То ли быль, то ли небыль

Герои войны

Мировые конфликты ХХ столетия настойчиво попросили от войны перехода на как следует другой уровень, связанный не только с необходимостью разбить соперника, но и с необходимостью добыть как возможно больше информации о нём. С этих пор утрата шпиона подчас была хуже, чем проигрыш целого сражения. За фронтами Первой Мировой развернулась невидимая битва, в которую были вовлечены люди со всех стран.

Шпионаж до и на протяжении войны. Работа разведслужб

Создание особых национальных учреждений, занимавшихся армейским шпионажем, началось приблизительно за 70-летний период до Первой мировой и проходило в основном в уже существующей военного структуры. Первой, Наверное, была Австрийская империя, по окончании революционных потрясений 1848–1849 гг. создавшая Evidenzbureau, что на русский возможно перевести как «Статистическое бюро» либо «Бюро учёта».

В первой половине 70-ых годов XIX века Deuxieme Bureau («Второе бюро») было открыто во Франции, пережившей поражение в войне с пруссаками. В 1889 г. Германия озаботилась этим же вопросом – было создано разведывательное Sektion im Gro?en Generalstab («Отделение Генштаба», робко проходившее потом называющиеся Abteilung IIIb). В Российской Федерации разведывательные учреждения были переформированы по окончании русско-японской войны, и подобного рода деятельность была сосредоточена в Главном управлении Генштаба.

В 1909 году усилиями армейского министерства, МИДа и Адмиралтейства было создано английское Secret Service Bureau («Бюро тайной работы»). К начавшейся в 1914 году войне подобные работы появились у многих государств-членов Евросоюза.

С значительно громадным интересом страны создавали структуры, каковые обыкновенно сочетали в себе как функции контрразведки, так и тайной полиции, смотревшей за публичным самообладанием, миром криминала, всеми внутренними неприятелями страны по большому счету.

То ли быль, то ли небыль
Механик Сесил Хэлидей из Королевских ВВС демонстрирует фотокамеру тип «С», закреплённую на фюзеляже самолёта модели BE2c (Imperial War Museum)

С началом войны к уже ставшей классической работе агентов, засланных в тыл неприятеля, прибавились другие направления работы, не меньше ответственные с позиций сокровища добытой информации. Как и по большому счету война, эти направления были массовыми и потребовали применения достижений науки и техники. Новые технические средства, соединённые совместно, как, к примеру, фотоаппарат и аэроплан, давали невиданный прежде количество информации, что нуждался в тщательном анализе.

Количества почтовой корреспонденции всё время возрастали, а в ней возможно было уловить массу занимательных сведений, каковые создатель письма подчас стремился скрыть посредством особых чернил, шифра, особенных знаков и т.п. Вербовка агентов из беженцев в прифронтовой полосе давала большое количество сведений, равно как и передача сведений через фронт при помощи тайных телеграфных сигналов. Были ещё саботаж на фирмах, переправка агитационных материалов, взрывы морских транспортов, организация партизанской борьбы на территории, захваченной соперником, и большое количество чего ещё.

Массовость обезличила разведслужбу, действия отдельных её представителей могли быть смелыми, но мало что означали сами по себе. Гениальный начальник, замечательная команда шифровальщиков и аналитиков, прекрасно отлаженная работа проверки писем давали подчас больше, чем один супер-агент в тылу неприятеля. Однако, пребывало место и одиночкам, каковые собственными действиями имели возможность поменять движение войны.

Потом будут продемонстрированы два таких случая, главные действующие лица которых скрыты, а их настоящие судьбы неясны. Первый связан с германским шпионом-одиночкой, второй – с удачливым французом, что сумел наладить шпионскую сеть, пребывав в нейтральной Швейцарии.

Случай цензора Зильбера

В первой половине 30-ых годов двадцатого века в Германии вышла книга некоего Жюля Кроуфорда Зильбера (Jules Crawford Silber) с примечательным заглавием «Die anderen Waffen» («Невидимое оружие»). В том же году её перевели на английский, а в следующем она вышла и во французском переводе. Любопытно, что в советском издании 1948 года создатель значился как И. Зильбер.

Произведение это весьма интересно тем, что никакими вторыми сведениями о Зильбере, не считая тех, каковые он сам сообщил в книге, никто не располагает. Личность автора либо авторов, его настоящие имя, обстоятельства жизни и место рождения и смерти малоизвестны. Не смотря на то, что всё изложенное походит скорее на какой-то недорогой шпионский детектив, исследователи не смогут так от книги.

Имя Зильбера всегда всплывает во всех научных работах, посвящённых деятельности германской разведки в Британии в годы Первой мировой. Нужно отметить, действительно, что ни английские, ни германские архивы вопрос не проясняют и кроме этого не смогут заявить, что это был за человек.

