Страхование на селе: туман сгущается

Галушин Николай Владимирович Помощник председателя совета директоров ОСАО Ингосстрах
Вердиктом Верховного Суда РФ были отменены требования к компаниям, занимающимся агрострахованием с государственной поддержкой, установленные Распоряжением Правительства ? 1091 от 31 декабря 2008 г. О том, каковы настоящие экономические и юридические предпосылки данного какие последствия и решения оно несет для русского рынка сельскохозяйственного страхования, порталу Страхование сейчас разъясняет Помощник председателя совета директоров ОСАО Ингосстрах Николай Галушин.
Мария Жилкина, Медиа-Информационная Несколько Страхование сейчас (МИГ)
Николай Владимирович, как Вы имеете возможность прокомментировать вердикт Верховного Суда по отмене правительственных требований к компаниям, занимающимся страхованием урожая с государственной поддержкой?
По моему точке зрения, вердикт Верховного Суда, быть может, стало результатом эмоционального ответа, принятого под давлением аграрного лобби, ситуации в ряде субъектов Федерации с засухой и т.д. Наряду с этим необходимо понимать, на фоне какой рыночной ситуации принимается подобное ответ. Некое время назад были опубликованы результаты деятельности русского рынка в первом полугодии 2009 года, а также выплаты и сборы страховщиков по агрострахованию.

У компаний, занимающих лидирующие позиции на этом рынке, уровень выплат в первом полугодии 2009 года составил: Агрострахование- Сибирь — 4,89%, Помощь — 8,5%, Наско Татарстан — 7,5%, Жасо-М — 3,48%.Страхование на селе: туман сгущается
Для сравнения приведу примеры данных по компаниям НСА: 14,8% у ВСК и 30,71% у Ингосстраха. Я соглашусь с тем, что эти за первое полугодие не показательны и, справедливости для, нужно сравнивать эти по всему год .

Но и они очень ярко характеризуют происходящее: ни Распоряжение Правительства ? 1091, ни неурожай лета 2009 года не отразились на политике последовательности компаний, каковые именуют себя главными агростраховщиками, направленой не на реальное возмещение и страхование ущерба, а только на перераспределение бюджетных денег. Дождемся данных и за целый 2009 год, посмотрим, как засуха в ряде регионов страны, к примеру, в Татарстане повлияет на убыточность компаний, являющихся фаворитами на этом рынке.
В покрытии предоставления убытков и вопросе субсидий на национальном уровне кроме того не пробуют разобраться. С одной стороны, в 2009 году сумма средств, выделяемых для целей господдержки, стала объектом секвестра.

Иначе, не обращая внимания на очевидную недостаточность выделяемых средств и полное отсутствие контроля за адекватностью их применения, провозглашаются идеи создания государственной компании по агрострахованию, что должно настойчиво попросить еще больше инвестиций, либо говорится о предоставлении госпомощи хозяйствам, пострадавшим от засухи. В случае если такая помощь будет предоставлена тем, кто имел страховой полис, то появится вопрос, для чего тогда платить страховое возмещение, а вдруг помощь будет оказана тем, кто не страховался, то тем самым еще посильнее разрушается мысль сельхозстрахования.
И имеется ли выход из данной ситуации?
Решение нашлось — позволить сельхозпроизводителям самостоятельно определять страховое покрытие, каковые они находят разумным покупать, предоставлять субсидии всем хозяйствам, каковые имеют страховой полис, а больше никакой национальной помощи по большому счету не предоставлять. Страховщикам еще большое количество нужно сделать на селе, в первую очередь, донести до сельхозпроизводителей ключевые принципы страхования, продемонстрировать, что страхование — это современный рыночный университет, а не метод совершения махинаций.

В случае если имеется страхование, то при засухи, неурожая, отвечать должны страховые компании, а не государство. И страховые компании при убытка должны платить столько, сколько нужно для компенсации убытка, а не чтобы продемонстрировать перемещение денежных средств.
Какие конкретно последствия для рынка страхования урожая с государственной поддержкой будет иметь вердикт Верховного Суда в будущем году, в особенности с учетом предполагаемой фиксации суммы ежегодных бюджетных ассигнований на государственную поддержку агрострахования суммой 2 млрд. руб.?
Считаю, что ответ приведет к откату к обстановке двух-трех летней давности: адресное получение субсидий (особенно в условиях, в то время, когда суммы господдержки очень ограничены) теми сельхозпроизводителями, каковые близки к региональным аграрным влияниям и каковые страхуются в собственных компаниях.
Будет и дальше происходить расслоение в подходах к агрострахованию: местные и небольшие сельхозпроизводители будут, по большей части, пользоваться госсубсидиями, а большие агрохолдинги, привносящие в судьбу села современные способы хозяйствования, будут применять коммерческое страхование, другими словами пользоваться одолжениями тех страховщиков, каковые не являются фаворитами русского рынка агрострахования.
Мы знаем, что субсидий в размере 3,5 млрд. руб. хватало на 25% посевных площадей в Российской Федерации. Соответственно, 2 млрд. руб. хватит еще на меньшее количество сельхозпроизводителей. Представьте себе, какой это предлог для злоупотреблений и коррупции. Где уж тут возможно сказать о реальной компенсации и реальном страховании убытков…
Отложит ли все это уход с агрорынка небольших компаний участников и страховых- компаний схем ?
Да, отложит, причем, на неизвестный срок. Большие страховые компании не прекратят собственную борьбу. В условиях фактического снятия требований по перестрахованию рисков большие российские страховые компании будут заниматься, по большей части, рыночным агрострахованием и продолжать просветительскую работу.

Это продолжительный и трудоемкий путь, и он разрешит через какое-то время доказать, что именно страхование, а не перераспределение бюджетных денег, необходимо селу. Сейчас фавориты агрорынка успешны благодаря своим связям с региональными аграрными властями, каковые по существующему порядку распределяют бюджетные средства. Приход в регионы, в сельскохозяйственные районы больших агрохолдингов и больших страховщиков в корне изменяет обстановку.

В памяти поднимается эпизод — переговоры с большим федеральным агрохолдингом: влиятельные сотрудники были не в курсе совокупности предоставления национальных субсидий по помощи страхования урожаев. Из-за чего? А вследствие того что их подход был ориентирован на минимизацию рисков — велись закупки качественного удобрений и посевного материала, дабы обеспечивать высокую урожайность кроме того в негативные годы, а не на получение какой-то подачки от страховщиков.

На такие агропромышленные фирмы и ориентируются большие федеральные страховые компании. И прекрасно, что таких хозяйств делается из года в год все больше.
В случае если государство не будет ничего поменять, то схемы на селе погибнут сами собой, действительно, времени для этого потребуется довольно много, несколько год.
Будет ли отмена правительственных требований Главным судом означать уменьшение степени страховой защищенности российского сельского хозяйства и вовлечение агропроизводителей и их кредиторов в цепочки финансовых проблем и банкротств?
У каждого собственная степень страховой защищенности. Присутствуя на мероприятии, которое устраивал Агропромстрах для журналистов, я пристально слушал выступление одного сельхозпроизводителя из Волгоградской области, что очень эмоционально сказал о том, что взять со страховщика хоть что- то — это уже громадное достижение. Для аналогичных хозяйственников ничего не поменяется.

Они так же, как и прежде будут ориентироваться на личные результаты, а получение хоть чего-то от страховщика будет восприниматься в качестве бонуса, а не в качестве полноценного возмещения понесенных из-за негативных природных условий утрат. Выступление агрария из Волгоградской губернии было в 2008 году, в то время, когда свежи были в Ингосстрахе воспоминания об убыточности в размере практически 900 % по агрострахованию без господдержки, которое Ингосстрах осуществлял на селе в данной губернии, по результатам неурожайного 2007 года. В том же году страховые компании, каковые считаются фаворитами и каковые традиционно реализовывают страхование с государственной поддержкой в Волгоградской области, продемонстрировали собственные классические 50 % убыточности.
Какие конкретно действия будет предпринимать Правительство (либо иные субъекты) по кассационному обжалованию данного вердикта Верховного Суда?
До тех пор пока это не известно. Из СМИ направляться, что Минсельхоз планирует создавать Государственную компанию по агрострахованию (в какой форме не светло). Помимо этого, Министерство финансов планирует выделять 2 млрд. руб. из бюджета на поддержку страхования (при том что, как мы уже сообщили, и 3,5 млрд. руб. было очень мало).

Говорят о необходимости помощи селян, пострадавших от неурожаев. Какой результат из всего этого возможно извлечь, увы, не ясно — замыслы через чур непрозрачные.
Какие конкретно последствия для рынка имело возможность бы иметь создание для того чтобы единого национального агростраховщика-получателя господдержки при реализации аналогичных замыслов?
Я весьма надеюсь, что Минсельхоз, перед тем как реализовывать озвученные замыслы, выслушает вывод страхового сообщества. В спорах может появиться истина.
Пока же, как мне думается, создание государственной компании приведет к еще громадной непрозрачности и еще громадным национальным затратам. Мне видится, что формы государственной компании возможно минимум две: государственная компания по перестрахованию рисков агрострахования либо государственная компания, которая будет и страховать, и удерживать на себе риски. В первом варианте появляется вопрос о том, как эта перестраховочная компания будет компенсировать убытки у прямых страховщиков, не кончатся ли у нее деньги.

Во втором случае потребуется создать страховщика, с громадным региональной сетью и уставным капиталом, сопоставимой с нынешнмм Росгосстрахом. А имеется ли у страны на это деньги? Появляется и еще вопрос, не ограничит ли борьбу создание национальной сельскохозяйственной страховой компании в отношении необязательного вида страхования?
Какие конкретно еще вопросыв области регулирования агрострахования на данный момент обсуждаются? Что ожидает данный рынок в целом?
Открыто говоря, рынок в ступоре. Никто из нас (сообщу в этом случае за НСА) не ожидал для того чтобы поворота событий. НСА идет по пути формирования рыночной инфраструктуры по перестрахованию рисков, по свободному урегулированию убытков, по обоюдному контролю страховщиков.

В этот самый момент оказывается, что все это никому не требуется. И, в первую очередь, стране, которое начало в 2008 году демонстрировать заинтересованность тем, что происходит со страхованием на селе.

Что будет дальше? Целый туман…
Со своей стороны, могу заявить, что Ингосстрах будет и дпльше заниматься агрострахованием. Мы будем вестипросветительскую работу, будет показывать болячки рынка, а основное будем делатьвыплаты по убыткам и предлагать страховые услуги для фирм всех сегментов сельскохозяйственного производства.

Martin Rees: Can we prevent the end of the world?


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.