Техника вбоях заберлин: штурм берлина

    Еще мало, еще чуть-чуть На картине вверху — карта действий войск СССР недалеко от Рейхстага; на фото внизу — разбитый танк Pz-V «Пантера» из роты «Берлин» на Бисмарк-штрассе
    Последний бой «Пантеры»
    В Берлине Panzerfaust использовались и против танков, и против пехоты. Слева: Panzerfaust 60; справа: Panzerfaust 100
    «Панцерфауст» (Panzerfaust) «Панцерфауст» (Panzerfaust) — семейство германских противотанковых гранатометов однократного применения.

При поджоге размещенного в трубе порохового заряда граната выстреливалась. Благодаря кумулятивному действию она была способна прожечь броневой лист толщиной до 200 мм
Башня ПВО Flakturm I
Орудия против стенку 203-мм гаубица Б-4 на гусеничном ходу, поставленная на прямую наводку, сокрушала стенки берлинских строений.

    Но кроме того для этого замечательного орудия башня ПВО Flakturm I была крепким орешком
    Падение Берлина стало причиной деморализации германских армий и сломило их волю к сопротивлению. Владея все еще большими боевыми возможностями, вермахт сдался в течение ближайшей семь дней по окончании того, как сложил оружие берлинский гарнизон
    Новейшее оружие 7 сентября 1945 года в параде, прошедшем в Берлине по случаю завершения Второй мировой, участвовали тяжелые танки ИС-3. Автомобили данной новой модели так и опоздали повоевать в столице Рейха, но сейчас возвещали своим возникновением, что мощь армии-победительницы будет увеличиваться в дальнейшем

Техника вбоях заберлин: штурм берлина

Кроме того борьба за Сталинград уступает битвам за Берлин по главным количественным и качественным показателям: численности вовлеченных в битвы армий, количеству участвующей боевой техники, и характеру и размерам города его застройки.

В какой-то мере со штурмом Берлина сравним штурм Будапешта в январе-феврале и Кенигсберга в апреле 1945 года. Сражения современности, к примеру битвы за Бейрут в первой половине 80-ых годов XX века, остаются бледной тенью грандиозных схваток Второй мировой войны.

Запечатанные «штрассе»

На подготовку Берлина к обороне у немцев было 2,5 месяца, в течение которых фронт стоял на Одере, в 70 км от города. Эта подготовка отнюдь не носила характера импровизации. Немцы создали целую совокупность превращения собственных и чужих городов в «фестунги» — крепости.

Это стратегия, которой придерживался Гитлер во второй половине войны.

Города-«крепости» должны были обороняться в изоляции, снабжаемые по воздуху. Их цель — удержание узлов дорог и других ответственных пунктов.

Берлинские упрочнения апреля-мая 1945-го достаточно обычны для германских «фестунгов» — массивные баррикады, и подготовленные для обороны жилые и административные постройки. Баррикады в Германии сооружались на промышленном уровне и не имели ничего общего с грудами хлама, которыми перегораживают улицы во время революционных беспокойств. Берлинские, в большинстве случаев, имели 2−2,5 м в высоту и 2−2,2 м в толщину.

Сооружались они из дерева, камня, время от времени рельс и фасонного железа.

Подобная баррикада легко выдерживала выстрелы танковых пушек а также дивизионной артиллерии калибром 76−122 мм.

Часть улиц всецело перегородили баррикадами, не покинув кроме того проезда. По главным магистралям баррикады все же имели трехметровой ширины проезд, подготовленный к стремительному закрытию вагоном с почвой, другими материалами и камнями. Подходы к баррикадам минировались.

Нельзя сказать, что эти берлинские упрочнения были шедевром инженерного мастерства. Вот в районе Бреслау войска СССР сталкивались с воистину циклопическими баррикадами, полностью отлитыми из бетона. В их конструкции предусматривались огромные подвижные части, сбрасываемые поперек проезда.

В Берлине же ничего аналогичного не виделось.

Обстоятельство достаточно несложна: германские полководцы думали, что будущее города решится на Одерском фронте. Соответственно, главные упрочнения инженерных армий были сосредоточены именно там, на Зееловских высотах и на периметре советского Кюстринского плацдарма.

Рота неподвижных танков

Подходы к мостам через выходы и каналы с мостов кроме этого имели баррикады. В строениях, которым предстояло стать опорными пунктами обороны, закладывали кирпичом оконные проемы. В кладке оставляли одну-две амбразуры для ведения огня из противотанковых гранатомётов и стрелкового оружия — фаустпатронов.

Очевидно, не все берлинские дома претерпели такую перестройку.

Но Рейхстаг, к примеру, подготовили к обороне прекрасно: огромные окна строения германского парламента были замурованы.

Одной из «находок» немцев в обороне собственной столицы стала танковая рота «Берлин», собранная из не способных к независимому передвижению танков. Их вкопали на перекрестках улиц и применяли как неподвижные огневые точки на западе и на востоке города. Всего в состав роты «Берлин» входило 10 танков «Пантера» и 12 танков Pz.IV.

Кроме особых оборонительных сооружений в городе существовали объекты ПВО, пригодные для наземных сражений. Речь заходит прежде всего о так называемых флактурмах — массивных цементных башнях высотой около сорока метров, на крыше которых оборудовались установки зенитных орудий до 128-мм калибра. В Берлине выстроили три таких огромных сооружения. Это Flakturm I недалеко от зоопарка, Flakturm II во Фридрихсхайне на востоке города и Flakturm III в Гумбольтхайне на севере. (О зенитных башнях Фашисткой германии «ПМ» детально писала в № 3 за 2009 год. — Прим. ред.)

Силы «крепости Берлин»

Но каждые инженерные сооружения полностью ненужны, в случае если их некому оборонять. Это и стало для немцев самой громадной проблемой. В советское время число защитников столицы Рейха в большинстве случаев оценивалось в 200 000 человек.

Но эта цифра представляется очень сильно завышенной.

Показания последнего начальника Берлина генерала Вейдлинга и других пленных офицеров берлинского гарнизона приводят к цифре в 100−120 тысяч людей и 50−60 танков на начало штурма. Для обороны Берлина для того чтобы количества защитников выяснилось очевидно не хватает. Специалистам это было разумеется сначала.

В сводке обобщенного боевого опыта штурмовавшей город 8-й гвардейской армии указывалось: «Для обороны для того чтобы большого города, окруженного со всех сторон, не хватало сил, дабы оборонять каждое строение, как это имело место в других городах, исходя из этого соперник оборонял в основном группы кварталов, а в них объекты и отдельные здания» Войска СССР, штурмовавшие Берлин, насчитывали, согласно данным на 26 апреля 1945 года, 464 000 человек и около 1500 танков. В штурме города принимали участие 1-я и 2-я гвардейские танковые армии, 3-я и 5-я ударные армии, 8-я гвардейская армия (все — 1-й Белорусский фронт), и 3-я гвардейская танковая и часть сил 28-й армии (1-й Украинский фронт). В последние два дня штурма в битвах принимали участие части 1-й Польской армии.

Эвакуированная взрывчатка

Одна из тайных боев за Берлин — сохранение в сохранности и целости многих мостов через Шпрее и Ландвер-канал. Учитывая, что берега Шпрее в центре Берлина были одеты камнем, форсирование реки вне мостов стало бы сложной задачей. Разгадку свидетельствовали генерала Вейдлинга в советском плену.

Он вспоминал: «Ни один из мостов не был подготовлен к взрыву. Геббельс поручил это организации ‘Шпур’, в связи с тем что при взрывах мостов воинскими частями причинялся хозяйственный ущерб окружающим владениям. Оказалось, что все материалы для подготовки мостов к взрыву, и заготовленные для этого снаряды были вывезены из Берлина при эвакуации учреждений ‘Шпур».

Нужно подчернуть, что это касалось мостов в центре города.

На окраинах все обстояло в противном случае. Так, к примеру, все мосты через канал Берлин-Шпандауэр-Шиффартс в северной части города были взорваны. Армиям 3-й ударной армии и 2-й гвардейской танковой армии было нужно наводить переправы.

В целом можно подчернуть, что первые дни борьбы за Берлин связаны с форсированием водных рубежей на его окраинах.

В гущу кварталов

К 27 апреля войска СССР по большей части преодолели районы с малоэтажной и разреженной застройкой и углубились в хорошо застроенные центральные районы Берлина. Наступающие с различных направлений советские танковые и общевойсковые армии нацеливались на одну точку в историческом центре города — Рейхстаг. Он в 1945 году уже давно потерял собственный политическое значение и имел условную сокровище как армейский объект.

Но как раз Рейхстаг фигурирует в распоряжениях как цель наступления советских объединений и соединений. В любом случае, двигаясь с различных сторон к Рейхстагу, войска Красной армии создавали угрозу бункеру фюрера под Рейхсканцелярией.

Центральной фигурой в уличных битвах стала штурмовая несколько. Директивой Жукова рекомендовалось включать в состав штурмовых отрядов 8−12 орудий калибром от 45 до 203 мм, 4−6 минометов 82−120 мм. В штурмовые группы входили химики и «сапёры» с огнемётами и дымовыми шашками.

Танки также стали неизменными участниками этих групп. Хорошо как мы знаем, что их главным неприятелем в городских битвах в 1945 году стало ручное противотанковое оружие — фауст-патроны.

Незадолго до Берлинской операции в армиях проводились опыты по экранированию танков. Но хорошего результата они не дали: кроме того при подрыве гранаты фаустпатрона на экране броня танка пробивалась. Однако в некоторых частях экраны все же устанавливались — скорее для психотерапевтической помощи экипажа, нежели для настоящей защиты.

Сожгли ли «фаустники» танковые армии?

Утраты танковых армий в битвах за город возможно оценить как умеренные, в особенности в сравнении с боями на открытой местности против танков и противотанковой артиллерии. Так, 2-я гвардейская танковая армия Богданова в битвах за город утратила от фаустпатронов около 70 танков. Наряду с этим она действовала в отрыве от общевойсковых армий, опираясь лишь на собственную мотопехоту.

Часть подбитых «фаустниками» танков в других армиях была меньше. Всего за время уличных боев в Берлине с 22 апреля по 2 мая армия Богданова утратила безвозвратно 104 танка и САУ (16% численности парка боевых автомобилей к началу операции). 1-я гвардейская танковая армия Катукова за время уличных боев также утратила безвозвратно 104 бронеединицы (15% боевых автомобилей, пребывавших в строю к началу операции).

3-я гвардейская танковая армия Рыбалко в самом Берлине с 23 апреля по 2 мая безвозвратно утратила 99 танков и 15 САУ (23%). Неспециализированные утраты Красной армии от фаустпатронов в Берлине возможно оценить в 200−250 танков и САУ из практически 1800, потерянных за операцию в целом. Одним словом, сказать о том, что советские танковые армии были сожжены «фаустниками» в Берлине, нет никаких оснований.

Но в любом случае массовое применение фаустпатронов затруднило применение танков, и, если бы войска СССР надеялись лишь на военную технику, битвы за город стали бы куда более кровавыми. Нужно подчернуть, что фаустпатроны использовались немцами не только против танков, но и против пехоты. Вынужденные идти впереди бронетехники пехотинцы попадали под град выстрелов «фаустников».

Исходя из этого неоценимую помощь в штурме оказала ствольная и реактивная артиллерия. Специфика муниципальных боев заставляла ставить дивизионную и приданную артиллерию на прямую наводку. Как ни парадоксально это звучит, но орудия на прямой наводке появились время от времени действеннее танков.

В отчете 44-й гвардейской пушечной артиллерийской бригады по Берлинской операции указывалось: «Использование противн

Приёмы для уличных драк


Похожие статьи, которые вам понравятся:

  • Маршал рыбалко — от синьцзяна до праги

    Боевой порядок 3-й гвардейской танковой армии Павла Семёновича Рыбалко, идущей в наступление, удивлял. Рядом с наступавшими танками ехал «виллис» —…

  • Армия, которая умеет воевать

    К апрелю 1945 года Красная армия, казалось, уже обучилась сражаться в произвольных условиях. Но в первых рядах лежал Берлин. Было разумеется, что забрать…

  • Штурм серного острова

    Летом 1944 года ВМС США пробили главную линию оборону Японии и готовьсяперенести боевые действия с нейтральной территории на территорию страны соперника….

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: