Война глазами офицера дивизии ss totenkopf

Герои войны

Я не собирался вступать в СС – в 5 классе гимназии юноши должны были сделать выбор, в каких армиях помогать, и я выбрал кригсмарине. Меня послали в Гамбург и позволили выйти в море на подводной лодке и на тральщике. Ну, какое-то время спустя я был дома у своих родителей в Верхней Силезии…

Я дремал, в то время, когда мой папа неожиданно разбудил меня со словами: «Карл! Они пришли, дабы арестовать тебя!» Выясняется, папа заметил нескольких эсэсовцев, идущих по направлению к нашему дому, но они пришли всего лишь вследствие того что планировали пригласить меня для тестирования моего физического состояния!

Вообще-то, еще в гимназии у нас была начальная военная подготовка. Она длилась 6 недель летом и 2 семь дней зимний период в горах, где мы бегали на лыжах. Отечественными инструкторами были обстрелянные, много раз награжденные ветераны-фронтовики.

Окончив гимназию, я прибыл в Бреслау – это было в июне 1944 г. Прошел базисную военную подготовку, после этого направления унтер-офицеров, после этого обучался в офицерской школе. Дружно это заняло 5? месяцев. На раннем этапе войны подготовка офицера СС занимала 2 года, позднее все существенно ускорилось…

Через 2 либо 3 месяца по окончании начала обучения я побывал на фронте, дабы пройти первичную экзаменовку (Zwischen-Prufung) – тест, на протяжении которого я должен был продемонстрировать полученные знания и навыки. В большинстве случаев тестирование длилось 6 недель, но я совершил на фронте лишь три. Потом я проходил подготовку офицера-танкиста в городе Posen-Treskow и в итоге взял офицерские погоны…

В танковой школе в Позене мы обучались водить «Тигры». Отечественным инструктором был гауптштурмфюрер, утративший руку на фронте и имевший на рукаве нашивку за 5 стёртых с лица земли вражеских танков. Мы кликали его «однорукий преступник». По большому счету, многие инструкторы были калеками, но они были классными учителями. У отечественного был железный символ на палке, которой он подавал сигналы автомобилям, двигающимся в колонне.

И вот этим железным знаком он колотил нас по ногам, в то время, когда мы вели танк.

К примеру: «Поворачивай!» – и шмяк тебя по ноге. Подлый был мужик! не забываю, был в том месте мост через болото, по ширине танк имел возможность только-только вписаться в него.

Ну, подъезжаем к мосту, планирую потянуть рычаг, дабы развернуть влево и на въехать на мост, а данный преступник как шарахнет меня по коленям этим самым железным знаком. Кричит: «Поворчивай вправо!» Я не развернул – он меня еще раз: «Поворачивай вправо, это приказ!» Что делать, потянул правый рычаг, танк въехал в трясину и начал скоро погружаться… Мы, курсанты, выскочили из автомобиля, а данный однорукий линия не сумел.

Никто его не обожал, стоим и думаем: «Может, разрешить ему утонуть вместе с танком?» Но, я спустил в люк мой ремень, и он за него уцепился. Я схватился рукой за корень либо что-то еще и выволок инструктора из танка. Мы потащились в лагерь, покрытые зеленой тиной с ног до головы, но шли за ним, дабы его заметили первым во всем этом дерьме.

Позднее он не сообщил ни единого слова о происшествии, потому, что во всем был виноват именно он. Ну а танк было нужно извлекать посредством громадного крана…

Был у нас еще один инструктор – громадный крепкий юноша без боевых призов. Какая-то «лапа», благодаря которой он избежал фронта, у него была: любой офицер-инструктор должен был иметь как минимум Железный Крест 2-го класса. Большая часть учителей были калеками с боевыми призами.

Данный юноша был инструктором по дзюдо и Polizeigriffe (милицейскому задержанию).
В конце 1944-го я отправился на Восточный фронт, дабы влиться в ряды дивизии Totenkopf (Мертвая Голова). Наименование дивизии происходило от отечественной эмблемы, в прошлом классической для германской кавалерии.

Война глазами офицера дивизии ss totenkopf
Totenkopf (Мертвая Голова – эмблема)

На фронте у нас было что-то наподобие лавочки – Marketenderware, в которой возможно было что-то приобрести. В тыловых лагерях товары покупались в столовой (Kantine), на фронте – в Feldkantine, которая имела возможность пребывать в каком-нибудь строении, палатке либо кроме того в кузове грузовика. Когда-то воинам давали особые талоны на получение чего-то, но на позднем этапе войны это закончилось.

Вместо талонов, в то время, когда вы приобретали мыло либо сапожный крем, вам особый штамп в солдатскую книжку (Soldbuch).

Возможно было приобрести сигареты и спиртное, ваксу, мыло, туалетную бумагу (Schei?papoer), зубную пасту, бумагу для письма, карандаши и т.д. Сигареты и выпивка были самыми серьёзными предметами. На товарах, реализовываемых воинам, стоял штамп Steuerbegunstigt, что означало следующее: налог с продаж не выплачивался, по причине того, что предназначался воинам.

Что-то из реализовываемого в Marketenderware легко реквизировалось на месте.

Кроме того в последний сутки войны возможно было взять товары в Marketenderware, кроме того через пара дней по окончании окончания войны! Мы, немцы, народ организованный… Но, довольно часто приходилось съедать неприкосновенный запас, что возможно было добывать лишь по приказу более чем.

Вкусная еда – консервированная свинина, помимо этого, ветчина, галеты и шоколад!

Я бы и по сей день съел его с наслаждением…

Мы не собирали сувениры – мы были через чур заняты, ведя битвы. Что-то из захваченного снаряжения русских мы применяли. В то время, когда у отечественных противотанковых самоходок кончилось горючее, меня прописали начальником пехотного взвода. Мой взводный сержант начал звать меня Untersturmfuhrer – видите, в СС-Ваффен это разрешалось. Вы имели возможность именовать собственного начальника по званию либо кроме того по имени.

Одновременно с этим в армии вам было нужно бы сказать Herr Leutnant, но не в СС. Мы обращались друг к другу на «ты», а не на «вы».

В СС царил дух товарищества (Kameradschaft)! Мой взводный сержант как-то сообщил мне: «Унтерштурмфюрер, выброси собственную игрушку (Spielzeug). – Он имел ввиду мой автомат. – Мы дадим тебе оружие понадежнее!» В этот самый момент он передал мне русский автомат. Мы именовали его Finka, как и русские воины.

Думаю, это наименование показалось на протяжении войны русских с финнами… По большому счету, германский автомат был прекрасно сделанным оружием, но стоило маленькому количеству песка попасть в затвор – ищи ветра в поле! У русского автомата был легко болтающийся затвор, что как словно бы был сделан деревенским кузнецом, но он превосходно трудился!

Кто-то из отечественных ребят для демонстрации один раз накидал в затвор русского автомата почвы, но из него все еще возможно было стрелять!

Воины дивизии Totenkopf на Восточном фронте. Наверное, радоваться им нечему…

У меня были награды. Я взял Sturmabzeichen (Медаль за участие в определенном количестве атак – В.К.), позже символ за ранение – осколок от боеприпаса «Катюши», что до сих пор сидит во мне, и Металлические Кресты 1-го и 2-го классов. Уже не помню, за что я взял Крест 2-го класса – да всевышний с ним – его давали кроме того мальчикам из Гитлерюгенда, каковые оставались на собственных постах на протяжении воздушных налетов!

Куда увлекательнее было то, как я взял Крест 1-го класса. В моем танке кончились боеприпасы.

Русские к тому моменту захватили отечественный склад снарядов, и данный штабель возможно было рассмотреть где-то в километре за передовой линией русских. Ну я и приказал собственному водителю двигаться в том направлении. Мы проскочили через передовую русских, загрузили в танк столько, сколько смогли, и рванули назад.

Кто-то из ребят рассказал об этом, и меня представили к Кресту 1-го класса.

Храбростью это не назовешь… Если бы я был собственным старшим офицером, то дал бы самого себя под суд, по причине того, что я подверг смертельной опасности свой экипаж и свой танк…

В конце войны я постарался сдаться американцам, но, перебегая поле, засеянное свеклой, я был ранен. Американцы подобрали меня и передали русским. Затем я продолжительное время провел в сталинских лагерях.

Захваченные в плен воины дивизии Totenkopf. Обратите внимание на возраст большинства из них…

Говорят, нас именовали Herrenmensch (Сверхчеловеки). Да ну, этого ни при каких обстоятельствах не говорили о воинах СС! Такая кличка была у участников нацистской партии.

Herrenmensch значит что-то наподобие «расы господ», которая должна была править Untermensch (Недочеловеками) и Европой. Это была идеология участников нацистской партии. А само это слово нам никак не доходило.

История записала нас в преступники, но мы ими не были – мы были легко воинами…

Интервью забрано с сайта http://www.panzergrenadier.net/forum/viewtopic.php?f=6t=11041p=102733
Перевод – Владимир Крупник

Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

  • История солдата дивизии das reich

    Я появился в Берлине в 1924 г. Моя семья происходит из Пруссии, и мой папа в свое время служил в кайзеровском гвардейском полку и сражался на фронтах…

  • Память о войне как повод для рефлексии

    Ирина Щербакова Над картой памяти Ирина Лазаревна Щербакова (р. 1953) — начальник образовательных программ общества «Мемориал», координатор проекта…

  • Возлюбившие войну

    В соответствии с общепринятому точке зрения, образ девы-воительницы начал проникать в массовую культуру в 70-х годах XX века, поскольку как раз в это…

  • Поэт со стальным блеском в глазах

    Первая мировая, как заметил английский историк Эрик Хобсбаум, была последней войной, в которой «населения украины, пускай и ненадолго, преисполнились…