Слева германский плакат «Воздержись от бесед! Опасайся шпионов!». Справа — британский плакат, предостерегающий от лишних бесед, потому что везде смогут таиться шпионы

Согласно точки зрения историка Томаса Богардта, многие подробности косвенно говорят о фальшивке, но подтвердить либо опровергнуть данный тезис на 100% нереально. Твёрдым приверженцем подлинности был английский разведчик Рональд Сет, посвятивший тайной Зильбера отдельную книгу.

Кто же таковой Зильбер? Он достаточно туманно информирует об событиях собственного рождения и ранних годах судьбы. Быть может, Силезия, как он указал, вправду была его отчизной.

Германский оригинал вышел в Бреслау (сейчас Вроцлав), столице Силезии, так что создатель под конец судьбы имел возможность возвратиться в родные края.

Этническая принадлежность автора кроме этого остаётся под вопросом. Как он сам пишет, «…моя национальность не возбуждала никаких подозрений» в Южной Африке, где Зильбер, Наверное, вырос, взял образование и в годы англо-бурской войны был переводчиком в английской армии. Немцы были известны собственными пробурскими настроениями, так что, быть может, автора принимали за иудея.

Сам он нигде об этом не пишет, но это в полной мере возможно, учитывая массовую иудейскую эмиграцию из Европы в колонии великих держав по всему свету.

Предстоящая карьера Зильбера складывалась удачно. Он стал не просто переводчиком, но офицером цензурного ведомства и был отправлен в Индию, где завёл большое количество нужных для себя знакомств. После этого возвратился в Африку, откуда эмигрировал в Соединенных Штатах.

По объявлении в 1914 году войны он неожиданно по окончании «…некоего размышления решил отправиться в Англию и трудиться по шпионажу в пользу Германии».

Данный патриотический мотив остаётся в книге непрояснённым. Наряду с этим Зильбер пишет: «Затем решения я срочно установил сообщение с германским консульством в Вашингтоне и принялся за исполнение намеченного проекта». Та лёгкость, с которой у него всё оказалось, поражает и заставляет задуматься о том, чем же создатель занимался в Южной Африке и была ли его работа в английской армии необязательной.

Все предстоящие главы посвящены, во-первых, приключениям самого Зильбера, во-вторых – дотошному описанию устройства английской почтовой цензорской работы. Приключения выглядят, как и положено настоящим приключениям шпиона, смесью расчёта, наглости и везения. Их сочетание, к примеру, очень помогло Зильберу при устройстве на работу в английскую цензорскую работу.

Химическая лаборатория для проверки писем. Англия (Imperial War Museum)

Расчётливость сослужила хорошую работу Зильберу в карьере и продвинула его по служебной лестнице довольно далеко вверх. Начав несложным клерком в Лондоне, он закончил войну в Ливерпуле главой в отделе коммерческой цензуры. Везение кроме этого пара раз очень сильно выручало его.

И по приезде в Англию (Зильбер выдал себя за канадца), и при нескольких попытках бегства из неё постоянно оказывалось, что финал событий был благоприятен для Зильбера. Наглость же превосходно зарекомендовала себя при общении с англичанами. в течении 1914–1918 гг. ежедневно Зильбер контактировал с громадным числом людей по работе, был должен поддерживать светские связи, посещал клубы и делал вид, что радуется известиям о английских удачах.

Будучи цензором, он старательно прочитывал всю корреспонденцию, делая выписки либо кроме того копии, каковые отправлял, с переменным успехом, в Германию через почту нейтральных государств. Он оборудовал себе пара фотолабораторий, но сумел не попасться, а вот кое-какие его агенты были разоблачены, но не сумели указать прямо на Зильбера.

То, с каким почтением Зильбер пишет об британской цензуре, да и то, что, в конечном счёте, ему так и не удалось совершить настоящий подвиг (все его попытки наладить бесперебойную сообщение с Германией провалились), выглядит достаточно подозрительно и скорее похоже на агитку английской разведки. Так что возможно дать согласие с Томасом Богардтом, что это показатель фальшивки.

Но тогда поднимается вопрос, кто и для чего вбросил её в первой половине 30-ых годов двадцатого века, в то время, когда уже всякие сведения о английской цензуре потеряли пропагандистскую важность и новизну? Быть может, что за книгой стоит уже вторая, межвоенная игра разведок, о которой мы вряд ли определим.

Сама книга заканчивается словами:

«В следующую субботу, в сутки подписания Версальского соглашения, работники цензуры собрались только на час, дабы проститься и взять удостоверение о совершённой работе. В одиннадцать часов явился государственный служащий из национального казначейства, дабы принять на учёт ключи и мебель от сейфов. Война кончилась».

О том, как приняли Зильбера на родине, сам он не обмолвился ни словом.

Случай капитана Лаказа

В первой половине 30-ых годов XX века в Париже вышла вторая книга о шпионах, написанная непосредственным участником и очевидцем событий Первой Мировой, неким Люсьеном Лаказом (Lucien Lacaze), капитаном-резервистом из Эльзаса и кавалером ордена Почётного легиона. Личность автора кроме этого не ясна совсем, потому, что сведений о таком кавалере в перечнях награждённых отыскать не удалось.

Справочник по французской разведке повторяет только те данные, которая содержится в книге, но показывает, что многие имена в ней поменяны. Потому, что сведения, содержащиеся в книге, не так необыкновенны, как откровения Зильбера, произведение Лаказа привлекло к себе меньше внимания.

Шпионская карьера Лаказа складывалась достаточно необычно. Он и его семья жили в Эльзасе, на территории, принадлежавшей тогда Германии. Сам создатель и многие его земляки подлежали призыву в германскую армию, чего многим удалось избежать.

В этом им помогал врач из рабочей группы по освидетельствованию новобранцев, давая отсрочку, которую они применяли, дабы перебежать к французским армиям.

Цензорский отдел. Англия (Imperial War Museum)

Потом, как и при Зильбера, немыслимая успех сопутствовала Лаказу при встрече со своим родственником из Франции. Тот служил в вышеупомянутом Deuxieme Bureau и был прикомандирован к французской Эльзасской армии. Перейдя на став и сторону французов благодаря протекции служащим разведывательного отделения, Лаказ исколесил эльзасский фронт и покинул примечательные подробности работы разведки (к примеру, восстановление перемещений армий благодаря обрывкам писем, использованных в качестве туалетной бумаги).

Но в целом он характеризует работу разведки как скромную:

«Публика воображает себе нескончаемые коридоры, лестницы, устроенные прямо в толще стен, двери, скрытые за настенными гобеленами и множество кабинетов, где ужасные персонажи занимаются совсем тайными делами, ну, и, в итоге, каземат в самом центре, пещера шефа, огромного паука, в лапах которого сходятся нити всех козней и интриг…»

Действительность значительно прозаичней:

«…маленькая вилла, такая же, как и все виллы на французском Востоке, улица, такая же, как все другие улицы, ворота, такие же, как у всех на данной улице; продолговатый прямоугольный двор с гаражами в глубине, быть может, автомобиль на мойке…».

А дальше кабинеты сотрудников, множество машинисток в не хорошо пошитой военной форме, горы бумаг. Работа отдела заключалась в сборе информации о всех германских частях на фронте, от Северного моря до Швейцарии. И, как утверждает Лаказ, со собственными обязанностями отдел справлялся превосходно:

«Это была работа в духе монахов-бенедиктинцев, игра терпения и настоящая китайская головоломка – из показаний пленных, из отысканных писем германских солдат, из сведений, собранных почтовой цензурой, из вырезок из тысяч зарубежных газет и, наконец, с самой не сильный стороны – из донесений отечественных весьма немногочисленных агентов неспешно прояснялась вся внушительная совокупность германской армии, и она представала перед нами во всей собственной полноте – могущественная, храбрая, упорная, и одновременно с этим втайне уже претерпевшая внутренний шок по окончании ожесточённого поражения на Марне».

Самый интенсивно Лаказ трудился в Швейцарии, где развернул сеть информантов, каковые имели возможность свободно ездить в Германию и добывать полезные сведения. В движение шло полностью всё: уговоры, лесть, подкуп, применение амурных интрижек. Французская разведка вытряхивала каждую крупинку информации, до которой имела возможность дотянуться.

Описание деятельности Лаказа в Швейцарии показывает, как серьёзной была эта страна для разведок всех государств. Если бы швейцарского нейтралитета не было, то его, несомненно, необходимо придумать. Лаказ мотался между Женевой, Цюрихом и Берном, неизменно контролируя собственных агентов и иногда играясь в сложные игры с германскими разведчиками.

В случае если Зильбер существовал в полном отрыве от собственного руководства а также не имел возможности сообщить, доходят ли до адресата те сведения, каковые он отчаянно пробовал при любой возможности переправить в Германию, то Лаказ имел возможность наслаждаться знанием, что его работа приносит настоящую пользу. Но, как и Зильбер, по окончании войны Лаказ провалился сквозь землю.

Литература:

  1. Boghardt T. Spies of the Kaiser: German Covert Operations in Great Britain During the First World War Era – Springer, 2004
  2. Debruyne E. Espionage // International Encyclopedia of the First World War (WW1) (http://encyclopedia.1914–1918-online.net)
  3. The French Secret Services – Transaction Publishers, 1993
  4. Зильбер И. Тайные средства борьбы / Сокращенный перевод с французского – М.: Воениздат, 1948
  5. Лаказ Л. Приключения французского разведчика в годы Первой Мировой / Перевод с фр.: В. Крюков @ Военная литература (militera.lib.ru), 2007

Программа Человек и время «ТО ЛИ БЫЛЬ, ТО ЛИ НЕБЫЛЬ»


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: