й (Ольстерской) и 16-й (Ирландской) дивизий. Это выделяло их на фоне другой армии и придавало дополнительный стимул для самоидентификации.

В-четвёртых, любая сторона делала общее дело, но руководствовалась наряду с этим различной идеологией: юнионисты вести войну «за короля и страну», в то время как националисты за «права малых наций» и «католическую Бельгию». Парадоксально, но в начальные месяцы войны Ирландия была единой как ни разу.

Ирландские полки на фронте

Незадолго до войны в английской армии было около 20 000 ирландцев. Конечно, какое-то количество уроженцев острова кроме этого служило во флоте и молодом Королевском лётном корпусе, но в них не было своеобразны ирландских подразделений. Но, и в армии ирландцы появились довольно часто в британских либо шотландских полках.

Так, первый кавалер Креста Виктории в годы Великой войны — лейтенант Морис Джеймс Диз (Maurice James Dease) — был ирландцем, проходившим службу в Королевском фузилёрном полку.

Воины 5-го батальона Королевского ирландского фузилёрного полка (10-я дивизия) в окопах Галлиполи, 1915 год. Фото из коллекции Имперского военного музея в Лондоне

Конкретно с Ирландией были связаны девять подразделений пехоты: Ирландский гвардейский полк, расквартированный, но, в Суррее, и восемь пехотных полков, для которых классическими центрами комплекта добровольцев были города Клонмел, Ома, Белфаст, Арма, Голуэй, Бирр, Трали и Нейс. В каждом полку было по два батальона постоянной работы (один, обыкновенно, в колониях и один дома), и два-три батальона подготовки для резервистов.

К этому кроме этого добавлялись шесть кавалерийских полков, из них два были запасными. Нужно подчернуть, что наименование «ирландский», «коннахтский», «манстерский» и т.п. не означало, что офицеры либо воины этого полка должны были быть только ирландцами.

Первым на континент 13 августа 1914 года высадился 1-й батальон Ирландского гвардейского полка. К концу месяца все ирландские полки, включая запасные, были на Западном фронте и участвовали в сражениях у Монса и Ипра. Кое-какие из батальонов, бывшие в Бирме и Индии, были направлены в 1915 году в Галлиполи, а по окончании эвакуации в 1916 году были кроме этого переброшены во Францию.

Вместе с регулярными частями сражались и упомянутые выше добровольческие части. Примечательно, что не считая 36-й Ольстерской и 16-й Ирландской появилась ещё одна Ирландская дивизия — 10-я, в которую попали как католики, приверженцы национального перемещения, так и протестанты из Ольстера. 10-я дивизия собственное боевое крещение прошла кроме этого в Галлиполи, где утратила более 2000 человек убитыми и ранеными.

Потом её путь пролегал по Македонии, Палестине и Египту, пока в 1918 году она не была переброшена на Западный фронт и не расформирована, а её воины распределены по вторым частям.

Капеллан говорит с воинами из 12-го батальона Королевского ирландского пехотного полка 36-й Ольстерской дивизии, 7 февраля 1918 года. Фото из коллекции Имперского военного музея в Лондоне

36-я и 16-я помогали лишь на Западном фронте, но попали в том направлении в самое горячее для англичан время. Ольстерцы (в 36-й лишь артиллерия была собрана из лондонцев) вступили в собственное первое большое сражение 1 июля 1916 года, т.е. в первоначальный сутки известной битвы на Сомме. В тот сутки на поле боя дивизия утратила 5000 человек, из них 2000 убитыми.

16-я дивизия, у которой из «Национальных добровольцев» состояла лишь одна 47-я бригада, была на Сомме лишь в сентябре 1916 года.

Второй самой большой битвой для 16-й и 36-й дивизий стала Мессинская операция в июне 1917 года, в то время, когда две дивизии сражались бок о бок. Воины обеих поддерживать друг друга и жертвовали собственными судьбами для тех, против кого они планировали сражаться в Ирландии.

Само собой разумеется, по окончании Соммы, Мессинской операции, третьего сражения у Ипра 1918 года ни о какой политической ориентации дивизий не могло быть и речи. Соответствующих пополнений из Ирландии не было, а потому в дивизии вливали как ирландские, собранные уже не смотря на политические пристрастия, так и чисто английские батальоны.

Нужно подметить, что не только ирландцы из самой Ирландии образовали добровольческие части либо проходили службу в регулярной армии. Так, «приятельские батальоны» (pals battalions) из уроженцев Ирландии либо людей ирландского происхождения стали 24-м, 25-м, 26-м и 27-м батальонами 103-й (Тайнсайдской Ирландской) бригады из города Ньюкасл-апон-Тайн (102-я бригада из этого же города стала Тайнсайдской Шотландской). 102-я и 103-я бригады сражались на Сомме и, как ирландские 16-я и 36-я дивизии, понесли огромные утраты.

Пара батальонов из представителей ирландской диаспоры кроме этого были организованы в Ливерпуле и Лондоне. В этом случае, действительно, офицеры и солдаты были вечно далеки от ирландских распрей.

Солдаты Королевского ирландского пехотного полка, 36-я Ольстерская дивизия, 20 ноября 1917 года, недалеко от Бертинкура, Франция. Фото из коллекции Имперского военного музея в Лондоне

Историк Дэвид Фитцпатрик (David Fitzpatrick) отмечает, что вклад Ирландии в победу был достаточно скромен если сравнивать с Британией. Вправду, неспециализированное число участвовавших в войне мужчин из Ирландии оценивается примерно в 210 000 человек. В случае если же посчитать, как делают кое-какие исследователи, обитателей «Зелёного острова», «приятельские батальоны» из Британии и призванных в том месте же в 1916–1918 гг., ирландцев из доминионов а также ирландцев в армии США, то это число вырастет до 400 000–500 000 человек.

Подсчёт утрат кроме этого затруднён, посколь

Великобритания. Интересные факты об Англии.


Похожие статьи, которые вам понравятся:

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.