Во всех ваших опубликованных материалах вас уже 20 лет сопровождает музыка индии. почему?

(1) Я появился в эру «зрелого» социализма, что был централизованной и ментально изматывающей совокупностью азиатского типа. Было достаточно легко понять, что это аналогично повседневному отношению известных в истории тиранических азиатских режимов. По моему точке зрения, в Будапеште в 1964-65 годах обыденный взор на вещи тонко ощущающего человека по сути не через чур отличался от азиатско-индийского взора на судьбу.

И кроме этого стало ясно, что большая часть людей ехало на Восток, хотя излечиться от своих западных страданий. Что же касается меня, то я осознал, что на Востоке существует намного больший Преисподняя, и не обращая внимания на то, что данный Преисподняя существует пара тысяч лет, и это сложно устроенный Преисподняя, он стоит того, дабы его изучить.

(2) В частности, данный Преисподняя, созданный людьми, уже познал все, что мы, живущие на Западе, не знаем кроме того на данный момент. В случае если мы взглянуть на современное японское буто, либо дзен Дзэами либо кроме того Катхакали либо яванские оперы, то мы с громадным удивлением заметим, как развился ритуал отчуждения с целью осознания судьбы и для психодраматической самотерапии.

(3) Кроме этого мы можем восхищаться гибкостью людской ума, что имел возможность создавать такие и подобные системы знаков лишь для мнимого освобождения собственного собственного уничтоженного существования. Именно это стало обстоятельством, по которой я отправился в Индию, — по причине того, что в том месте существует одна из самых страшных, но до сих пор трудящихся форм социального гомеостаза; и вследствие того что это было место, где культура отыскала вероятный выход из для того чтобы существования, в частности — приёмы работы и позитивные методы выхода с изначальной бессознательностью мастерства.Во всех ваших опубликованных материалах вас уже 20 лет сопровождает музыка индии. почему?

Но я интересовался не тем, как выбраться из этого мира, а напротив, тем, как люди имели возможность воспользоваться своим талантом для превращения инфернальных стонов в бальзам, поскольку они побеждали непонятое, но страдали от действительности, которая связана с совокупностью, которую создали они сами, и так, их круг замыкался. Мне же было весьма интересно разобраться, что в действительности воображала из себя эта совокупность. Я смог побороть собственные страдания методом осознавая того, как вторым удалось это сделать.

(4) Одвременно с этим случилась последняя встреча «белого человека» с индийской музыкой, в то время, когда со второй годов 50-и половины эта музыка как происхождение и целость была идентифицирована представителем лишь одной ее части, не смотря на то, что и блестящим исполнителем — Рави Шанкаром. Джон Кейдж, Йехуди Менухин и Битлз видели в его музыке всю историческую и сегодняшнюю музыку Индии.

Не обращая внимания на то, что на рубеже столетий уже началось отмирание классических индийских школ в один момент с исчезновением дворов махарадж, это неправильное познание хорошей индийской музыки в восприятии «белого человека» кроме этого имело возможность привести к появлению удобоваримой индийской музыки, которая была сравнима с глобальным «комформизмом-идиоматизмом» страшной поп-индустрии. Так, сама сущность индийской музыки начала растворяться, а ведь она в собственной сути есть фантастически сложным древним и экстатичным людской криком, будучи одновременно математической чистотой и Небесами. И, если вы разрешите мне высказать собственный вывод, я бы заявил, что, в случае если Преисподняя существует, то в том месте в обязательном порядке звучит индийская музыка.

(5) Во всем мире музыка и индийская музыка гамелан применяют самые строгие математические понятия, и ни одна нота не есть импровизационной либо медитативной.

Тут любая композиция внедряется в репертуар при помощи огромного количества повторений, но одновременно с этим, музыкант яванского оркестра ни при каких обстоятельствах не сможет два раза сыграть одну и ту же музыку одинаково. Это океан свободы, где все участники, как инженеры королевства, строят монументальный трансцедентальный храм индийской музыки из мелких деталей и рациональных кирпичиков.

Целый Шенбергский последовательность (reihe, разумеется, имеется в виду способ додекафонии Шенберга; прим. пер.) – это как тевтонский колючий провод Вальхалла, в сравнении с гамеланской совокупностью. Эргономичная отдаленность «белого человека» от начального экстатического фактора музыки, вместе с его криком отчуждения, делается очевидным, и одновременно с этим, конечно красивым через звучание 32 дюймовых труб Бомбард органов Кавайе-Коля.

Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

Категория: История  Теги: , , ,
Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.