В 2009 году наша экономика будет переживать самый сложный период своей жизни (кіевскій телеграфъ)

Галина Моисеева
Профессор экономики , доктор наук Михаил Зверяков о том, был ли кризис неизбежен и имела возможность ли экономическая наука спрогнозировать его приближение.
на данный момент, в то время, когда глобальный кризис, смешавшись с фактически украинским, стал очевидной действительностью бытия, многие задаются вопросами экономической теории. А был ли кризис неизбежен? Имела возможность ли экономическая наука спрогнозировать его приближение?

Что думают ученые о протекании заболевания? Подорожает ли нефть? И какое, в итоге, будущее ожидает мировую хозяйственную совокупность?

Эти и другие вопросы мы задали профессору экономики , доктору наук Михаилу Зверякову, признанному эксперту в области экономической теории.
— Михаил Иванович, являются ли, на ваш взор, мировые финансовый кризисы неизбежными?
— Отcчет финансовый кризисов ведется еще с первой половины XIX столетия. Тогда они развивались как национальные, а уже к концу XIX — началу XX столетия купили черты мировых, со всеми известными потрясениями. Сперва считалось, что это краткосрочные явления, вызванные накопившимися в хозяйственной совокупности несоответствиями.

Но выдающийся русский ученый Николай Кондратьев выдвинул догадку, которая, подтвердившись, превратилась в теорию, что государства проходят через спады и экономические подъёмы, образующие циклы, систематично повторяющиеся каждые пара десятилетий (так именуемые долгие и маленькие волны).В 2009 году наша экономика будет переживать самый сложный период своей жизни (кіевскій телеграфъ) Кризисов, каковые порождают качественные преобразования во всемирной совокупности хозяйствования, было пара. Все они отражали завершение долгих волн экономической динамики.

К примеру, кризис 1870-х годов открыл монополистическую стадию развития капитализма, Великая депрессия 1929—1933 годов стала причиной происхождению национально-монополистического его этапа, кризис 1973—1975 годов ознаменовал переход глобальной экономики к транснациональной либо глобальной фазе.
Сегодняшний кризис — это окончание понижательной волны экономической динамики, начавшейся по окончании кризисов середины 70-х годов (1973—1982 годы). Со своей стороны тот кризис завершал повышательную волну экономической динамики, которая началась по окончании Второй мировой и продолжалась приблизительно с 1948-го по 1973 год. Она охарактеризовалась такими ответственными компонентами, как рост спроса на его удорожание и капитал, увеличение спроса на рабочую силу и ее удорожание, активное технологическое обновление производства, спрос на науку, инновации.
Изменение технологических условий производства в итоге стало причиной энергетический кризис середины 1970-х. На повестку дня встал вопрос резкого сокращения энергоемкости и затратности производства. Тогда же долгая волна экономразвития перешла в цепь маленьких кризисов.

Началась так называемая рейганомика. Ее особенности (В первую очередь 80-х годов) — в максимально рациональном применении ресурсов (материальных, трудовых и денежных).

Начался массовый перенос индустрии в государства третьего мира.
Именно поэтому из новых, периферийных индустриальных центров в ветхие индустриальные центры мира потекла огромная прибыль. Но вместо того дабы влиться в новое производство либо научно-исследовательские работы, она отправилась в финсектор…
— Из-за чего?
— Он приносил более стремительную отдачу. Начался галопирующий рост глобального финсектора, что к началу XXI века достиг больших размеров — около $600 трлн. Непременно данный денежный пузырь должен был бы лопнуть.
— Получается, что мы имеем хороший кризис перепроизводства, но не товарного, а денежного?
— Возможно сообщить так: обстоятельством любого кризиса есть тот факт, что новая порция инвестиций не приносит прибыли, которая по собственной величине превышает или равняется средней прибыли. Это в экономической науке именуется перенакоплением капитала. Особенность современного кризиса в том, что он не проявляется в форме товарного перепроизводства.

на данный момент существуют огромные исследовательские центры, работы по изучению конъюнктуры рынка, и затоваривания как такового в громадных масштабах не происходит. Но дабы не допустить товарного перепроизводства, происходит в большей мере недогрузка производственных мощностей и общее замораживание инвестиций.
— Это и имеется так называемая кондратьевская зима?
— Нет, это второе. Вообще-то на сегодня конкретно ответить на все вопросы, каковые поставил всемирный кризис, еще нереально. Во-первых, появляется неприятность: в случае если заканчивается долгая волна экономразвития по Кондратьеву, что же идет на смену?

Что будет лежать в базе новой технологической волны: энергосберегающие разработки либо новые виды производства энергии как такой?

Эта неприятность открыта. В случае если честно, я не знаю пути ее решения. Второй вопрос без ответа: что лежит в базе нынешнего маленького экономического цикла, что в один момент наложился на долгую экономическую волну?

Я могу только гипотетически предполагать, что развитие производительного капитала — в первую очередь информационных и телекоммуникационных разработок — переходит на как следует новый этап.
— Отчего же экономическая наука не предсказала наступления кризиса?
— Необходимо признать, что большая часть исследователей во многом отдалились от настоящих экономических неприятностей. Экономическая наука прекратила делать прогностическую функцию. Показался спрос на математические модели.

В случае если Нобелевскую премию присуждают за открытие, разрешающее просчитать, с какой возможностью потребитель посещает магазины, и тем самым снабжающее прогноз экономического поведения, то ясно, что для многих исследователей вторых областей для изучения, например, прогнозов происхождения кризисов нет.
Но в любом случае было бы неправильно сказать, что и отечественные, и зарубежные ученые проморгали приближение кризиса. В прошедшем сезоне мне довелось быть в составе делегации отечественной Академий наук на открытом заседании в Венгрии, что проводился совместно университетами экономики Академии наук двух государств. Делегацию управлял академик Валерий Геец, прогнозирования Института и директор экономики.

И уже тогда отечественные экономисты, а также Валерий Михайлович, говорили о пессимистическом сценарии развития как всемирный, так и национальной экономики. Это было в сентябре 2007 года.
То, что надвигается глобальный кризис, отмечалось и на конференциях, в которых я учавствовал. Но неспециализированное вывод научного мира сводилось к тому, что смена экономической волны случится в 2010—2012 году. Предполагалось, что покажутся замечательные, принципиально новые производства, каковые будут основываться на энергосберегающих разработках.

И кое-какие эксперты, занимавшиеся изучением конъюнктуры рынка нефти и газа, предполагали, что непременно появится неприятность цены на энергоресурсы, потому, что общество и мировая экономика стоят перед поиском других энергосбережения и видов энергии. Но кризис случился раньше, по большей части катализированный ипотечным провалом в Соединенных Штатах…
— Другими словами лопнул тот самый денежный пузырь, что накачали со времен рейганомики?
— Дело в том, что, на мой взор, функционирование денежного капитала купило самодовлеющий закрытый темперамент и стало причиной гипертрофированным формам его развития, огромным доходам посредников и спекулянтов. Это со своей стороны подстегивало их реализовывать деньги кому угодно, только бы иметь процент. Показался кроме того термин капитал-странник, что бродит по миру в отыскивании более прибыльного приложения.

Моя сотрудник, некое время преподававшая в Соединенных Штатах, говорила, что была поражена, определив о том, что американцы приобретают кредиты в банках, предъявляя в качестве подтверждения собственной платежной способности… квитанции об оплате коммунальных платежей. Мол, в случае если человек оплачивает свет, газ и платит за квартиру, — значит, имеет доходы и может вернуть кредит. Другими словами планка требовательности к заемщикам была снижена до предела.

Американцы сохраняли надежду на университет кредитных историй.

Считалось, что возможность не взять новый кредит вынудит человека возвратить ветхий. Но в то время, когда дружно упало, данный университет обеспечений уже не сработал, потому, что случилось ослабление контроля над торговлей и финансовыми институтами ценными бумагами.
Вспоминаю таковой эпизод из периода моего нахождения на стажировке в 2001 году в массачусетском университете в Америке. Жил у местного декана. в один раз застал его дома грустного.

Говорит: Я сейчас стал на 25% беднее. Оказалось, что акции, каковые он купил, подешевели на 25%.

Это было 17 марта 2001 года — в сутки, в то время, когда случились первые большие падения на американском фондовом рынке. И целый университетский город ходил в трауре: половина жителей США вкладывает деньги в акции, а не только в банки. Это показывает, что в рисковые денежные операции были вовлечены огромные веса населения.
Возвращаясь к ипотечной теме, подчеркну, что, скажем, германская финансовая система как более консервативная, которая контролировала и залоги, и методы возврата, и платежеспособность клиентов, появилась в более выигрышном положении, чем банки США.
— Банки Германии, как я осознаю, более подконтрольны стране, чем американские?
— Не только стране, но и Бундесбанку. К примеру, из собственного опыта знаю, в том месте нет безымянных денег: в случае если я вкладываю какие-либо деньги в банк, в обязательном порядке указывается источник происхождения этих денег — заработная плат, стипендия, пенсия либо второй платеж. Это показывает, что финансовая система постоянно знает, что это за деньги, она может отслеживать формы их перемещения.
— А американская совокупность, как значительно более либеральная, предполагала, что в случае если имеется деньги, не имеет значение, откуда они…
— Совсем правильно…
— Кстати, в данной связи желала бы вас задать вопрос о массовой передачи в госимущество банков в Европе…
— Это закономерный процесс. Денежная совокупность делается прозрачной и открытой для страны, а государство берет на себя ответственность за все вклады, каковые существуют в банках. Но это временная мера.

В то время, когда все успокоится, часть страны в банковском капитале будет реализована.
Кстати, сегодняшний всемирный кризис продемонстрировал, что рецепты спасения, начиная от США, Англии и заканчивая Австралией, одинаковые — это увеличение влияния страны на денежно-банковскую совокупность, целевая помощь и денежные вливания настоящему сектору. В случае если забрать так называемый замысел Полсона, то он насчитывает 42 страницы страниц приложения и 700 основного текста.

И сущность его сводится к тому, дабы не просто оказать помощь стратегическим фирмам, корпорациям, гигантам, от которых зависит успех национальной экономики, а расписать целевое назначение выделяемых средств, например, что на эти средства будет приобретено. Это показывает, что в кризисное время другого университета, талантливого снять неприятности бизнеса, не считая страны, не существует. Кроме того в таковой либеральной стране, как США.
— Выходит, в то время, когда все было прекрасно, экономика глобализировалась и становилась менее подконтрольной странам, а начался кризис, и все бросились к своим кабинетам министров за помощью. Возможно ли при таких условиях заявить, что из кризиса мы выйдем с несравнимо более социализированной всемирный экономикой? А глобализация затормозится?
— Непременно, контроль со стороны страны за денежными университетами будет усилен. И это позитив: социализация экономики приведет к упрочнению институтов гражданского общества.
Что же касается глобализации, то неприятность в том, что объединительные экономические процессы не стали причиной происхождению так именуемого мирового правительства. Собрались 20 государств, поболтали, проконсультировались, а ответов, каковые имели возможность бы исходить от, условно говоря, мирового правительства, пока нет. Подготовка соответствующих предложений поручена группе в составе трех государств — Англии, южной Кореи и Бразилии, и они будут рассмотрены на следующей встрече 30 апреля 2009 года.
Не смотря на то, что, иначе, мировая инфляция и глобальный капитал воздействуют кроме того на те национальные экономики, каковые слабо задействованы в мировом разделении труда. Среди них и отечественную. Украина была под действием глобального денежного капитала, что пришел со спекулятивными целями, а позже начал уходить, и его выход при отрицательном сальдо платежного баланса стал причиной тем потрясениям денежной совокупности, каковые мы на данный момент замечаем: инфляции, падению цены национальной валюты, сокращению производства и т. д.
— А развитие энергетики? Что вы думаете на данный счет? Сперва резкий рост цен на энергоресурсы, позже такое же падение из-за невостребованности.
— Тяжело сообщить. Могу только подчернуть, что рост энергоносителей в мире осуществляется по 2—3% в год. А мировая экономика сейчас начинается на 4% в год.

Так что скоро появится неприятность дефицита энергоносителей. Следовательно, цена снова будет расти, а нынешнее падение — это конъюнктурный ценовой зигзаг. Само собой разумеется, цена была завышена, и в то время, когда конъюнктурное падение совпало с уменьшением спроса, случился таковой вот обвал.
— То же хочется задать вопрос о материальном производстве: меткомбинаты, химпром и другое снизили обороты. Что будет с ними?
— Отечественный металлургический сектор завязан на мировую экономику. Исходя из этого без фундаментального изучения всемирный конъюнктуры рынка металла весьма тяжело сказать о возможности развития отечественного металлургического комплекса. К сожалению, у нас отсутствует таковой университет (что существует при русском правительстве), как центр изучения всемирный рыночной конъюнктуры.

Мы почему-то не интересуемся, какова возможность востребованности металлургической продукции через 5—10 лет.

И не просчитали, что китайцы, по окончании того как они достроят олимпийские объекты, снизят спрос на металл. И что, выстроив пара металлургических фабрик, они обеспечат потребности отечественным производством.
Одновременно с этим у нас огромные потенциальные возможности создавать внутренний спрос на металл. К примеру, судостроение как клиент металла. Оно имело возможность бы дать большой мультипликационный эффект.

У нас все суда, каковые трудятся в Черноморском и Азовском бассейнах, на реках Дунай и Днепр, морально и физически устарели. Существует так называемый Морской регистр, запрещающий судам с параметрами, не соответствующими стандарту по техническому состоянию и возрасту, входить в тот либо другой порт. А судостроительный завод в городе Килия на Дунае делает заказы для германских, голландских и других судовладельцев.

Но не для перевозчиков и украинских судовладельцев. В следствии нет внутреннего спроса на металл, и не так долго осталось ждать не будет собственного флота.
Строительство газопроводов, мостов, трубопроводов, скоростных ЖД магистралей также формирует громадный спрос на металл. И мы практически ничего не строим.
Вторая отрасль, которая трудилась на экспорт, — химия. Забрать Одесский припортовый завод, что снабжал юг Европы и фактически всю Латинскую Америку удобрениями. на данный момент спрос на удобрения быстро упал. В случае если в сентябре тонна карбамида стоила $600, то на данный момент цена снизилась до $240—250.

Выходом для предприятия было бы производство химических удобрений для отечественного зернопроизводителя.

Но отсутствуют программы, каковые переориентировали бы часть экспортной продукции на внутренний рынок.
Исходя из этого не требуется раздавать просто так деньги Национального банка для рефинансирования банков, дабы они брали валюту и вывозили за границу. А необходимо исходить из того, что будет создавать настоящий производитель, представить его программы коммерческим банкам и давать рефинансирование под целевые проекты. Так и хочется задать вопрос: где развития и наш Банк реконструкции, что должен был бы трудиться над национальными проектами по модернизации экономики?
— Имеете возможность хотя бы примерно сообщить, каким будет 2009 год для экономики?
— Для глобальной экономики год будет сложным. Скорость развития экономики окажутся ниже ожидавшихся ранее, но в целом будет сберигаться хорошая экономическая динамика. Что касается украинской экономики, то она будет волноваться, быть может, самый непростой период собственной жизни.

И, с одной стороны, будет зависеть от всемирный конъюнктуры, с другой — от действий основных Нацбанка государства — и институтов правительства — по стабилизации и сохранению финсектора экономики, занятости и поддержанию производства. Экономическая стабилизация неимеетвозможности осуществляться для нее самой. В случае если это причиняет ущерб настоящему сектору и не содействует вовлечению людей в трудовой процесс, другими словами не уменьшает количества безработных, такая политика не дает долговременных хороших результатов.
Банковский рынок Украины

2.1.Экономика и экономическая наука


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.