Узники второй речи посполитой

Герои войны

15 октября 1921 года официально завершился срок обмена пленными между Польской Республикой и РСФСР. Согласно данным Генштаба Войска Польского, сейчас советской стороне было передано 65 797 человек. Генштаб РККА зафиксировал возвращение к себе 75 699 советских военнопленных.

С чем было нужно столкнуться советским военнослужащим, попавшим в польский плен, и какое количество из них так и не возвратилось к себе?

какое количество же было пленных?

Как водится, правильное количество военнопленных с советской стороны неизвестно. Сведения значительно расходятся: в случае если польский исследователь Збигнев Карпус ведет обращение о 110 тысячах красноармейцев, то русские историки именуют цифры от 130 до 206 тысяч людей.

К примеру, Геннадий Матвеев, опираясь на сводки своевременного отдела Главного руководства Войска Польского, считает, что в плен попало около 206 тысяч красноармейцев, а через лагеря для пленных прошло приблизительно 157 тысяч солдатах Красной армии. Такая отличие в цифрах разъясняется несколькими моментами.


Польский агитплакат

Во-первых, некоторых военнопленных отпускали на волю уже в прифронтовой территории. Весной 1920 года, на протяжении наступления на Киев, Главное руководство Войска Польского решило совершить опыт: высвободить часть пленников в качестве подтверждение того факта, что поляки не расстреливают пленных (такое вывод бытовало среди красноармейцев) и сражаются не с русским народом, а с коммунистами.Узники второй речи посполитой

Группы пленных по 10—15 человек, прошедшие отбор по «идейно-коммунистическому» показателю, накормленные и снабженные агитационными листовками, должны были перебрасываться через линию фронта. Эффект от данной акции документально не зафиксирован.

Позднее практиковался раздел пленных на две группы. Коммунисты, офицеры, комиссары, медицинский персонал «и по большому счету все пригодные к военно-административной работе» направлялись в стационарные лагеря. Выходцев с занятой поляками территории следовало «по окончании соответствующей разъяснительной работы отпустить к себе», а остальных снабдить агитационной литературой и перебросить через линию фронта.

Весной 1920 года Юзеф Пилсудский сказал о намерении высвободить подобным образом 30 тысяч красноармейцев, но неизвестно, в каком количестве это намерение было реализовано.

Военнопленный красноармеец, 1919—1920 годы

Во-вторых, бывали случаи, когда на передовой пленников вправду расстреливали. Самый узнаваемый таковой случай — приказ генерала 5-й армии Владислава Сикорского о расстреле 199 военнопленных красноармейцев в августе 1920 года. Персональный секретарь Пилсудского Казимеж Свитальский отмечал, что

«…деморализация большевистской армии при помощи дезертирства на отечественную сторону затруднена из-за ожесточенного и безжалостного уничтожения отечественными воинами военнопленных».

Наконец, польские армии время от времени на поле боя военнопленных красноармейцев, взявших ранения, — они были в тягость для боевых частей. К примеру, в рапорте руководства 14-й пехотной дивизии от 12 октября 1920 г. сообщено:

«За время боев от Брест-Литовска до Барановичей забрано в общем итоге 5 000 военнопленных и покинуто на поле боя около 40% названной суммы раненых и убитых коммунистов».

Все эти военнопленные не ставились на учет, но сведения о них (обычно примерные) фиксировались во фронтовых донесениях.

Этапы пути

В прифронтовой территории пленными занималось Главное руководство Войска Польского. В задачи секций военнопленных при руководствах фронтов входили контроль за деятельностью пересыльных станций и сборных пунктов, учет информации о численности, физическом состоянии и перемещениях пленных, перемещение их с фронта в тыл, организация размещения людей, обеспечение их питанием и одеждой.

Военнопленные красноармейцы.
smolbattle.ru

Военное министерство перехватывало эстафету в тылу. Отдел по делам беженцев и пленных, преобразованный позднее в Инспекторат лагерей военнопленных, и Отделение военнопленных несли ответственность за организацию распределительных станций и новых лагерей, осуществляли контроль и снабжали деятельность этих заведений, формировали рабочие команды.

Первоначально «всех большевистских пленных, и солдат и украинских офицеров, захваченных с оружием в руках либо в сражении, и изменников непольской национальности» направляли в лагерь в Домбе. Но скоро стало ясно, что один лагерь никак не сможет вместить всех пленников, и с лета 1919 года начала развиваться совокупность учреждений для пленных. Были открыты стационарные сборные пункты в Вильно, Минске, Молодечно, Гродно, Слуцке, Пинске, Остроге и Сарнах.

При дивизиях стихийно появлялись фронтовые сборные пункты. Тут военнопленные проходили первичный врачебный осмотр, дезинсекцию, ставились на пищевое довольствие, на них оформлялись учетные карточки.

Основная функция сборных пунктов заключалась в приеме пленных с фронта и их переправке в тыл. Позднее кое-какие стационарные сборные пункты были переименованы в пересыльные станции, и, кроме прошлых функций, на них была возложена обязанность проведения 5-дневного карантина (это предписание выполнялось далеко не всегда).

Сборный пункт пленных в Гродно.
Военный издание. — 2008. — № 2. — С. 60

Следующим этапом были распределительные станции, организованные вне фронтовой территории Главным руководством совместно с армейским министерством. Такие станции действовали в Белостоке, Брест-Литовске, Ковеле и Львове. Тут велся учет военнопленных, определялись стационарные лагеря для их содержания и обеспечивалась отправка военнопленных по назначению под конвоем охраны.

В первой половине 20-ых годов XX века показались концентрационные лагеря в Звягеле (Новограде-Волынском), Плоскирове (Хмельницком), Коростене, Баре и Житомире вместимостью в 3—6 тысяч людей любой. Тут намерено назначенные офицеры сортировали военнопленных, выявляя идейных коммунистов, военных экспертов и медицинский персонал.

В августе 1920 года «из-за огромного быстрого продвижения и наплыва пленных вперед армии» концентрационные станции были созданы при 1-й, 2-й, 4-й и 5-й армиях Войска Польского в Модлине, Рембертове и Седльце. Суммарно они были вычислены на 23 тысячи мест.

По окончании первичной санитарной обработки, проведения и выявления коммунистов агитационных мероприятий пленных следовало отправлять в тыл. Но на деле стационарные лагеря не могли оперативно принимать много военнопленных, и концентрационные станции стихийно преобразовывались в пересыльно-распределительные пункты. Они не были обеспечены помещениями для долгого проживания, кухнями, продовольствием, что значительно отразилось на условиях содержания пленных.

Из-за «поедания военнопленными разных сырых очисток и обуви и полного отсутствия одежды» в октябре 1920 года в Модлине вспыхнула эпидемия холеры.

В течение Советско-польской войны станции и лагеря поменяли собственный назначение, закрывались, раскрывались новые, но в общем совокупность фронтовых заведений для пленных смотрелась вышеописанным образом.

Организовать подобающим образом доставку пленных в тыл не получилось. В места назначения транспорт довольно часто приходил без предварительного уведомления. Отсутствие санитарной обработки и карантина провоцировало вспышки болезней. В ноябре 1920 года в одном из рапортов отмечалось:

«транспортировка военнопленных не налажена подобающим образом… Время перемещения транспорта в большинстве случаев рассчитывается на 2—3 дня, а в конечном итоге оно продолжается продолжительнее — около 6 дней. Военнопленные приобретают продуктовый паек, в большинстве случаев хлеб, фасоль на 2 — максимум 3 дня, а после этого недоедают оставшиеся дни. Неудобство поездки, голод, мороз, отсутствие горячей одежды на фоне неспециализированного ослабления военнопленных ведет к такому истощению, что на протяжении пути всегда умирает пара пленных».

Лагерь Тухоль.
diletant.media

Встречали пленных стационарные лагеря в Домбе, Вадовице, Ланьцуте, Стшалково и Щиперно. Весной 1920 года открылся лагерь в Тухоле. Помимо этого, создавались более небольшие учреждения в Пикулице, Дорогуске, Брест-Литовске, других городах и Плоцке, каковые помогали то стационарными лагерями, то распределительными станциями.

Кое-какие стационарные лагеря достались полякам в наследство еще от германской и австро-венгерской армий, создавших их на протяжении Первой Мировой.

Интернированных надлежало размещать раздельно от пленных, офицеров — раздельно от рядовых, а лагерные роты вырабатывать по национальному показателю. Красноармейцы по большей части направлялись в лагеря в Стшалково, Домбе, Тухоле, Перемышле, Лодзи, Брест-Литовске, Демблине и Вадовице.

«Положение русских и украинских пленных в Польше очень тяжелое»

В размещенных на территории лагеря буфетах возможно было купить продукты и самые нужные товары. В лагерях были организованы мастерские по обуви и ремонту одежды, читальни. Военнопленные имели возможность отправлять религиозные культы, устраивать спектакли и концерты.

Обитатели территорий, оккупированных Польшей, были в праве свиданий и переписки с родными.

Выглядит хорошо. Действительность же отличалась от инструкций и предписаний.

Красноармейцы в лагере в Тухоле.
zagopod.com

Одному военнопленному красноармейцу в сутки надеялось 500 г хлеба, 700 г картофеля, 150 г мяса, 150 г порции и свежих 2 овощей кофе. В рапорте о ситуации в Стшалково отмечалось:

«Питание военнопленных по таблице Е недостаточное, в особенности в зимние месяцы из-за отсутствия и холода теплого обмундирования. Отсутствие надлежащего питания — одна из обстоятельств нехорошего состояния организма. При обычных условиях обмундирования и размещения питание в соответствии с данной таблице было бы достаточным».

Трудящиеся военнопленные определялись на обычный солдатский паек по таблице С: 700 г картофеля, 600 г хлеба, 250 г мяса, 150 г крупы, 20 г сала, овощи.

Коммунистический агитплакат.
grafik.rp.pl

Пленным выделялось финансовое содержание: рядовым — 30 фенигов в сутки, трудящимся — 1 польская марка. Офицеры приобретали жалованье в размере 50 польских марок в месяц. Администрация должна была обеспечить пленным постельное бельё и одежду.

По свидетельству начальника лагеря в Вадовице, 90% пленных прибывали с фронта босыми и без верхней одежды. Случаев мародерства в прифронтовой территории было так много, что в августе 1919 года Генштаб Главного руководства Войска Польского потребовал прекратить отбирать у пленных обувь и одежду, вручая им вместо какие-то лохмотья. В распоряжении подчеркивалось, что такая практика мешает применению военнопленных на работах и что стране накладно выдавать новые мундиры.

Но случаи мародерства отмечались до конца войны.

Не обращая внимания на инструкции и распоряжения армейского министерства, условия содержания в лагерях были ужасными: сырые не хорошо отапливаемые казармы без вентиляции, вещевое снабжение и негодное питание, ожесточённое обращение с военнопленными, дефицит бань, больниц, лекарств. Частенько вспыхивали эпидемии гриппа, тифа, дизентерии, холеры. Наряду с этим из-за отсутствия свободных помещений больных не всегда отделяли от здоровых.

Отчет делегации Русского общества Красного Креста о посещении военного госпиталя в Тухоле в ноябре 1920 года рисует такую картину:

«Все строения весьма ветхие и сломанные, в стенках дыры, через каковые возможно просунуть руку… Говорят, что на протяжении ночных морозов стенки покрываются льдом… Все на нечистых матрацах без постельного белья, лишь ? имеет кое-какие одеяла, покрыты все нечистыми тряпками либо одеялом из бумаги… Мыла нет, больных моют раз в неделю, время от времени раз в 14 дней».

Красноармейцы в лагере в Тухоле
zagopod.com

Унижение людской преимущества подавляло не меньше голода. Пленных довольно часто избивали, а также «розгой из колючей проволоки». В лагере Стшалково

«любой барак беспрерывно проветривался, на дворе обнажённых держали по паре часов для проверки либо по какому-либо второму случаю, и это при морозе и сильном ветре до 10 градусов и более. В бараках дырявых и гнилых люди набиты как сельди в бочке».

Известны случаи расстрелов красноармейцев. В том же Стшалково, к примеру,

«поручик Малиновский ходил по лагерю в сопровождении нескольких капралов, имевших в руках жгуты-плетки из проволоки, и кто ему нравился, приказывал ложиться в канаву, и капралы били какое количество было приказано; в случае если битый стонал либо просил пощады, поручик Малиновский вынимал револьвер и пристреливал… Много раз возможно было замечать такие явления: несколько во главе с Малиновским влезала на пулеметные башни и оттуда стреляла по беспомощным людям, загнанным, как стадо, за загородку…».

Распоряжения и распоряжения армейского министерства об нормализации и оздоровлении содержания людей, вмешательство Русского общества Красного Креста, официальные заявления советской стороны так и не смогли поменять обстановку в лагерях до самого финиша войны.

«Организованные» и «дикие» трудовые коллективы

В мае 1919 года польское военное министерство выпустило инструкцию, разрешавшую применять труд пленных. Министерство брало на себя заботу вырабатывать железнодорожные роты и рабочие команды и выделять рабочую силу для частных лиц и заинтересованных учреждений. Рабочие отряды могли быть организованы только в стационарных лагерях, где велся куда и учёт пленных возвращались утратившие трудоспособность работники.

В их состав не разрещалось включать «неблагонадежных лиц», в первую очередь — коммунистов и офицеров.

Советские военнопленные в Польше.
nevkprf.my1.ru

На Литовско-Белорусском фронте красноармейцы деятельно привлекались к работам в составе так называемых «диких» рабочих команд. На сборных пунктах военнопленных дробили на три категории:

  • пригодные к трудной работе;
  • ослабленные и пригодные к легкой работе;
  • нетрудоспособные.

Военнопленные первых двух категорий максимально употреблялись в прифронтовой территории, а в стационарные лагеря отправлялись в основном больные и пострадавшие. В Главном руководстве такую практику осудили — но не запретили. На рубеже 1920—1921 годов насчитывалось 114 ЖД рот и рабочих команд, в их составе было задействовано приблизительно 25 тысяч военнопленных.

Трудящиеся военнопленные сталкивались всё с теми же проблемами. Гарнизонный доктор Я. Павловский о положении в рабочих командах в Демблине писал:

«Простой военнопленный создаёт чувство больного туберкулезом… Военнопленные мерзнут. При холодах, доходящих до 10 градусов и более, у них нет не только сенников и одеял, но практически одежды и белья. Об обуви нет и речи.

В моей амбулатории бывают военнопленные, прикрытые лишь рваным, узким бумажным мешком на обнажённое тело либо в кофте, складывающейся из пары рваных узкой полоски и рукавов поясницы, которая их соединяет, либо же в тоненьких штанах, порванных снизу доверху и надетых на обнажённое тело. В таковой одежде военнопленные должны не легко трудиться, весь день на воздухе».

Военнопленные красноармейцы
smolbattle.ru

Нереально совершенно верно подсчитать количество погибших в польском плену красноармейцев. Обстоятельство кроется в безалаберности в вопросах учета пленных, что много раз отмечало и осуждало военное министерство Польши. Збигнев Карпус приводит цифры 16—18 тысяч людей.

Нарком зарубежных дел Георгий Чичерин в ноте от 9 сентября 1921 года вел обращение о 60 тысячах погибших в плену красноармейцев. Русский историк Геннадий Матвеев склоняется к примерной оценке в 25—28 тысяч людей. В любом случае, любая отдельная такая смерть вносит собственный вклад в неспециализированную громадную катастрофу.

Литература:

  1. «Все военнопленные были парализованы кошмарами» / публикацию подготовили Ю. В. Иванов, М. В. Филимошин // Военный издание. — 1995. — № 5. — С. 65—68.
  2. «Вынуждены были подвергаться издевательствам и всевозможным истязаниям со стороны польских палачей» : архивные документы говорят о бедственном положении пленных на протяжении советско-польской войны 1920 года / публикацию подготовил С. Г. Нелипович // Военный издание. — 2001. — № 12. — С. 68—72.
  3. Задолго до Катыни. Красноармейцы в аду польских концлагерей / публикацию подготовил Ю. В. Иванов // Военный издание. — 1993. — № 12. — С. 22—26.
  4. Карпус, З. Военнопленные забытой войны / Збигнев Карпус: ng.ru
  5. Матвеев, Г. Ф. Еще раз о численности красноармейцев в польском плену в 1919—1920 годах / Г. Ф. Матвеев: vivovoco.astronet.ru
  6. Матвеев, Г. Ф. Польский плен. Солдаты Красной армии в плену у поляков в 1919—1921 годах / Г. Ф. Матвеев, В. С. Матвеева. — Москва : Отчизна-медиа, 2011.
  7. Михутина, И. В. Так какое количество же советских военнопленных погибло в Польше в 1919—1920 гг. / И. В. Михутина // Новая и новейшая история. — 1995. — № 3. — С. 64—69.
  8. Симонова, Т. М. Русские военнопленные в польских лагерях. 1919—1922 гг. / Т. М. Симонова // Военный издание. — 2008. — № 2. — С. 60—63.

Планета Земля. Смена сезонов. Весна. Документальный фильм


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: