Сверхмалый калибр: миниатюрное оружие

Про военное

    Рабочее место мастера-миниатюриста завалено инструментами, чертежами, линейками. Центр композиции составляют, само собой разумеется, изделия: маленькая винтовка Мосина скрещена с моделью германской Mauser G98.
    Работы Станислава Архипова
    Миниатюрный маузер Хороший германский маузер C-96 был создан во второй половине 90-ых годов XIX века и стал широко распространен. Официально он ни при каких обстоятельствах не состоял на вооружении больших подразделений — лишь отдельных частей, но был весьма популярен в качестве гражданского и офицерского оружия, потому, что был достаточно компактным при точности и высокой мощности действенного огня.

Работа Андрея Максимова и Сергея Горбунова
Как видно, механизм модели совсем не похож на механизм настоящего пистолета. С позиций сложности изготовления это слесарные высококачественной работы , никакого ювелирного мастерства не требуется. Однако достаточно простое устройство дает возможность приобрести на выходе важный эффект: пуля может пробить кроме того толстый рекламный каталог
Автомат АК-74 в разобранном состоянии. К сожалению, модель неимеетвозможности стрелять очередями: добиться этого мастерам пока не удалось
Укороченная винтовка Karabiner 98 Kurz
Размеры патронов работы Максима Горбунова в сравнении с 10-копеечной монетой поражают
Подствольный работы и-30 гранатомёт Максима Горбунова мало отличается от оригинала, а гранаты по окончании выстрела в целях безопасности не взрываются, но искрят и дымятся
Сверхмалый калибр: миниатюрное оружие

Миниатюрное оружие в Туле делают с самого первого дня существования оружейного промысла. Действительно, оно ни при каких обстоятельствах не было «товаром на продажу». пистолеты и Крошечные ружья оружейники делали только как подтверждение собственного мастерства.

Более того, в некоторых мастерских такая работа служила совсем официальным экзаменом, по окончании которого подмастерье имел возможность перейти на более высокую ступень и завести собственную мастерскую.

«Тула ни при каких обстоятельствах не делала бутафории, — говорит мастер Сергей Витальевич Горбунов. — Каждые тульские изделия, не только оружие, но кроме того сувениры, всегда были функциональны. В случае если делается маленькая копия ружья либо пистолета, она в обязательном порядке обязана стрелять. В случае если это миниатюрный ножичек, то сталь должна быть важной, как в настоящем клинке, дабы резала все что угодно»

К слову, конструкция миниатюрных «пушек» может без шуток различаться от конструкции их настоящих прототипов. Об этом и отправится обращение.

Особенности конструкции

В Тульском оружейном музее возможно заметить потрясающие работы. К примеру, копии автоматов АКМ длиной с две фаланги пальца либо копию гранатомета, помещающуюся в ладони. Либо кроме того древние пистолеты с кремневыми замками размером с ноготь.

Оружие выглядит совершенно верно как настоящее и стреляет настоящими пулями. А вот обеспечить правильное соответствие уменьшенного и полноразмерного механизмов получается далеко не всегда.

В частности, до сих пор ни один мастер не сумел сделать миниатюрный автомат, стреляющий очередями. Это попросту нереально: энергии маленькой порции газов не достаточно на обеспечение запаса для выстрела, на оттяжку рамы. Более того, большая часть мини-пистолетов, как бы они ни смотрелись, — однозарядные.

Узнаваемый тульский мастер Валерий Соснин, действительно, делал модели, оборудованные автоматической подачей патрона, но это были единичные случаи, требующие ужасного количества времени и немыслимой усидчивости.

Мы провели в мастерской у Андрея Максимова и Сергея Горбунова пара часов, в течение которых они достаточно детально поведали нам обо всех изюминках производства мелких копий а также предоставили пара чертежей. Кальками мастера не пользуются. По сути, любая модель разрабатывается раздельно, под клиента, а «чертежи» являются простые картинки, иногда кроме того не под линейку, с указанными размерами.

Самая популярная среди клиентов модель — маузер, созданный Максимом Горбуновым, братом Сергея. Маузер по большому счету был спроектирован достаточно комическим образом. Еще в первой половине 90-х годов двадцатого века пригодилось сделать презент большому милицейскому главе, и хороший пистолет показался наилучшим вариантом.

В короткие сроки пистолет был нарисован и сделан, а позже оказалось, что практически любой глава желает иметь такой же.

«Миниатюры, — говорит Сергей, — это хорошая слесарка. Тут не нужно большого мастерства, за исключением последующего украшения». Украшают пистолеты значительно чаще не те мастера, каковые делают начальную заготовку.

Нам продемонстрировали копию ружья XVII века, к которой приложили руки шесть различных мастеров: один делал железные подробности, второй — древесные, третий — инкрустацию, четвертый — пули. Фактически, все мастера, с которыми мы общались, — так именуемые универсалы. Они делают украшения из камня, дерева и металлов, оружие огнестрельное и холодное, инкрустируют чужие работы.

Делать патроны либо ножи — это персональный выбор каждого.

Как уже было вскользь упомянуто, миниатюрные пистолеты бывают двух видов. Первые — это действующие копии оружия, повторяющие механизм в точности. В большинстве случаев, это винтовки и револьверы, потому, что их механизмы не через чур сложны, в особенности для высококлассного профессионала .

А имеется «модели внешнего образа». К примеру, тот же маузер. Модель в точности повторяет пистолет снаружи, но механизм в том месте произвольный.

Мне довелось подержать разобранный пистолетик — две пружины и пяток подробностей, вот и все устройство.

Размер имеет значение

В принципе, предела для уменьшения модели нет. Но время расставило все по своим местам, и модели стали не только доказательством мастерства живописца, но и источником дохода. А сверхминиатюрное оружие длиной с ноготь спросом не пользуется.

Значительно чаще маленькие пушки украшают кабинеты, стоят на рабочих столах либо за стеклом на полках. Обладателям приятно демонстрировать собственные «игрушки», и потому успехом пользуется «среднеразмерное» оружие, которое возможно забрать в руки.

Самый мелкий пистолетик сделал пара лет назад мастер Сергей Лабазников. Весит он порядка 2,5 г и помещается на ногте громадного пальца. Это в полной мере боеспособный револьвер «Бульдог».

Калибр образовывает 1 мм, и у пистолета имеется нарезной ствол (при таких-то размерах — имеете возможность себе представить?).

Так как пальцем на его маленький спусковой крючок не надавишь, Лабазников сконструировал особое устройство для стрельбы — в виде древесного кулачка с вытянутым пальцем. Этим пальцем и необходимо нажимать на спуск. Пистолетик тут же был выкуплен для коллекции тульским оружейным музеем.

Еще одна неприятность, которая связана с размером, — порох. Дело в том, что порох — через чур крупнозернистое вещество и в патроне для того чтобы калибра он просто не сработает. Для снарядов применяют специальные капсюльные смеси, каковые успевают вытолкнуть патрон из ствола.

В случае если ствол через чур долгий либо заряд через чур велик, оружие может порвать. Но такие вещи происходят лишь на стадии опробований, к клиенту поступает всецело проверенное и пристрелянное оружие.

Помимо этого, чем меньше копия, тем больше времени она занимает. К примеру, миниатюрный наган мастер Константин Сушкин делал около года.

Убойная сила

«Самый неприятный вопрос, — в один голос говорят Максим и Сергей Горбуновы, — возможно ли таким пистолетом убить. На каждой выставке кто-нибудь да спросит. А ответ несложной: убить и карандашом возможно, в случае если умеючи».

Это чистая правда. Все миниатюрное оружие тульских мастеров сертифицировано, прошло через органы МВД, для всех пистолетов и ружей имеется заключения о том, что они не являются огнестрельным оружием и разрешены к продаже в любом магазине сувениров. Не смотря на то, что, само собой разумеется, такие эксклюзивные вещи ни в каких магазинах не продаются.

По большей части убойная сила таких ружей зависит от патрона. У патронов к миниатюрным копиям история не меньше увлекательна, чем у самого оружия.

По окончании революции передача искусства и преемственность поколений изготовления миниатюрных ружей от мастера к ученику прервалась. Еще в десятнадцатом веке ювелиры и оружейники жили в отдельном районе Тулы, Заречье, где не дозволялось селиться мещанам. Оружейники были в почете а также в крепостные времена жили достаточно зажиточно.

В то время, когда фабрики были национализированы, необходимость в демонстрации мастерства методом изготовления миниатюр, и это мастерство было фактически забыто на много лет, не считая случайных, единичных случаев.

Первым мастером, что в 1990-х, уже по окончании развала СССР, начал делать миниатюрное оружие, стал уже упомянутый Константин Сушкин, а первым человеком, что осознал коммерческую сокровище для того чтобы производства, был Максим Горбунов. Он организовал маленькой кооператив, благодаря которому работы тульских умельцев неспешно расползались по миру — как подарки известным людям и просто сувениры.

Со временем количество мастеров росло, но единой совокупности не было, и любой делал так, как умел и желал. У каждого мастера был собственный калибр, и иногда, приобретя маленькое ружье и отстреляв все патроны, возможно было просто не отыскать новых. Мысль, пришедшая в голову Максиму Горбунову, была весьма несложна: договориться со всеми мастерами-микромоделистами Тулы и создать два-три универсальных калибра.

Действительно, оказалось мало в противном случае, и в следствии на сегодня создано около 14 калибров, каковые Горбунов назвал ПМ-01, -02, -03 и т. д. Что означает ПМ? «Да любой осознаёт как желает, мне легко сочетание понравилось, — ответил мастер. — Патрон миниатюрный либо пистон миниатюрный, как-то так» Факт содержится в том, что патронами работы Горбунова сейчас пользуются все мастера-туляки: он больше не делает оружия, но всецело перешел на производство снарядов. Но, начальная мысль свести все калибры к двум-трем неспешно делается действительностью.

ПМ-11 либо 12, к примеру, по большому счету уже не заказывают. Все свелось к ПМ-03, 04 и 07 — трем самым популярным мини-калибрам.

Раньше мастер сам делал патрон от начала до конца. Сейчас он заказывает техническую часть — гильзу — токарю, а сам занимается лишь сборкой. Патрон забивается смесью максимум на 1/3 часть.

В случае если забить всецело, он и в действительности может стать убойным. Кроме того забитый на треть, таковой патрон пробивает толстый телефонный справочник до половины. Патрон заполняется весьма бережно, дабы при выстреле в руку получалась максимум маленькая гематома.

Опробования выполняют, само собой разумеется, на себе — такая уж работа. А заряд аналогичной массы не взвесишь кроме того на весах II класса, аптечных, с точностью до 0,0001 г.

Кроме Горбунова патроны в Туле делает компания «Микрон». Ее сотрудники по большому счету придумали ноу-хау: по окончании заряда в патрон загоняется металлической шарик-пробка, что нереально извлечь. И таковой патрон застрахован от нелегальной «перезарядки».

Игра в солдатики

Отечественным экскурсоводом по Туле был живописец Павел Александрович Савин, сотрудник Тульского музея. Сам он миниатюры не делает, но занимается их украшением: инкрустацией, известной тульской «кудряшкой» — спиралью, распадающейся на завитки. Мы задали ему вопрос: а как определят об этих работах?

Откуда берутся клиенты?

Оказывается, большая часть тульских мастеров, как и 200 лет назад, трудятся, в общем, только для себя. Они не обожают публичности, а работы реализовывают лишь через посредников, причем с значительно бoльшим интересом — Тульскому музею, чем частным лицам (пускай и теряя с денежной точки зрения). Рекламы мастера не дают: их популярности содействуют публикации в прессе и в сети, и бессчётные выставки, в которых они принимают участие.

И само собой разумеется, наибольший уровень мастерства.

В середине 1990-х годов немцы предлагали местным ювелирам трехгодичный договор учителей. Дело в том, что европейские мастера идут по большей части по пути технологического совершенствования. Технологии нейтронного напыления, лазерной пробивки Многие элементы работы руками попросту утеряны — и приходится обучаться заново.

Радует одно: древнее мастерство не забыто и Тула, так же, как и прежде, может гордиться собственными мастерами. Осталось лишь утвердить закон о помощи народных ремесел, что уже не первый год «висит» и ожидает собственной очереди.

В случае если вам хочется собственными глазами заметить миниатюрные чудеса оружейного мастерства, съездите в Тулу. Оно того стоит.

Дорогое наслаждение

Миниатюрные пистолетики стоят иногда дороже собственных полноразмерных прототипов. Цены на миниатюры начинаются от 30 000 руб., а верхней границы попросту не имеют

К примеру, модель пеппербокса совокупности Мариетта либо пулемета Максима стоит 70−80 тысяч руб. Такая большая цена связана прежде всего с высокими временными трудозатратами. Несложная технически работа требует иногда нескольких месяцев усидчивого труда одного мастера.

А вдруг второй мастер еще делает гравировку либо инкрустацию рукоятки, цена может вырасти до запредельных высот.

Плюс ко всему другому каждая миниатюра — это штучная, эксклюзивная работа.

В американских вебмагазинах возможно наткнуться на красивой работы пистолеты и миниатюрные ружья за $15−25. Не спешите возмущаться: это недействующие модели. В они значительно чаще кроме того не полые.

Настоящие мини-ружья за границей стоят не дешевле, чем в Российской Федерации.

Производством действующих моделей занимаются не только частные мастера, но и организованные компании. В Туле это, к примеру, компания «Микрон». Широко известна среди коллекционеров французская компания Miniature Arsenal.

Статья размещена в издании «Популярная механика» (№89, март 2010).

Андрей Максимов. Самые главные ошибки в общении


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: