Тема 3.бытие, человек, познание

История

С. Кара-Мурза Из книги «Манипулирование сознанием»

Основная цель книги — дать материал чтобы любой имел возможность поразмыслить о том выборе, перед которым мы сейчас стоим. Это не выбор президента, партии либо кроме того политического строя. За всем этим стоит выбор жизнеустройства (типа цивилизации).

Я-то лично пологаю, что в действительности для весьма многих это выбор между смертью и жизнью, но не будем эту тему тут развивать.

Сейчас мы болтаемся между двумя типами жизнеустройства, и нас усиленно тянут и толкают к тому берегу, где манипуляция сознанием станет главным и практически тотальным средством господства, так что некое время спустя перед нами по большому счету провалится сквозь землю неприятность и выбора, и борьбы …

Те, кто не желают для того чтобы финала и готовы плыть искать второй берег, хотя бы и в тумане а также плывя против течения (либо хотя бы барахтаться на месте, пока не рассветет), смогут отыскать в данной книги кое-какие ориентиры. Имеется фундаментальные, инерционные структуры, каковые нужно защищать, в случае если мы не хотим быть вытащенными на берег манипулятивного общества. Эти структуры на большом растоянии еще не сломаны, их сохранение зависит от «молекулярной» помощи всех нас, от массового пассивного сопротивления.

Обращение в первую очередь идет о школе русского типа—так, как ее сложила отечественная культура в советское время.Тема 3.бытие, человек, познание Это школа, воспроизводящая тип и народ культуры. Она не дает следующему поколению превратиться в скопище индивидов*, стать людьми массы.

Она затрудняет и замену отечественной культуры на мозаичную культуру человека массы. Школу разламывают, но сломать ее тяжело, она через чур ушла корнями в народ. Но капля камень точит, и без сознательного сопротивления всех нас русскую школу сломают… В ближайщее время придется нам искать путь практически без науки, функционировать неотёсаннее, с потерями и большими ошибками. Будем платить за собственную

*Имеются в виду люди, между которыми отсутствуют обычные человеческие связи.

безответственность. СМИ в массе собственной, а тем более телевидение, практически

полностью не отечественные. Они определенно стали служить манипуляторам. Возможно было, при наличии минимума политической воли, спасти что-то из местного телевидения и местных газет, но таковой воли у нас не нашлось.

Второй неспециализированный вывод — неизменно и везде, и на людях, и в мыслях, противодействовать атомизации, превращению в индивида. Сейчас обращение не об идеале соборности либо народности, а о сохранении людских связей как средства защиты собственной личности. При том давлении, которое оказывается на отечественное сознание, мы можем устоять как личности лишь опираясь на душевную помощь собратьев.

Любой акт сохранения, создания либо восстановления людской связи—это выгрызание кусочка пространства у манипуляторов. Подадим ли рубль бедному либо с ним взором, пошутим ли с торговкой на рынке, уступим ли место в метро либо поругаемся с обидевшим нас родственником — все это усиливает отечественную психотерапевтическую защиту против манипуляции. Принципиально важно, дабы во всех этих связях был диалог.

Дабы это были связи не человек — вещь, а человек-человек.* Тут нет никакой сентиментальности, никакой проповеди доброты, лишь трезвый а также циничный расчет.

И в каком-то смысле противоположный совет — всячески избегать утраты собственного Я и соединения в толпу. Опасность толпотворения сейчас не в физическом собирании в массу. Наоборот, массы у нас на данный момент планируют по большей части организованные.

То, что мы видим как собрание, митинг либо кроме того баррикаду, пока что скорее похоже на отряды, а не на толпу—мы еще не прошли стадию атомизации. Масса людей образуется именно в то время, когда мы изолированы и соединены через телевизор.

В то время, когда между нами нет душевного прямого контакта и нет диалога, а имеется гипнотическое воздействие из одного центра — как на рок-концерте либо на стадионе, слушающем фюрера. В эти толпы лучше не ходить. Сообщено так как в Библии: «Не ходите на собрания нечестивых».

Казалось бы, отчего же не пойти?

Послушать, поинакомыслить самому с собой. Значит запрещено, в Библии нехорошего совета не дадут. Мы считаем, что сознание отечественное прочно, но речи «нечестивых» попадают в подсознание.

Где же у нас такие собрания?

В том месте, где говорят манипуляторы, с которыми ты не можешь вступить в диалог. Не страшны дебаты, пускай кроме того оскорбительные, страшен вкрадчивый голос с экрана либо из динамика, которому ты не можешь задать вопрос либо возразить.

Наконец, необходимо принимать, практически насильно, как лекарство, усиливающие культурные средства — все то, что несет в себе символы и традиционное знание. Прочесть «Тараса Бульбу» либо томик пословиц, послушать русские романсы — это сейчас не наслаждение, а лечение. Но, каждая хорошая литература либо музыка нужны, все сейчас читается вторыми глазами.

Это самые неспециализированные мысли. Думаю, из книги возможно сделать и кое-какие более ограниченные выводы. Первый из них я бы выразил так: принять как догму, что СМИ сейчас имеется инструмент идеологии, а не информации. Основное в их сообщениях — идеи, внедряемые в отечественное сознание контрабандой.

Но в качестве «легенды» прикрытия, приманки они везут на контрабандной тележке и нужную нам траву информации.

Мы без нее не можем, и приходится заглатывать, что дают. Задача — обучиться выплевывать максимум отравы, не жевать ее и не держать кроме того во рту. Само собой разумеется, часть попадет и в желудок, будет нас травить, но нужно стараться… Другими словами, изначально не принимать поток сообщений за чистую воду, а любой раз задавать вопросы себя: «Что за этим стоит?

Для чего нам это информируют?».

Так поднимается неприятность диагностики — отделения зерен от плевел. Пускай веялка отечественная нехороша, разделение весьма неотёсанное, большое количество утрат зерна, большое количество остается грязи. Все равно, кроме того неотёсанный фильтр крайне полезен.

Страно, как много отсеивается легко оттого, что в голове крутится осуществляющий контроль вопрос.

Достаточно положиться на интуицию, на эмоцию. Почуешь, что из сообщения «торчат уши» — оно уже в подсознание не войдет, а уж предотвращённое сознание его проверит.

признаками и Какими симптомами скрытой манипуляции может воспользоваться интуиция и наше сознание? В общем, они представлены в разделах книги. Напомню главные.

Язык.Когда политик либо диктор начинает сказать на птичьем языке, вворачивая малопонятные словечки наподобие ваучера либо секвестра — значит, идет манипуляция (быть может, «вторичная», в то время, когда и сам говорящий есть марионеткой манипуляторов). Если бы говорящий хотел, дабы его сообщение было осознано и осмыслено, а не заучено либо внушено, то он сделал бы его доходчивым и выстроил в форме диалога.

В нашей жизни, за исключением чисто опытных сфер наподобие науки и техники, нет неприятностей, каковые не было возможности бы изложить на дешёвом русском языке. Непонятные слова имеют либо целью подавить слушателя фальшивым авторитетом «специалиста», или делают роль шаманского заклинания и призваны оказать гипнотизирующий эффект. Бывает также, что они—прикрытие самой наглой лжи, как это и было, к примеру, при с ваучером.

В общем, язык — наиболее значимое диагностическое средство, недаром и доктора его наблюдают.

Эмоции. В случае если политик либо диктор начинает давить на эмоции, пахнет подвохом. Тут лучше временно «очерстветь» и не поддаваться на его дрожащий голос либо блеснувшую на глазах слезу.

Политика имеется политика, эмоции в том месте, как грим.

Что означает «пожалеть больного президента»? Он либо президент, либо больной. Мы видим, что политики, независимо от состояния их здоровья, бывают полностью бессердечны к простому человеку, они действуют, как машина.

Слушая сообщения, приукрашенные чувствами любого типа (хотя бы слезливой жалостью к раненому русскому солдатику), мы и сами должны для начала принимать их как вычислительная машина, независимо от эмоций, на которых пробуют играться.

Мы должны в уме скоро просчитывать интересы, а эмоции — это их недорогая приправа. Неизменно нужно иметь в уме собственные интересы (собственные — значит тебя, твоих потомков, твоего народа), и постараться представить себе, каковы интересы говорящего либо его хозяина. Особенно нужно быть начеку, в то время, когда тебя желают разозлить, уязвить, обидеть.

Это неспроста и не для собственного наслаждения Киселева либо Сванидзе. В случае если на это идут, значит, нужно на время отключить твой разум и сосредоточить твое внимание на их минах. Запрещено поддаваться, нужно наблюдать бесстрастно и пробовать осознать, что они прячут за данной дымовой завесой.

срочность и Сенсационность. Это — разработка неспециализированного действия, снабжающая необходимый уровень и шум нервозности, подрывающей психотерапевтическую защиту. Но время от времени создание неестественного фона сенсационности помогает какой-то конкретной цели, значительно чаще для отвлечения внимания.

В большинстве случаев сенсация не следует выеденного яйца: то слониха в Тайланде родила, то плачущие британцы цветы принесли на могилу принцессы Дианы, то автобус в Португалии в кювет упал, то козленка поймали. С чего бы информировать это захлебывающимся голосом? Тут уж любой обязан выработать чувство меры — сравнивать важность сообщения с отечественными настоящими про- блемами.

По большому счету, информаторы и те политики, каковые злоупотребляют этими атрибутами сообщений, легко должны в мыслях заноситься в перечень штатных манипуляторов, и к ним неизменно нужно относиться с недоверием. Ах, нам только что сказали! Ах, мы вас будем держать в курсе дела!

Да что для того чтобы вы сказали? на следующий день сами же об этом забудете.

Одними «тёмными коробками» замучили — трещат о них по окончании каждой трагедии, а в то время, когда их к общей эйфории отыщут—молчок. Для чего тогда о них сказать?

Повторение. Повторение — основное средство недобросовестной пропаганды. Потому оно и является хорошим показателем ее наличия. В случае если внезапно начинают каждый день мусолить одну и ту же тему либо использовать одинаковые словесные комбинации — дело нечисто.

Еще М.Е. Салтыков-Щедрин давал предупреждение: «Горе — думается мне — тому граду, в котором и улица, и кабаки безнужно скулят о том, что собственность священна!

Возможно, в граде сем имеет случиться неслыханнейшее воровство!». Повторение действует на подсознание, а его мы контролируем не хорошо. Следовательно, нужно стараться зафиксировать сам факт повторения какого-либо штампа в сознании, и тогда будет как бы включена сигнализация.

А, снова завели почему-то ту же песенку— значит, держи ухо востро.

К примеру, иногда отечественные просвещенные реформаторы поднимают плач по отсутствию купли-продажи почвы, но ни при каких обстоятельствах не растолкуют толком, для чего им это необходимо. Тут — заведомая ставка на внушение, потому, что никаких разумных аргументов не существует, а теневой «социальный заказ» принят, да и деньги у клиента, возможно, уже взяты и истрачены.

Разделение. В случае если политик либо помогающее ему СМИ вправду хочет растолковать гражданам какую-то проблему и приобрести их сознательную помощь в каком-то вопросе, то он постоянно изложит эту проблему в целостном виде, хотя бы и коротко. Проблему возможно уподобить организму — у нее имеется предыстория («родители»), она появляется и начинается, обретает «семью и потомков» — связанные с нею либо порожденные ею неприятности.

В то время, когда она будет разрешена («погибнет»), начнется новый цикл, жизнь нового поколения — будущее. Политик, что манипулирует отечественным сознанием, воображает нам вместо целостной неприятности ее мелкий кусочек, да и его дробит на части так, дабы мы осмыслить целое и сделать выбор не могли. Мы должны верить ему, как жрецу, что обладает всем знанием.

Забрать ту же проблему приватизации почвы. Ее старательно воображают как чисто экономическую проблему—это как поставить ларек на рынке либо убрать его. Уже такое усечение вопроса — надежный показатель манипуляции, вторых бы и не нужно.

Каждый политик, что сначала не даёт предупреждение, что собственность на землю предопределяет тип бытия народа (соответственно, и тип самого его культуры и народа), обязан сходу рассматриваться как манипулятор. Другое дело—предотвратил, а позже сообщи: но я, дескать, на данный момент затрону лишь мелкий кусочек неприятности, экономический. Но и экономический раздел весьма велик, и его сперва нужно очертить целый, а позже переходить к купле-продаже.

Никакой вопрос нельзя принимать как честно поставленный, если не дана его предыстория. Из-за чего в Российской Федерации ни при каких обстоятельствах не было частной собственности на землю? Из-за чего крестьяне потребовали передачи в госимущество?

Какие конкретно силы конкретно столкнулись в этом вопросе сейчас? Кроме того эти вопросы замалчиваются, и их не позволяют выкрикнуть по телевидению.

Изъятие из контекста. Этопризнак, родственный прошлому. Изымая проблему из настоящего контекста, не говоря о ответственных внешних факторах, манипулятор загоняет отечественную идея, отечественную работу по толкованию его сообщения в необходимый ему узкий коридор.

Исходя из этого когда появляются подозрения, что политик либо его пропагандист умалчивает о внешнем обрамлении неприятности, внутренний голос обязан нас поставить в известность—манипуляция! Заберём ту же проблему купли-продажи почвы. На недавней интернациональной конференции криминалистов, посвященной отмыванию и наркобизнесу денег, в главном докладе в особенном разделе сообщено, что лучший метод отмывания денег — приобретение почвы.

Потом сообщено прямо, что всемирный наркобизнес ожидает закона о свободной продаже почвы в Российской Федерации — единственной стране, где сельское хозяйство разорено, государство коррумпировано и почва отправится по дешевке. Возможно ли проигнорировать данный «внешний фактор» а также не упоминать о нем? Лишь в том случае, если политик либо СМИ, поднимающие вопрос о продаже почвы, участвуют в громадной программе манипуляции.

Тоталитаризм источника сообщений. Потому, что по возможности более полное устранение несогласных мнений и источников информации — наиболее значимое условие успеха манипуляции, отсутствие настоящего диалога имеется верный показатель манипулятивного характера сообщений… Так что в то время, когда «свободное» телевидение информирует какую-то ответственную установку и наряду с этим не дает слова либо хотя бы полслова важному сопернику данной установки — оно пробует манипулировать сознанием… на данный момент тоталитаризм источника информации имеется итог преступного сговора политических верный признак и клик манипуляции.

Время от времени данный тоталитаризм нарушается в связи с частными и шепетильно контролируемыми несоответствиями между отдельными кликами. Гусинский против Березовского! Но наряду с этим главные неприятности нашей жизни все равно не поднимаются — за этим строго следят все «авторитеты»…

Тоталитаризм ответа. Еще более наглядным и связанным с прошлым показателем есть тоталитаризм самой формулы ответа, которое внушается аудитории. Иного не дано! Коней на переправе не меняют!

Альтер- нативы Ельцину нет!

В то время, когда слышатся такие речи, возможно в уме нормально ста-вить галочку: «Манипулятор». Сама сущность жизненного процесса в том, что мы идем по извилистому пути, и на каждом шагу — перекресток, разветвление пути. И мы делаем выбор, любой раз его обдумывая.

Довольно часто эта работа по принятию ответа делается так скоро, что мы ее не подмечаем, но она делается.

В то время, когда выбор сложный и при нем появляется несоответствие заинтересованностей, альтернативы должны быть очевидно опубликованы. В то время, когда же нам говорят, что выбора нет, что «реформе Чубайса» нет альтернативы, то это манипуляция, доведенная до отметки гротеска. Беда в том, что соучастниками в ней стали через чур многие, так что на публичное вывод давитмногочисленная армия «вторичных манипуляторов».

мнения и Смешение информации. Это такой грубый прием ма- нипуляции, что в европейских законах против него введены кроме того ограничительные нормы. Человек, что приготовился определить факты, с большим трудом мо- жет защититься от внушаемого ему вместе с фактами мнения об этих фактах.

Тебе говорят, что в метро Токио кто-то разбрызгал отравляющее тут и — вещество зарин же подпускают вывод, что это сделали сектанты. А назавтра уже говорят: «сектанты, каковые разбрызгали отравляющее вещество зарин…» У нас данный прием употребляется неизменно и с невиданной наглостью. Так как кроме того утверждение, что дом в Москве взорвали «чеченские сепаратисты», все мы в далеком прошлом приняли за факт, не смотря на то, что это было всего лишь мнением, да да и то высказанным вскользь.

Натренировать сознание так, дабы в любом сообщении машинально разделять мнение и информацию, не весьма сложно. В то время, когда поток мнения идет через чур близко, разум обязан подавать сигнал: внимание, манипуляция!

Прикрытие авторитетом. В то время, когда как аргумент в поддержку какого-либо чисто идеологического либо политического утверждения привлекается уважение и авторитет, завоеванные в совсем другой, не связанной с этим утверждением сфере, то это — обычная манипуляция. Причем манипуляция неотёсанная и примитивная.

Разве французский киноартист Депардье со своим толстым носом может иметь для нас какой-нибудь авторитет при президентских выборах? С позиций здравого смысла — нет.

Он, приезжая в Москву агитировать за Ельцина, эксплуатирует подсознание и наши чувства. В то время, когда А. Д. Сахаров, что всю жизнь в закрытом университете изучал не сильный сотрудничества в ядре атома, внушает нам идея, что СССР обязан разделиться на 35 стран, а армяне должны начать войну за Карабах, и наряду с этим напоминает, что он — академик, то это неотёсанный прием манипуляции. Никакого авторитета в вопросе национального устройства либо спора армян с азербайджанцами ни его запас знаний, ни его жизненный опыт ему не дают. Применение им авторитета ученого — подлог…

Активизация стереотипов. Неизменно должно приводить к подозрению, в случае если взывающий к нам политик либо деятель СМИ упорно обращается к нашим стереотипам, будит отечественное чувство какой-то общности, подчеркивая отечественное отличие от «них» — вторых. Рвение отправителя сообщений «стереотипи-зировать отечественное поведение», другими словами добиться, дабы мы принимали данные и отвечали на нее в соответствии с нормами поведения определенной общности—верный показатель манипуляции.

В то время, когда Элла Памфилова, соучастница Гайдара в ограблении пенсионеров, внезапно начинает пускать слезу по поводу тяжелой судьбы «отечественных отцов», это — недорогая эксплуатация отечественного стереотипа сыновей. Безрадосно, что она действует — Памфилову выбирают депутатом от Калуги (действительно, не всегда). В то время, когда подручные Гусинского на НТВ, пособляющие клану, «отделяющему Чечню», внезапно начинают душевно сострадать «отечественным мальчикам» в Чечне, это должно сходу встревожить разумного человека.

До тех пор пока что, по всей видимости, это скорее его размягчает. Неизменно, услышав в обращении явную либо скрытую апелляцию к каким-то укорененным в нас эмоциям либо установкам, полезно скоро пробежать в уме ипостаси собственного «я» и прикинуть, на какую из них давит обращающийся ко мне идеолог. Тогда легче будет осознать, на какую автоматическую реакцию он рассчитывает и к чему незаметно клонит.

Когда мы пробуем это понять, исчезает автоматизм и начинается процесс рассуждения…

Некогерентность* высказываний. Это — наиболее значимый показатель, и он

достаточно легко выявляется кроме того интуитивно. Стоит лишь чуть-чуть быть настороже, как начинаешь чувствовать: что-то тут не так. Финиши с финишами не вяжутся!

В случае если в одной фразе проклинают коммунистический строй за то, что пересохло озеро Арал, а в следующей его же проклинают за то, что пробовал перебросить часть воды из сибирских рек в озеро Арал, то, простите, ваши рассуждения некогерентны и вы нас.

Либо сами уже одурачены манипулятором более большого ранга. Частенько некогерентность имеется следствие предварительной манипуляции, жертвой которой и стал этот оратор, но это не верно уж принципиально важно — «вторичные» манипуляторы столь же вредны, не смотря на то, что вина их идет по второй статье. Польза «вторичных», но, в том, что у них некогерентность не редкость более выпуклой, более вопиющей, по причине того, что они сами ееуже не подмечают.

Кстати, выявлять нестыковки в утверждениях политиков и СМИ — хороший и увлекательный интеллектуальный спорт. Уж в случае если приходится наблюдать телевизор и просматривать газеты, стоит им заниматься. Весьма скоро глаз натренируется, и делается кроме того смешно наблюдать, как пыжится Е. Киселев либо Т. Миткова связать финиши с финишами в очередной идеологической утке.

Упражнения на обнаружение некогерентности усиливают системность мышления и защищают ту университетскую культуру, которую дала нам школа. Это— ответственный метод противостоять накату мозаичной культуры, победа которой

*Когерентность – тут, сообщение, сцепление, соответствие.

Некогерентность – соответственно — отсутствие связи, согласованности.

будет означать исчезновение русского типа мышления.

* * *

Перейдем ко второй стороне отечественной неприятности — правилам поведения, каковые должны снизить отечественную уязвимость к действию манипуляторов.

Первое правило — прочувствовать и понять, что мы живем в другом обществе, нежели раньше. Мы попали в джунгли, где за нами (за отечественным сознанием) идет охота. Не легко это и непривычно, но вести себя нужно в соответствии с действительностью, а не старыми привычками и нашими пожеланиями.

Перед нами не ежик в тумане, не заяц а также не хороший волк из «Ну, погоди!», а черепашки-ниндзя. И мы для них — ничто, общность, которую ненужно эксплуатировать. В случае если эти черепашки совсем овладеют ключами к нашему сознанию, они перевоплотят нас не в слуг, не в пролетариев, не в рабов, а подведут к пропасти—и мы сами в нее прыгнем.

Что бы нам ни говорили исходя из самых умных теорий и ссылаясь на самых умных экономистов от Аганбегяна до Ясина, мы должны опираться, как на гора, на один абсолютный и полностью надежный факт: тут, на данной холодной почва, с этим же самым «негодным, выпивающим, ленивым и т.д.» народом, без всяких кредитов МВФ мы имели страну со второй по силе несокрушимой обороной и экономикой. То плачевное состояние, в котором мы сейчас находимся, позвано не стихийными бедствиями, не вторжением злых инопланетян, а действиями в полной мере групп и конкретных людей.

В отечественной беде нет ничего сверхъестественного либо природного — лишь человеческое. Произвести трансформации, из-за которых большая часть народа лишено практически всех средств к судьбе, и изъятыми у многих достатками завладело совсем маленькое меньшинство (причем завладело хищнически, уничтожив наряду с этим хозяйство), возможно было лишь благодаря ошибочным решениям и ошибочному выбору большинства.

Эти неточности были им совершены в следствии громадной программы манипуляции публичным сознанием с множеством обманов и прямых подлогов. Ни в какой правовой совокупности эта манипуляция не может быть узаконена и оправдана. О морали и сказать нечего.

Неприятность сейчас – лишь в балансе сил и в целесообразности той либо другой линии поведения.

Кроме того сдаться победителю возможно no-различному. Исходя из этого лучше прочистить мозги и остановить интервенцию в отечественное сознание. Какие конкретно для этого приемы может применять любой в те организации и отдельности, в которых люди планируют для спасения?

Перечислим коротко то, что прямо либо косвенно было обсуждено в книге.

Сокращение контактов. Нужно мельче посещать в зоне контакта с манипулятором либо потенциальным манипулятором. Мы не можем совсем «не ходить на собрания нечестивых», но нужно хотя бы ходить мельче. В конечном итоге разнообразия информации на различных каналах телевидения нет никакого – так незачем и переключать телевизор с одной программы на другую в надежде взять какую-то иную крупицу знания.

Эта крупица того не следует.

Необходимая информация так или иначе до нас дойдет. Лучше избегать и соблазна побыть в «театре скандалов», что разыгрывают перед нами манипуляторы. Тяжело бороться с соблазнами, но нужно стараться. Не нужно уповать на собственную устойчивость – сигналы телевидения действуют в нужном ему направлении независимо от того, как мы к ним относимся в отечественном сознании.

Прекрасно было Одиссею слушать сирен – он приказал товарищам привязать его к мачте. А им-то нужно было грести и руководить парусом.

Если бы он не залил им уши воском – так бы все и пропали.

Уход от захвата.Серьёзный этап в манипуляции – захват аудитории, ее«присоединение». Как сообщено в одном книжке, «успех манипуляции неосуществим без создания союзника в душевном мире адресата». До тех пор пока захват не случился, ему возможно удачно сопротивляться, тогда и последующие упрочнения манипулятора пропадают бесплатно, а вы кроме того имеете возможность их замечать отстраненно и с пользой для себя.

Действен таковой несложный прием, как прерывание контакта, уход на время.

Любая операция захвата имеет собственный сценарий, собственный ритм. В случае если на протяжении сеанса обморока «жертва» внезапно сообщит: «Я тут отлучусь ненадолго, а вы до тех пор пока продолжайте», — все усилия гипнотизера отправятся насмарку. В случае если внезапно телевидение либо митинговые политики устраивают громадной накат и давят на психику, полезно на время «выйти» из данной обстановки, успокоиться, поразмыслить, а позже «возвратиться».

Очарование спадает, и предстоящие стадии манипуляции кажутся кроме того необычными, по причине того, что вы были «неприсоединенными».

В случае если имеется возможность, то полезно прервать словоизлияния манипулятора вопросами, каковые быстро нарушают его сценарий. Вопросами типа «сообщите прямо, куда вы клоните?». Данный вопрос заставляет манипулятора переходить к сути дела, не завершив «присоединение» аудитории и, следовательно, не отнять у неё способности критически принимать сообщения.

Либо же манипулятору нужно будет игнорировать вопрос, что может вызвать недовольство и укрепит психотерапевтическую защиту. Кроме того ловкого манипулятора сбивает с толку человек, что выглядит непонятливым и все переспрашивает (быть может, притворяется дураком?). В общем, любой метод нарушить программу манипуляции нужен, дабы еезатруднить и снять наваждение.

Изменение темпа.В программе манипуляции крайне важен темп. Манипулятор достигает успеха, в то время, когда он опережает процесс мобилизации психотерапевтических защит аудитории. Исходя из этого такое громадное значение придается срочности и сенсационности.

Кавалерийская атака на зрителя и слушателя! С этого ритма нужно стараться манипулятора сбить, нельзя позволить ему навязать его темп отечественному сознанию — они не должны войти в резонанс. Этотприем отражен в народной мудрости: «Утро вечера мудренее!».

Это значит, что полезно прервать контакт, дать сырым мыслям, впечатлениям и чувствам отлежаться», а позже начать на свежую голову… Известное «тугодумие» крестьян в большой мере растолковывает их превосходную устойчивость против манипуляции.

Отсеивание шума. Манипуляция успешна в условиях «народовластия шума», в то время, когда человека бомбардируют потоком никчемных сообщений, и он неимеетвозможности сосредоточиться на той проблеме, по которой он обязан выработать точку зрения. Неимеетвозможности сосредоточиться — должен хвататься за подсунутую ему трактовку.

Устойчивость против манипуляции понижается, в случае если в один момент с сообщением, которое внушает какую-то идею, на сознание человека воздействуют «помехой».

Из этого вывод: взяв сообщение, в котором возможно скрыта идеологическая «контрабанда», нужно отфильтровать шумы, каковые являются помехами при обдумывании как раз этого сообщения. Лучше на время по большому счету вырваться из потока сообщений, дабы обдумать одно из них. Утрата мала, данный поток не иссякнет, и ничто вправду серьёзное нас не минует.

Непредсказуемость. Легче всего манипулировать сознанием человека, мышление которого отвечает четкому и строгому методу. В случае если же оно петляет, направляться необыкновенной логике и ведет к парадоксальным выводам, подобрать к нему ключ тяжело.

Манипуляторы Запада с трудом обнаружили подход к дикарям, китайцам, африканцам.

Негры уже два столетия живут в Соединенных Штатах, но до сих пор «одомашнены» в малой степени. В общем, действенным методом ухода от воздействия и захвата манипулятора есть создание неестественной непредсказуемости твоей реакции (источников информации, метода ее переработки, логики умозаключений, темпа сотрудничества, типа высказываний и т.д.). Как сообщил К. Кастанеда, «в то время, когда ты непредсказуем, ты неуязвим».

Само собой разумеется, это непростое дело, но кое-какие приемы возможно выработать.

К примеру, возможно попытаться сознательно задерживать либо по большому счету блокировать автоматические реакции — не разрешать играть на собственных стереотипах. Ах, ты меня желаешь разжалобить песенкой «мы, русские люди…»? При чем тут русские?

Я вот тружусь, а заработную плат мне не заплатили — это как? Какая отличие, русский я либо чуваш? …Честного политика и собеседника этим не собьешь, потому что его идея когерентна, у него образ русского не войдет в несоответствие с образом работника.

Отключение чувств. Большая часть стереотипов, каковые применяют манипуляторы, очень сильно окрашены эмоционально. Раскачать эмоции — для манипулятора добрая половина успеха.

Исходя из этого неспециализированным правилом можно считать такое: заметив, что идеологи почему-то давят на какое-то твое чувство, направляться на время сознательно притупить это чувство.

Воспринять сообщения бесстрастно, как автомат, а позже на холодную голову обдумать их наедине с собой, без подсказки. Это может показаться цинизмом, но полезно поставленную проблему сперва «проиграть» по большому счету вне морального контекста, как армейские планируют собственные бомбардировки. «Проиграть», а позже уже включать предпочтения и моральные ограничения…

Нужный прием проверки адекватности эмоции, которое в тебе разбередили пропагандисты, содержится в том, что ты подставляешь вместо «неприятеля» какую-нибудь другую фигуру, не такую одиозную либо привлекательную. Сохраняется это чувство? В случае если нет, значит с проблемой оно не связано, а внушено с целью манипуляции. Вот, кто-то взорвал дома в Волгодонске и Москве.

По всей видимости, чеченцы.

Телевидение вкупе с политиками раскачали эмоции, и все весело поддержали войну в Чечне. Я также считаю, что преступный режим Чечни нужно было ликвидировать, среди них и военной силой. Но мне не нужно, дабы мною наряду с этим манипулировали, мне достаточно разумных аргументов.

И я воображаю себе, что дома взорвали наемники «русской национальности». Вероятно такое? Да, быть может, и среди чеченских боевиков имеется русские, как были они и среди немцев.

Значит ли это, что я обязан возненавидеть русских так же, как мне предлагают ненавидеть чеченцев?

Нет, не означает. Раз так, лучше не придавать взрывам этнической окраски, собака зарыта в другом месте. По большому счету все эти Дудаевы, Удуговы и Масхадовы так тесно переплетены с столичной вершиной, что веритъ в этническую природу чеченской интриги легко довольно глупо.

Однако умелые манипуляторы сейчас могут перевоплотить столкновение преступных клик в этни

3.1 Онтология в структуре философского знания — Философия для бакалавров


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: