Воинственные народы римской империи: батавы

Герои войны

Римляне вычисляли такие человеческие качества, как воинственность и храбрость, находящимися в обратной зависимости от степени развития цивилизации. Исходя из этого они старались завлекать для работы в армии дикарей, пребывавших на периферии провинциальной совокупности. В следствии в римской армии императорского времени было непропорционально большое количество уроженцев последовательности племенных групп, каковые относились римлянами к числу «агрессивных народов».

Одним из этих агрессивных племен являлись батавы, обитавшие в низовьях Рейна на территории современных Нидерландов.

Варвары в римской армии

германцы и Галлы проходили службу в римской армии со времен завоевания Галлии Юлием Цезарем в 58 – 50 годах до н.э. Из их числа комплектовалась большая часть запасных кавалерийских ал и когорт пехоты находившейся на Рейне армии. Во второй половине I – начале II века н.э. насчитывалось не меньше 6 когорты и 41 ал, в которых помогали уроженцы провинции Белгика.

Еще 11 ал и 21 когорта набирались из обитателей Лугдунской Галлии. Римские полководцы высоко оценивали боевые качества аналогичных контингентов ввиду общепризнанного германцев и воинственного характера галлов. Обстоятельства, каковые заставляли их отдавать предпочтение представителям этих племен, наглядно представлены в портрете, что рисует Аммиан Марцеллин:

«Практически все галлы высоки ростом и белы телом, русоволосы, взор у них живой и угрожающий, они страшно сварливы и очень заносчивы… Голос у многих звучит быстро и угрожающе, нормально ли они говорят, либо злятся… Для военной работы у них годятся люди любого возраста, и равным образом выступает в поход как старик, так и парень, потому, что они закалены морозом, и постоянном трудом, и могут вынести большое количество тяжёлых опробований. Ни при каких обстоятельствах у них не бывает случаи дабы кто-нибудь из страха перед военной службой отрубил себе громадный палец на руке, как это случается в Италии».

Происхождение батавов

Одним из самые известных «агрессивных» населений украины являлись батавы, жившие в нижнем течении Мааса и Рейна. Это имя происходит от германского корня *bat- со значением «лучший» – из этого, к примеру, происходят готское batiza (лучший) и bota (преимущественный). Об их происхождении говорит римский историк Публий Корнелий Тацит:

«Батавы, – пишет он, – до собственного переселения за Рейн составляли часть населения украины; из-за внутренних распрей они переселились на самую отдаленную часть галльского побережья, где в ту пору еще не было оседлых обитателей, и заняли расположены поблизости остров, омываемый спереди Океаном, а позади и сбоку Рейном. Ни богатства, ни могущество Рима, ни альянс с другими племенами не укоротили их, и они до сих пор поставляют империи лишь бойцов и оружие».

Воинственные народы римской империи: батавы
Терракотовая маска с лицом германца.

Одна из эпиграмм Марциала посвящена таковой маске, чья рыжая борода, по мысли автора, обязана пугать римских мальчишек. Маска для того чтобы рода прекрасно показывает, как римляне воображали себе дикарей, кроме того пребывавших у них на работе

Не смотря на то, что Цезарь не упоминал батавов в собственных «Записках», но их появление на нижнем Рейне, случившееся практически сразу после окончания Галльской войны, не имело возможности случиться незамеченным римлянами. Вероятнее, оно напрямую было разрешено римским руководством, вероятно в признательность за оказанные батвами услуги либо для защиты этого участка границы от нападений вторых племен.

У римских авторов батавы имели репутацию доблестных и отважных солдат, искусных наездников, талантливых в полном оружии вплавь пересекать громадные реки, держась за гриву коня и не нарушая воинского строя. Из-за столь высокой военной репутации римляне стремились заполучить батавов для военной работы в составе конных и пеших запасных отрядов. Большое количество их служило и в отряде германских телохранителей императоров семейства Юлиев-Клавдиев, которых завлекал их агрессивный вид и прославленная личная преданность.

Занимаемая батавами область на нижнем Рейне
Страна батавов

Не смотря на то, что Тацит уверяет, что батавы при собственном переселении из-за Рейна заняли пустынную, никому не принадлежавшую территорию, это наверняка не так. Почвы между Маасом и Рейном, переданные им для расселения, относилась к северной части бывших владений галлов-эбуронов. Прошлые ее хозяева за участие в антиримском восстании зимний период 54 – 53 годов до н.э. по приказу Цезаря подверглись тотальному истреблению.

Поселения были сожжены, имущество разграблено, само имя эбуронов окончательно провалилось сквозь землю из источников.

Следы этого погрома были обнаружены археологами, но в целом результаты раскопок выявляют значительно более сложную картину, чем та, что представлена у Цезаря либо Тацита. На большинстве изученных археологами поселений отмечается непрерывность традиции обитания, технологии и материальная культура, медлено переходящие от поздней стадии Железного века к раннему римскому времени. Эти показатели определенно свидетельствуют, что большая часть прошлого населения на протяжении постигшего их страну бедствия смогла укрыться в лесах, а после этого возвратиться на родные пепелища и отстроить собственную жизнь заново.

Благодаря удачам археологии появление батавов на нижнем Рейне возможно проследить на примере нумизматических находок. В первой половине – середине I века до н.э. на территории между Соммой, Рейном и Маасом находят золотые статеры низкого качества, относящиеся к типу Scheers 31, на одной стороне которых отчеканено изображение трискелиона (знака в виде трёх бегущих ног, выходящих из одной точки – прим. ред.), а на другой – лошади. Археологи приписывают эти монеты эбуронам.

Карта находок «радужных чашечек» по обоим берегам Рейна

Между 50 и 30 годами до н.э. на нижнем Рейне появляются серебряные, а после этого медные мисковидные монеты с изображением трискелиона на аверсе и кругов и конфигурации точек на реверсе, относящиеся к типу «радужных чашечек» (нем. Regenbogenschusselchen). Местом происхождения этого монетного типажа есть правый берег Рейна, где их чеканили, по-видимому, в оппидуме (крепости) Дюнсберг на территории современного Гессена.

Высокую степень концентрации таких монетных находок на нижнем Рейне археологи связывают с показавшимися тут сейчас батавами.

Последние изначально представляли собой относительно немногочисленную группу солдат, каковые приобретали этими монетами жалование за собственную работу. Обосновавшись с римской санкции в бывших владениях эбуронов, батавы смогли легко подчинить себе разрозненные остатки местных жителей и занять среди них лидирующее положение.

Общество батавов

Основателем батавской общины на нижнем Рейне являлся некоторый князь, достаточно знатный по происхождению, дабы быть признанным собственными соотечественниками принадлежащим к царскому роду. Совместно со собственными родственниками и воинской свитой он переселился ко мне из области хаттов. Но, его царский титул, по-видимому, так и не был формально признан римской властью.

По крайней мере нам остаются малоизвестными цари батавов, а их предводителя Хариовальду, управлявшего собственных единоплеменников на протяжении похода Германика за Рейн весной 15 года, Тацит именует не царем (rex), а только вождем (dux).

Но потом последовательность знатных семейств батавов, а также известный Юлий Цивилис, считались потомками царского рода (stirps regia). Кроме этого и Флавий Цериал, префект IX Батавской когорты, находившейся в Виндоланде в Британии, в одном из дошедших до нас писем именуется своим подчиненным не только главой, но и царём (dominus et rex suus).

Шлем, найденный на месте батавского святилища Геркулеса-Магузана в Кессель-Лите.

Середина – вторая добрая половина I века до н.э.

По условиям соглашения с Римом батавы были высвобождены от простой подати. Вместо этого они были обязаны по требованию руководства отправлять собственных солдат для принятие участия в римских армейских кампаниях. Батавам гарантировалась кроме этого определенная автономия от вмешательства провинциальной власти.

Так, руководство отправленными ими отрядами осуществляли их личные начальники, выбираемые из знати королевской крови, в то время как в большинстве вторых когортах и вспомогательных алах начальниками в большинстве случаев являлись назначаемые римским наместником префекты.

Будучи вынуждены нести работу далеко от мест формирования, союзнические вспомогательные части весьма не так долго осталось ждать теряли чистоту этнического состава и начинали комплектоваться рекрутами по месту их стоянки. Батавские же когорты, пребывавшие в Британии, по мере убыли личного состава пополнялисьрекрутами, собранными только из самих батавов. Воины в отношениях между собой руководствовались принесенными из дома правилами родственного и соседского поведения, и поддерживалисвязи со собственными домашними, о чем свидетельствуют их письма из Виндоланды.

Острие меча

Обрисовывая общество батавов да и то положение, которое они занимают в римской провинциальной совокупности, Тацит сравнивает их с оружием, которое среди другого инструмента предназначено только для войны:

«Батавам так же, как и прежде воздается почет, и они живутна положении давешних союзников: они не унижены уплатой подати и не утесняются откупщиком; высвобожденных от налогов и чрезвычайных сборов, их предназначают лишь для военных действий, подобно тому как на случай войны покупают доспехи и оружие».

Батавы оказали римлянам множество одолжений на протяжении их походов в зарейнскую Германию между 12 годом до н.э. и 17 годом н.э., и при завоевании Британии в 43 году н.э. Сейчас, в соответствии с подсчетам историков, батавы выставляли не меньше девяти запасных когорт и минимум одну кавалерийскую алу. Помимо этого, в солидном числе они проходили службу в составе отряда германских телохранителей императоров семейства Юлиев-Клавдиев в Риме и в качестве гребцов и матросов на судах рейнской флотилии.

Так, неспециализированное число батавов, мобилизованных и привлеченных Римом к военной работе, пребывало между 5 и 10 тысячами человек, что создавало важную нагрузку на демографию малонаселённого региона и бедного.

Примечательно, что знакомые нам надгробные монументы батавов отражают их желание дистанцироваться от характерного для римского восприятия «безжалостного» компонента. На них мы, в большинстве случаев, видим изображение одетых и снаряженных по римской моде наездников, атакующих верхом волосатых, довольно часто обнаженных, дикарей

Батавы приняли активное участие в Гражданской войне, вспыхнувшей в Риме по окончании смерти Нерона. В начале 69 года они отважно сражались на стороне Вителлия в битве с армиями Отона при Бедриаке. Летом 69 года один из вождей батавов, Юлий Цивилис, прикрываясь именем приверженца Веспасиана, поднял собственных соотечественников на восстание против приверженцев Вителлия.

После этого это восстание переросло в борьбу за освобождение от римской власти.

Восставшие, соединившись с зарейнскими германцами, разгромили римские армейские части на территории нижней Германии и стёрли с лица земли их лагеря.

Летом 70 года новый римский полководец Квинт Петилий Цериал одержал победу над повстанцами и захватил почвы батавов. Условия капитуляции были относительно мягкими. Репрессиям подверглись только яркие виновники восстания, включая Цивилиса, в остальном батавы сохранили собственные прошлые привилегии.

Романизация

Кроме того примерные расчеты численности населения занимаемой батавами территории говорят о том, что при столь большом проценте мобилизации, что тут существовал, фактически любая семья должна была выставлять для работы в римской армии минимум одного военнообязанного. Притом, в случае если на первых порах рекруты призывались в армию в течении только одного сезона, а после этого возвращались к себе к простым занятиям мирной судьбе, то с профессионализацией военной работы большое число молодежи отрывалось от дома на 25-летний срок.

Благодаря работе батавов в качестве телохранителей императора в Риме, между ними и правящей семейством существовали тесные индивидуальные связи покровительства/клиентелы. Отражением этих связей есть с одной стороны довольно часто видящиеся среди батавской знати имена Клавдиев и юлиев, а с другой – надписи и посвящения в честь императоров, каковые оставляли выходившие в отставку ветераны. На эти связи кроме этого показывает голова мраморной статуи Юлия Цезаря, вероятнее поставленной по инициативе общины столицы батавов Неймегена

По возвращении к себе по окончании окончания работы благодаря подготовке и военной дисциплине, купленным на протяжении работы связям и накопленным средствам, батавские ветераны часто занимали высокое положение в своей квартире, женились и заводили детей. За время военной работы они, в большинстве случаев, всецело романизировались, усваивая образа жизни римской и характерные элементы культуры. На родине они содействовали распространению этих стандартов среди соседей и своих домашних.

Одним из примеров культурной диффузии есть неординарно большой процент греческих имен среди батавской знати. Большое число отысканных голландскими археологами предметов армейского снаряжения, говорит о громадном проценте связанных с армией отставных военных и лиц в составе батавского общества. В этом смысле не только батавские когорты в составе римской армии, но и всё батавское общество в целом было «сообществом боевой товарищей ».

Вадим Трещев
/
Раджпуты, маратхи, джаты…
Костяк индийской армии составляют не только агрессивные горцы, но и кое-какие этносоциальные группы, населяющие широкие равнины Индостана

  • современность
  • армия
  • Индия

Литература:

  1. Callies H., Neumann G. Bataver // Reallexikon der Germanischen Altertumskunde. Berlin/New York 1976, Bd. 2, S. 90–91.
  2. Ihm M. Batavi. // Paulys Realencyclopadie der classischen Altertumswissenschaft. Stuttgart 1893, Bd. 3,1, S. 118–121. // de.wikisource.org
  3. Roymans N. Ethnic Identity and Imperial Power: The Batavians in the Early Roman Empire. Amsterdam 2004.
  4. Derks T. Ethnic identity in the Roman frontier. The epigraphy of Batavi and other Lower Rhine tribes. Ethnic Constructs in Antiquity: The Role of Power and Tradition. Ton Derks, Nico Roymans (ed.). Amsterdam: Amsterdam University Press, 2009. p. 239–282.
  5. Speidel M. P. Swimming the Danube under Hadrian’s eyes: A feat of the Emperor’s Batavi horse guard // Ancient Society. 1991. Vol. 2. P. 277–282.
  6. Speidel M. P. Riding for Caesar: The Roman Emperors’ Horse Guards. Cambridge, 1994.
  7. Alfoldy G. Die Hilfstruppen der romischen Provinz Germania inferior, Bonn 1968.
  8. Willems, W.J.H., готовьсяBatavians. A regional study in the Dutch Eastern River Area, II // Berichten van de Rijksdienst voor het Oudheidkundig Bodemonderzoek, 1984, Bd. 34, S. 39–331.
  9. Nicolay J. Armed Batavians: Use and Significance of Weaponry and Horse Gear from Non-military Contexts in the Rhine Delta (50 BC to AD 450). Amsterdam: Amsterdam University Press, 2007, 424 p.

Какой самый воинственный народ?!


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

  • Ветераны римской армии

    Военная служба всегда была полна лишений и тягот. Дабы обеспечить большой боевой дух армии, римские императоры уделяли громадное внимание тому, что…

  • Походно-полевые жёны римской армии

    Особенный статус солдатах в Римской империи накладывал отпечаток и на их личную судьбу. воины и Легионеры запасных частей были лишены права вступать в…

  • Инсигнии римских магистратов

    Интернациональная конференция «Неприятности исторического познания», Москва, 5—7 марта 1996 г. ИВИ РАН. Предлагаемая читателю тема чуть ли возможно…

  • Германские телохранители императоров

    Рим в эру империи, будучи столицей огромного страны, был полон армий, каковые в один момент являлись стражей для Цезаря, его свитой на протяжении дальних…