«Твой труд в германии приближает конец войны!»

Герои войны

Генплан «Ост», призванный закрепить господство Германии в Восточной Европе, предусматривал выселение с завоеванной территории европейской части СССР до 85% обитателей и перемещение их в Западную Сибирь. Место славян должны были занять немцы.

Идея о том, что не немцы будут жить и трудиться на Востоке, а напротив — миллионы «расово неполноценных» носителей коммунистической идеологии начнут трудиться на территории Рейха, показалась бы на момент составления этого замысла нацистскому управлению абсурдной. Но именно это и случилось в действительности.

Для чего Германии русские

Уже в первой половине 40-ых годов двадцатого века Рейх начал испытывать недостаток рабочих рук. В октябре Гитлер дал распоряжение о применении в широких масштабах труда советских пленных для потребностей военной экономики. На занятых вермахтом почвах военнопленные и гражданское население должны были снабжать экономику Германии рабочей силой в интересах ведения войны. В частности, в районах военных действий они должны были разгрузить германские строительные батальоны:

«Копать почву и дробить камни — это работа не для них, для этого имеется русские».

Использование подневольного труда в самом Рейхе в то время еще не планировалось, не смотря на то, что уже в октябре 1941 года Герингу докладывали, что германская экономика испытывает потребность в 800 тысячах дополнительных рабочих.

«Твой труд в германии приближает конец войны!»
Вывоз гражданского населения из Могилева. Июль 1943 года

В директиве № 39 от 8 декабря 1941 года Гитлер приказал молодых германских рабочих, мобилизуемых в вооруженные силы, «неспешно заменять пленными и русскими рабочими, каковые должны будут употребляться группами». Указ «Оружие 1942» положил финиш концепции блицкрига и послужил знаком для мобилизации советской рабочей силы в Германию. Как отмечал Геринг, раз уж появилась необходимость применения восточных рабочих на территории империи, то ее нужно удовлетворить, сведя отрицательные стороны этого мероприятия к минимуму:

«Наровне с русскими пленными нужно применять кроме этого и свободную рабочую силу… Русские рабочие доказали собственную работоспособность при построении замечательной русской индустрии — сейчас их направляться применять в Германии».

Высокая смертность советских пленных в первой половине 40-ых годов двадцатого века и острая дефицит рабочих рук заставляли нацистское управление искать выход из положения.

Массовый завоз советских гражданских рабочих в Рейх начался весной 1942 года. Но начался данный процесс еще в осеннюю пору 1941 года. К примеру, глава Имперского объединения угля Пауль Пляйгер взял особое разрешение Геринга на применение труда 10—12 тысяч украинских шахтеров в германской горнодобывающей индустрии.

Созданная Пляйгером рабочая группа отправилась в Кривой Рог и постановила привлечь для начала 5 тысяч украинских рабочих.

И не смотря на то, что в действительности в Рур отправилось намного меньше шахтеров, прецедент был создан.

Остарбайтеры перед погрузкой в машины. Весна 1942 года

24 февраля 1942 года вышло первое распоряжение, посвященное фактически остарбайтерам. В соответствии с ему, планировалось доставить в Рейх 380 тысяч людей для потребностей тысяч и сельского 247 хозяйства — для индустрии. Первый эшелон с квалифицированными рабочими был послан в Рейнскую область еще в январе 1942 года из Сталино (Донецка).

Он увозил 1 100 остарбайтеров. После этого последовали поезда из Харькова, Новгородской области, Киева. Планомерные же поставки начались по окончании назначения в марте 1942 года на пост Главного уполномоченного по трудоиспользованию гауляйтера Тюрингии Фрица Заукеля.

Программы Фрица Заукеля

Будучи энергичным и амбициозным управленцем, Заукель предпринял четыре попытки «окончательного» решения вопроса с дефицитом рабочей силы. Они известны как «Программы Заукеля». Программы предусматривали мобилизацию всех дешёвых трудовых ресурсов — применение труда не только остарбайтеров, но и гражданских рабочих с Запада, и военнопленных.

Первая программа была запланирована на апрель—сентябрь 1942 года, вторая — на сентябрь 1942 — январь 1943 года, третья охватывала 1943 год, четвертая — 1944 год.

Уже первая программа поставила задачу привлечения 600 тысяч людей из СССР. Вербовке, которая «…обязана форсироваться всеми дешёвыми методами, включая и жёсткое использование принципа принудительного труда», подлежали женщины и мужчины 17—35 лет. Упрочнения увенчались успехом: к началу осени 1942 года в Германию поступило более 970 тысяч гражданских рабочих из завоеванных на Востоке территорий (включая включенную в состав Рейха Галицию).

Остарбайтеры в Рейхе по состоянию на май 1944 года.
Полян, П. М. Жертвы двух диктатур : жизнь, труд, смерть и унижение советских пленных и остарбайтеров на чужбине и на родине / Павел Полян ; [предисл. Д. Гранина]. — Москва : РОССПЭН, 2002

На протяжении исполнения второй программы в Германию прибыли полмиллиона остарбайтеров. В декабре 1942 года Главный уполномоченный по трудоиспользованию отчитался: за 9 месяцев нахождения в должности он предоставил Рейху уже 1 миллион 480 тысяч восточных рабочих. К моменту завершения действия третьей программы на территории Рейха был 1 778 451 остарбайтер.

Четвертая программа Заукеля ориентировалась на поставку 4 миллионов 200 тысяч рабочих, а также 600 тысяч остарбайтеров.

К концу июня 1944 года общее число привезенных по программам Заукеля рабочих с Востока оценивалось в 2 792 669 человек.

Действительно, на протяжении последней программы Заукель распорядился вычислять вербовкой все, что угодно, только бы доставить человека в Рейх. В случае если прогнозные показатели первой и второй программ были кроме того пара перевыполнены, то начиная с 1943 года замыслы начинают проседать: по третьей программе не удалось добрать практически 200 тысяч людей, по четвертой — и вовсе практически три миллиона. Речь заходит о вербовке не только остарбайтеров, но и зарубежных рабочих по большому счету.

Обстоятельства кроются в коренном переломе хода войны по окончании Сталинградской битвы, нехватке транспорта и сопровождающего контингента армий, сопротивлении населения и обширно развернувшемся партизанском перемещении.

Приказ бургомистра Курска о введении трудовой повинности.
tastorona.su

На протяжении Нюрнбергского процесса отмечалось, что из СССР принудительно вывезли 4 978 735 человек гражданского населения. Мнения историков по поводу данной цифры расходятся, оценки колеблются в пределах от 3 до 5,5 миллионов человек.

«Иди трудиться в Германию — помоги постройке новой Европы»

До весны 1942 года на занятых территориях делалась ставка на необязательную вербовку рабочей силы. Вербовочные комиссии складывались из государственныхы служащих Министерства оккупированных восточных представителей и территорий бирж труда. Комиссии организовывали сборные лагеря для восточных рабочих, снабжали их доставку по железной дороге, охрану в пути и т. д. За каждой рабочей группой закреплялся отдельный сборный лагерь.

Германский плакат для остарбайтеров

Регулярная вербовка гражданских рабочих в рейхскомиссариате Остланд началась еще в конце 1941 года. Программа была запланирована на молодежь 1920—1922 годов рождения и предусматривала пять этапов: агитационная кампания (финиш декабря), регистрация кандидатов (январь 1942 года), полицейская проверка их благонадежности, медицинское освидетельствование и, наконец, зачисление добровольцев.

Листовка, призывающая ехать на работу в Германию.
tastorona.su

Оптимальными способами вербовки считались устная и визуальная пропаганда. В населенных пунктах расставляли фотовитрины с фотографиями и плакатами повседневной судьбе в Германии, систематично выступали пропагандисты, на страницах оккупационных газет публиковали «письма остарбайтеров», написанные работниками отделов пропаганды. Соблазнившиеся добровольцы писали заявления, заполняли учетные карточки в местной администрации.

После этого наступал черед проверки благонадежности. В случае если у полиции не появлялось вопросов к кандидатам, они отправлялись в сборный лагерь, где их контролировали еще раз.

Вручение часов 350-тысячному завербованному остарбайтеру

Для усиления агитационного результата в практику ввели празднования «юбилейных» эшелонов с восточными рабочими. Первый таковой праздник состоялся 9 июля 1942 г. в Чернигове, откуда в Германию отправился состав с 350-тысячным рабочим из своевременной территории группы армий «Юг». Самому рабочему празднично вручили часы и 50 рублей, а его остающейся семье — корзину с продуктами.

Семья 350-тысячного завербованного остарбайтера с корзиной продуктов

Но уже к Январю на смену необязательной вербовке пришла принудительная мобилизация. На улицах городов и сёл проводились неожиданные облавы. На протяжении карательных акций не только уничтожали «преступников» (так оккупационные власти именовали партизан), но и угоняли на принудительные работы местное население.

«Мы едем в Германию трудиться за лучшее будущее и мир»

Перевозка остарбайтеров в Рейх осуществлялась по железной дороге и только в товарных вагонах. Теоретические вербовочные комиссии должны были снабжать питание добровольцев в дороге, но в конечном итоге питались они тем, что смогли захватить из дома. В случае если смогли.

Из вагонов их производили редко и под конвоем или вовсе не производили — страховались от побегов.

Однако, кому-то получалось сбежать, а кто-то просто не доживал до конечной остановки.

Обращение к завербованным рабочим

Каждую партию восточных рабочих сопровождала полицейская команда. В пути ЖД составы проходили через три дезинсекционных пункта — на оккупированной территории, на пограничных станциях и на месте назначения. По прибытии в пересыльные лагеря милицейский команды сдавали транспорт и возвращались к месту работы.

Потом остарбайтеров — как и советских военнопленных — закрепляли за главным лагерем, откуда они направлялись в рабочие либо производственные лагеря. В соответствии со специализацией из них формировали рабочие команды по 15—1 000 человек. Эти команды передавались тем либо иным промышленным или сельскохозяйственным фирмам в соответствии с поступившими заявками.

Удостоверение остарбайтера

В то время, когда же рабочая сила «выходила из строя», ее возвращали к себе. Соответствующее распоряжение дал Заукель в апреле 1942 года. Нетрудоспособных восточных рабочих изолировали от остальных зарубежных работников в отдельных лагерях, закрепленных за фирмами, а после этого группами по 15—20 человек переправляли в выделенный для этих целей приемный погранпункт.

Такие пункты были оборудованы в Бресте, Дубно и Ковеле.

Любой возвращающийся к себе имел при себе справку единого примера, медицинское заключение о нетрудоспособности, а на всю партию «возвратников» составлялся перечень, что после этого ложился на стол Главному уполномоченному по трудоиспользованию. К октябрю 1942 года их число превысило 100 тысяч людей.

внешний вид и Состояние возвратившихся к себе остарбайтеров, и приобретаемые из Рейха письма, проскользнувшие мимо германской цензуры, создавали на родине таковой эффект, что о необязательной вербовке уже не имело возможности идти и речи. Помимо этого, германские промышленники отмечали жалобы и недовольство со стороны восточных рабочих, которым при вербовке давали слово приличные культурный досуг и условия труда. На деле остарбайтеры столкнулись с совсем иным обращением.

«Великая Германия дает работу и хлеб». Питание, зарплата и одежда

Указания Заукеля гласили:

«Жилье предлагается с учетом ограниченных возможностей армейского времени. Оно отвечает требованиям для гигиены и нормальной жизни. Оборудуется место для умывания и отхожее место».

В конечном итоге же рабочие, направленные на предприятия, размещались в лагерях за колючей проволокой, а в сельской местности им выделялось изолированное помещение.

Трудовая книжка остарбайтера

Условия судьбы остарбайтеров слабо отличается от условий размещения советских пленных. Это были такие же казармы с последовательностями многоярусных нар, всегда закрытыми колючей проволокой и окнами по периметру лагеря. Каждому остарбайтеру выдавалась рабочая карточка, на которой было написано:

«Обладателю этого разрешается выход из помещения единственно для работы».

Лишь в августе 1943 года остарбайтерам было разрешено покидать пределы лагеря в нерабочее время — за исключением комендантского часа. На группу в 20—30 человек надеялся один охранник, сопровождавший рабочих не только в лагере, но и на производстве. Нарушителей порядка сажали в отдельные арестантские камеры, а очень упорных смутьянов переводили в концлагеря.

Лагерь остарбайтеров в городе Даттельн
waralbum.ru

Для восточных рабочих действовали те же нормы питания, что и для советских пленных — 2,6 кг хлеба, 250 г мяса, 130 г жира и 16,5 кг овощей в неделю. Начальники фирм отмечали:

«Питание русских непередаваемо скверно, исходя из этого они становятся не сильный и не сильный с каждым днем. Обследование продемонстрировало, что кое-какие русские не в силах развернуть винт, так они не сильный физически».

Толку от таких работников было мало. Пара раз рационы остарбайтеров возрастали указами сверху, но все равно оставались ниже рационов вторых зарубежных рабочих. И уж совершенно верно никто не видел пищи, приготовленной с учетом национальных изюминок, как это давала слово в апреле 1942 года газета «Минскер цайтунг».

Остарбайтер в слесарном цеху шахты
waralbum.ru

Не имеет значение обстояло дело и с одеждой. Кроме того в случае если человек ехал на работы добровольно, ему никто не говорил о необходимости захватить с собой что-нибудь из теплых вещей — так как это означало бы признать, что до холодов война не закончится. В то время, когда же дело дошло до проведения облав и принудительной мобилизации, о горячей обуви и смене белья не шло и речи.

В осеннюю пору 1942 года была организована акция по обуви и доставке одежды с отчизны. В подготовленном заблаговременно письме единого примера любой восточный рабочий должен был перечислить, какие конкретно вещи его родне нужно положить в посылку, как ее упаковать, откуда и куда послать. На сборных пунктах упакованные в мешки вещи сверялись со перечнем в письме, мешки зашивались и отправлялись по адресу с ближайшим поездом.

По незнанию на многих посылках показывали адрес получателя по-русски, и такие посылки не доходили по назначению.

Почтовая карточка остарбайтера

Такая же неприятность появлялась с доставкой почты. Любой остарбайтер был в праве на одно письмо либо одну открытку раз в пятнадцать дней. Многие письма так и не доходили до адресатов — их задерживала цензура.

Однако, переписка была наиболее значимым источником информации о том, как в конечном итоге обстоят дела с работой в Рейхе, и она наносила крепкий удар по авторитету оккупационной администрации.

Что касается зарплаты , то она, само собой разумеется, была. Тем более, что с фирм в экономический штаб «Ост» поступали отзывы об «весьма хорошей либо удовлетворительной» производительности труда остарбайтеров по сравнению с другими зарубежными рабочими. В июне 1942 года вышло Распоряжение Совета министров по обороне рейха об условиях применения восточных рабочих, где отмечалось, что «применяемые в рейхе восточные рабочие находятся в особенных трудовых условиях».

По этим «особенным условиям» выходило, что получивший за сутки 1,6 марки остарбайтер по окончании вычетов за питание и жильё на руки приобретал уже 0,1 марки. Высококвалифицированные германский и восточный рабочие с однообразной производительностью труда приобретали в месяц 390 и 88,5 марок соответственно. Плюс работодатели платили в казну налог на применение труда восточных рабочих.

Сберегательная карточка остарбайтера

На некоторых фирмах из дохода остарбайтеров вычитали еще 13 рейхсмарок для выплаты пособия их родным. Вправду, семьям уехавших рабочих надеялась помощь в 130—150 рублей в продовольственный паёк и месяц. С августа 1943 года это пособие выросло до 200 рублей в месяц.

Но выплачиваться оно должно было из местного бюджета, а не из заработной плата работника. Помимо этого, для остарбайтеров были введены особые сберкнижки, куда им упорно рекомендовалось переводить заработанные деньги. Эти накопления через некое время могли быть выплачены работнику в Германии или его родственникам на родине в любом банковском филиале.

На практике эти деньги в большинстве случаев оседали в казне Рейха.

Литература:

  • Белорусские остарбайтеры : историко-аналитическое изучение / [Г. Д. Кнатько, В. И. Адамушко, Н. А. Бондаренко, В. Д. Селеменев ; Нац. арх. Респ. Беларусь, Бел. респ. фонд «Взхаимопонимание и примирение»]. — Минск : НАРБ, 2001.
  • Остарбайтеры. Принудительный труд белорусского населения в Австрии = Ostarbeiter. Wiebrussische Zwangsarbeiter in Osterrich : материалы и документы / Ин-т по исслед. последствий войн (Грац, Австрия) и др. ; [сост.: Г. Кнатько и др.]. — Минск : Нац. арх. Беларуси ; Грац : Ин-т по исслед. последствий войн, 2003.
  • Полян, П. М. Жертвы двух диктатур : жизнь, труд, смерть и унижение советских пленных и остарбайтеров на чужбине и на родине / Павел Полян ; [предисл. Д. Гранина]. — Москва : РОССПЭН, 2002.
  • Ломакин, Н. какое количество всего было остов и военнопленных? / Николай Ломакин, tastorona.su
  • Ломакин, Н. Вербовка / Николай Ломакин, tastorona.su

Вторая Мировая Война день за днем 38 серия (Апрель 1942 года)


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: