Увольнение стельмаха: последняя схватка перед коллапсом

Сегодняшний сутки в Парламенте Украины был попыткой асимметричного ответа мазурика блохастой сучке. Всю прошедшую семь дней Юлия Владимировна пиарила собственные великие газовые успехи, а Виктор Андреевич подсчитывал убытки от сворачивания их с Фирташем бизнеса. Секретариат изнывал от нереализованного жажды поболтать с Кабмином в стиле дурак, сам дурак и воспользовался слушанием по Национальному банку, дабы выпустить пар устами и.о. главы НБУ Шаповалова…
Во всем этом денежно-комическом спектакле самым неудачным, с позиций режиссерской и актерской работы, было выступление Юрия Полунеева. Роль денежного Катани — шефа временной комиссии Украинского парламента по расследованию деятельности НБУ во время глобального экономического кризиса — очевидно не по душе бывшему аккуратному директору ЕБРР от Украины, Румынии, Молдовы, Армении и Грузии. Виктор Суслов в данной роли смотрелся конкретно лучше.

В случае если БЮТ желала нанести удар по денежному мешку президента, то брать Полунеева для роли провайдера этого проекта конкретно не стоило.
Копаться в нечистом белье коррупционеров из Национального банка — это не британские газоны подстригать и не чай выпивать в культурном обществе.
Исходя из этого максимум, что накопал Полунеев (вернее, не накопал, а получил от своих для озвучивания), — это добытое неофициальным методом письмо 9 банкиров, в котором они давали предупреждение Стельмаха о пагубности политики центрального банка.Увольнение стельмаха: последняя схватка перед коллапсом Наряду с этим глава временной комиссии сказал, что по неофициальной информации банки Надра и Родовид взяли рефинансирование от НБУ на 7,1 млрд. (пятая часть от общей суммы) и 2,2 млрд. грн., в то время как национальные Укрэксимбанк и Ощадбанк — 1,4 млрд. грн. и 4 млрд. грн. соответственно. Также мне открытие…
Остальные заявления о том, что НБУ собственными действиями создал предпосылки для спекуляций с курсом гривны и т.д., и что он не дает комиссии материалы, были жалким блеянием экономического характера, разочаровавшим всех, кто рассчитывал хотя бы на мелкую сенсацию. Не было оглашено ни одного обоснованного обвинения, за которое возможно было бы уволить с работы дедушку Стельмаха.

И ни одного хорошего ответа Шаповалову: мол, а ты, козел, уже молчал бы в тряпочку, пока мы не занялись твоей ролью в деле Проминвестбанка, откуда ты перескочил в Национальный банк, затаив в душе неприязнь к самодуру Матвиенко. Повторюсь, был бы на месте Полунеева кто-то типа Суслова, отдельные товарищи на Институтской уже совершенно верно собирали бы набор теплого нижнего белья для долговременного бдения в следственный изолятор N13.
В то время, как Стельмаху так и не смогли выдвинуть важных предъяв, его помощник Анатолий Шаповалов, пожалуй, в первый раз за время существования Национального банка как национального университета выступил с политическими обвинениям в адрес правительства.
Ясно, что текст его выступления писался не в банке, а на Банковой, и в уста первого зама Кислинский и Ко положили все, что они желали бы сообщить Юлии Владимировне, но не предоставлялось случая. Но жестко расставленные выговоры — в обвале гривны и экономическом кризисе виновата глава правительства — показывают, что мосты сожжены, обратного хода нет, перемирие не предлагать.
Не меньше, чем кризис, на деятельность Национального банка воздействовали и другие обстоятельства…
Прежде всего, циничные, обидные и беспочвенные обвинения, каковые звучали в адрес Национального банка, а также из уст премьера, не смотря на то, что ни одно из обвинений не было подтверждено фактами… В нездоровой атмосфере Национальный банк делал и делает собственные функции для обеспечения стабильности национальной финансовой единицы… Особенно отмечу, что кризис на Украине прежде всего экономический, а лишь позже — денежный, в то время как во всем мире изначально неприятности появились в денежной сфере. Но у нас все с точностью напротив…
Это кроме этого стало причиной тому, что сальдо платежного баланса в 2008 году составило минус $13,3 млрд., а количество внешних заимствований образовывает больше $100 млрд. В условиях перманентного политического кризиса, угрозы досрочных выборов не нашлось политической силы, которая бы имела возможность предпринять непопулярные меры. Необходимо учитывать, что Национальный банк может лишь временно сдерживать обесценивание денег, а ответ фундаментальных вопросов находится за рамками ответственности НБУ… Понятное дело, что от обесценивания гривны население Украины большое количество утратило. Но это та цена, которую мы платим за авантюрную экономическую политику правительства…
Курс национальной валюты — это индикатор действенной экономики и работы правительства в целом. А обвинять Национальный банк — все равно, что обвинять термометр за большую температуру у больного (финиш цитаты).
Нужно подметить, что агрессия термометра легко не вписывается в законодательные рамки: НБУ не имеет права выступать с политическими докладами. Он подотчетен Парламенте Украины и обязан разъяснять депутатам собственную политику, а не политику Кабмина. Столь крупномасштабный, в заведомо неприемлемом оскорбительном для Кабмина тоне доклад об умышленных промахах Тимошенко мог быть перекрыт (опять повторюсь) только снайперским гряземетанием БЮТ по болевым точкам соперника.
Но на фоне агрессивного термометра робкие рассуждения Полунеева о том, как действия Национального банка легко очень плохо отразились на гривне, были проигрышем словесной баталии. А мысль с увольнением Стельмаха через аннулирование распоряжения о согласии на его назначение это кража интеллектуальной собственности, идеальная юристами БЮТ у юристов Секретариата.
Практически юлины юристы не нашли другого пути обойти президента в этом деле, не считая как спародировать придуманную Пукшиным схему аннулирования ранее изданных документов. Данный способ удачно использовался, к примеру, для отмены президентом собственного же указа о назначении, скажем, Сюзанны Станик судьей Конституционного суда. В случае если углубляться в данный способ, возможно было бы отменить самому Пукшину диплом об образовании и свидетельство о рождении.

И вышло бы, что он никто и кликать его никак.
Но при всем негативизме, что мы испытываем к любителю измерять курс гривны биг-маками, нельзя не принять: единственное, чего добились парламент и Юля, это вкинули на политический рынок мертворожденное дитя.
Парламенту не следовало бы развивать увольнения и плохую традицию назначения чиновниковов методом отмены прошлых актов. Подразумевается, что и все документы, подписанные за четыре с лишним года председателем Национального Банка Украины, будут считаться недействительными. Необходимо навести порядок в этом вопросе.

Дальше отправятся суды, и никакого практического результата не будет, лишь хаос, — говорит Виктор Суслов, возглавлявший в 1998-99 гг. комиссиюпарламента по НБУ. — Но скандал увлекателен тем, что это последняя схватка политических сил перед провалом финансовой системы страны. Стороны судорожно пробуют возложить ответственность за будущие потрясения друг на друга, заблаговременно указать, кто же виноват в том, что будет.

К тому же Национальный банк до тех пор пока остается самым замечательным оружием в руках президента, и задача премьера, если она желает победить, отнять у него этого оружия. А цель оправдывает средства…, — заключает он.

Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.