Война в цветных картинках

Герои войны

Мировые войны ХХ столетия поставили перед странами-участницами конфликта задачу построения действенной пропаганды. Агитационная машина была запущена в годы Первой Мировой и с того времени только совершенствует способы действия на обитателей собственной и чужих государств. Содержание пропаганды, в общем, было сходным во всех государствах, но методы донесения её до целевой аудитории – дам (трудятся в тылу), мужчин (воины сейчас) и детей (воины в будущем) – различались.

Помимо этого, громадную роль игралась грамотность населения, и его свойство принимать те либо иные формы печатного слова. Одной из таких форм были дешёвые всем, от мелка до громадна, комиксы.

Серьёзное место в пропаганде занимали разные графические произведения: значительно чаще это были плакаты, карикатуры в журналах и газетах, иллюстрации к текстам различного происхождения, реже — станковая и монументальная живопись. Формат некоторых графических работ был намерено запланирован на потребление и массовое распространение. В Российской Федерации, к примеру, таким видом пропаганды рассчитывали сделать лубок, но достаточно скоро интерес к нему угас.


Картина из обычного французского комикса времён Первой мировой — недотёпы-боши взлетают в атмосферу

Одновременно с этим,к примеру, во Франции, тематические серии картинок, сопровождающихся текстом, пользовались повышенным спросом в газетах, изданиях и намерено подготовленных отдельных изданиях.Война в цветных картинках Многие из них были намерено вычислены на подростковую аудиторию и детскую. Так тематика современной войны прописалась в том, что взяло в культуре наименование «комикс» (для французов «bande dessinee», т.е. практически «рисованная лента»).

По окончании окончания Первой Мировой её герои и сюжеты фактически не употреблялись в комиксах. В 1920–1930-х гг. хватало животрепещущего материала, да и многие фронтовики стремились скорее забыть эту войну, а не неизменно к ней возвращаться в газетах либо изданиях. После этого события Второй мировой заслонили всё, что было до неё.

Потому Великая война (Grand Guerre) возвратилась в комиксы достаточно поздно, в 1970-е гг., но с того времени стала одной из самых востребованных тем у художников и писателей – творцов «bande dessinee».

Зарождение комиксов во Франции и их применение для пропаганды

карикатуры и Рисунки в изобилии показались во журналах и французских газетах ещё в десятнадцатом веке, но не купили вида длящихся историй, объединённых героями и общим сюжетом. Лишь перед войной появился и начал печататься в детском издании «La Semaine de Suzette» («семь дней Сюзетты»), комикс о бретонской крестьянке-горничной Бекассин, а в издании «L’Epatant» («Щеголь») серия о трёх приятелях «Les Pieds nickeles». В годы войны эти храбрецы были, как и другие французы, мобилизованы и, возможно сообщить, внесли значительный вклад в победу.

Комиксы в годы войны должны были в первую очередь являться средством пропаганды. Бекассин, героиня одного из первых французских комиксов, как и все французы в то время — страстная патриотка. Слева: такие бравые воины отправились на фронт в 1914 году, в полном великолепии ветхой униформы.

Справа: обычный кадр из комиксов о Бекассин. Нарисованы пехотинцы-пуалю, альпийский стрелок а также зуав. Форма у всех уже изменилась

Бекассин, придуманная живописцем Жозефом Пиншоном, в соответствии с сюжету, происходила из департамента Финистер на самом западе Бретани. Её прозвище, происходящее от заглавия птицы бекаса, намекает на простоватость и наивность героини, но сама она олицетворяет народную силу и крестьянский здравый суть, помогающий в тяжёлых жизненных обстановках. Сборники комиксов о Бекассин, изданные тремя отдельными томами в 1916–1918 гг., назывались соответственно «Бекассин на войне» (при переиздании полвека спустя был добавлен эпитет «Великая война»), «Бекассин у союзников» и «Бекассин мобилизована».

Любой эпизод, кроме историй о жизни героини, содержит массу подробностей о жизни французского общества на протяжении войны. Любопытно, к примеру, что первый том разрешает проследить эволюцию французской военной формы. В начале пуалю носят собственные фуражки красные и знаменитые штаны, в то время как в историях ближе к концу все воины уже одеты в каски и защитную форму.

В комиксе неизменно педалируется тема патриотизма и войны.

«Les Pieds nickeles» (дословно, «те, кто не волнуется о работе»), придуманные Луи Фуртоном и предназначенные для более взрослой аудитории, легко сатирически высмеивали немцев-«бошей». Три приятеля, Крокиньоль, Филошар и Рибульдинг (Croquignol, Filochard и Ribouldingue), – хвастуны, лентяи и мошенники. Из номера в номер они попадали в самые невообразимые обстановки, из которых выходили, неизменно одурачив немцев и всласть над ними поиздевавшись.

История из издания «L’Epatant» о том, как три французских плута выставили германского кайзера на посмешище

Само собой разумеется, этими изданиями дело не исчерпывалось. Появившиеся в 1914–1915 гг. издания типа «Les Trois Couleurs» («Три цвета», т.е. французский триколор) либо «La Baionnette» («Штык»), закрывшиеся сразу после окончания Великой войны, в изобилии поставляли рисованные истории для детей и взрослых, обыгрывая тему войны в самых различных жанрах, от амурной драмы до шпионского детектива.

Необходимо подчеркнуть, что комиксы военной начала и эпохи 1920-х гг. (к примеру, «Линетт и её пуалю: громадной приключенческий роман» – «Linette et son poilu: Grand roman d’aventures») были более примитивны, чем творения последующих десятилетий. Скорее они воображали серию иллюстраций к тексту, что игралрешающую роль в повествовании. Таковой привычный элемент комикса, как «пузырь» либо «облако» для передачи речи либо мыслей храбрецов, фактически не употребляется.

Среди успешных находок в плане повествования и графики возможно назвать обращение к теме животных на войне в детской книжке-альбоме «Фламбо. Пёс на войне» (Flambeau. Chien de guerre) от иллюстратора Бенжамина Рабье.

История щенка, что грезил попасть в армию и сумел это сделать, а после этого испытал настоящие боевые приключения, подкупает собственной чистотой рисунка и сюжетной простотой.

Пёс Фламбо и воины-пуалю. Боевое братство

Вторым более-менее успешным комиксом эры Великой войны кроме этого возможно назвать серию из иллюстрированного еженедельника «Рождественская звезда» (l’Etoile Noeliste). Сборники этих комиксов были позже перепечатаны в начале 1930-х гг. в виде отдельных томов (называющиеся «Война в картинах» – «La Guerre en images»). В случае если комиксы о Бекассин либо трёх приятелях-плутах были светскими по собственному содержанию, то данный издание применял кроме этого и религиозную тематику.

Слева: обычная история из юношеского издания эры Великой войны. Милая история сербского офицера, ушедшего на войну и, не обращая внимания на все опробования, опять соединившегося с семьей.

Справа: история о чуде на Марне в «La Guerre en images: L’histoire de la guerre: Recits de combats et episodes heroiques» в переиздании 1931 года. Немцы наступают, французы обороняются и перебрасывают войска посредством такси. Победа стала вероятна посредством заступничества Девы Марии (при нажатии откроется изображение большего размера)
Комиксы о Первой мировой во второй половине ХХ – начале XXI века

К моменту восстановления темы Первой Мировой в комиксах последние пережили эволюцию, которая привела их, во-первых, к современному виду, а во-вторых, вывела в разряд громадной литературы – комиксы больше не нуждались в публикациях в газетах и журналах. В-третьих, комиксы стали литературой для взрослых, что разрешило затронуть в произведениях такие темы, как принуждение на войне, взаимоотношения полов, политические и социальные неприятности, ответственность его руководителей и государства перед гражданами и т.д. Комиксы о Первой мировой, прекратив по объективным обстоятельствам быть объектом пропаганды, превратились в эргономичный метод высказаться о множестве неприятностей, волнующих авторов.

Одним из первопроходцев и пропагандистом в деле разработки «bandes dessinees», посвящённых Великой войне, выступил французский живописец Жак Тарди, что обратился к сюжетам из истории конфликта 1914–1918 гг. в связи с домашними рассказами об страданиях солдат и окопной войне на фронте. в течении 1970–1990-х гг. он много раз воображал работы, в которых так или иначе затрагивалась тема Великой войны.

За ним и многие другие авторы стали вводить тему Первой Мировой в собственные комиксы, создавая произведения самых различных направлений, от военного и детектива романа до фантастики и мистики, и рисуя картины как грандиозных сражений, так и фронтовую повседневность. В этом замысле любопытен сборник работ различных авторов «Шрамы войн(ы)» (Cicatrices de guerre(s)), изданный в 2009 году.

Слева направо, сверху вниз: 1. Салоникский фронт и Балканы в приключенческом романе-комиксе «Quintett»; 2. Современная война – война, первым делом, автомобилей, а не людей.

Кадр из комикса Жака Тарди «C’etait la guerre des tranchees»; 3. Пример постмодернистского подхода к осмыслению темы Первой мировой. Ответ на вопрос, что имел возможность бы нарисовать Ван Гог, появляйся он в окопах Великой войны. Комикс «La ligne de front: une aventure rocambolesque de Vincent van Gogh» от живописца Manu Larcenet; 4. Реалистическое, похожее на американские комиксы изображение схватки. «Les maitres de l’orge», авторы Valles, Van Hamme et Alluard

Французский исследователь Винсен Мари выделяет, что в «…репрезентации Первой Мировой в комиксах живописцы применяют ясные элементы, разрешающие читателям удостовериться в подлинности исторического контекста» произведения.

Частенько живописцы прибегают к последовательности легко узнаваемых эпизодов, дабы обозначить хронологию повествования и дать читателю нужные точки для ориентирования в сюжете. Среди чаще всего повторяющихся эпизодов войны присутствуют известный марш-бросок армий из Парижа на Марну посредством такси, потопление и торпедирование «Лузитании», подписание Компьенского перемирия.

Что касается битв, то, как отмечает Винсен Мари, главными для французских комиксистов остаются битвы на Марне и осада Вердена. Это, в общем, похоже на то, как в английских произведениях о Первой мировой значительно чаще поминается битва на Сомме в 1916 году, канадцы зациклены на Пашендейле, а новозеландцы и австралийцы на Галлиполийской операции. Любая нация вспоминает поражения и свои триумфы.

Французские авторы комиксов потому склонны воображать Верден и Марну как главные события войны, причём битвы представлены как последовательный триптих: быт в окопах, рывок и атака по ничейной почва, отход обратно в траншеи. Время от времени последовательность прерывается больном для французской исторической памяти сценой расстрела изменника либо бунтовщика, но сам бунт фактически ни при каких обстоятельствах не показывается.

Кадр комикса, заставляющий отыскать в памяти полотна Пикассо, в графическом романе «L’ascension du haut mal»

Вся война сжимается до северо-восточной Франции, а тыл значительно чаще остаётся за кадром. Иные армейские театры редко становятся местом действия комикса, не смотря на то, что экзотика Ближнего Востока либо Балкан на данный момент все больше завлекает живописцев (тут направляться упомянуть приключенческий графический роман «Квинтет», «Quintett», выпущенный группой из пяти авторов).

Флотская тематика мало увлекательна писателям и художникам – так, авторы комикса о подводной лодке U-29, Флоран Калве и Ротомаго по большому счету применяли для сюжета не источники армейского времени, а повесть Г. Ф. Лавкрафта. Война в воздухе обыкновенно представляется рыцарским поединком при непременном применении образа «Красного Барона» Манфреда фон Рихтгофена («Le baron rouge» от Пьера Вейса и Карлоса Пуэрта).

Штампы касаются кроме этого и изображения будней войны. Индустриализация войны, использование разнообразных технических средств для многочисленных убийств (бомбы, пулемёты, газ, боеприпасы) – всё это так или иначе находит собственное отражение в комиксах, к примеру у Жака Тарди в произведении «Это была война окопов» (C’etait la guerre des tranchees). С одной стороны, это содействует просвещению читателя и разрешает организовать наглядный образ войны, но с другой, сводит конфликт к комплекту знаков, из которого сложно выйти.

Образы воинов из колоний достаточно стандартны. Европейцы так же, как и прежде издали испуганно и восторгом замечают солдат из Африки либо Азии. Нужно заявить, что в этом случае авторы комиксов следуют во многом традиции, заложенной ещё пропагандой в 1914–1918 гг., создавшей образ добропорядочного бербера (наследники её, к примеру Батист и Терек в комиксе «Тюркос: грязь и жасмин», «Turcos: le jasmin et la boue»), негра (Шабо и Монье в «Тёмной крови», «Sang noir») либо аннамита-вьетнамца, что готов прийти на помощь республике.

Грезы капрала из колониальных армий о отчизне в Африке. Комикс «Demba Diop, la force des rochers», художники и авторы – Mor, Tempoe, Daniel

Образы дам кроме этого достаточно плоские и исчерпываются несколькими ролями: медсестра, скорбящая вдова либо работница армейских фабрик. Это, в принципе, объяснимо, потому, что война окопов, колючей проволоки, самолётов и танков не предполагала участия смелых дам в военных действиях. Чуть больше свободы действий женским персонажам предоставляется, в то время, когда речь заходит об экзотических государствах либо политических и шпионских интригах (к примеру, в упомянутом выше «Квинтете»), но как правило живописцы опять находятся в плену штампов, потому, что образ Мата Хари есть главным для образов роковых красавиц-шпионок.

Заключение

Художественное осмысление Первой Мировой посредством для того чтобы занимательного литературно-графического феномена, как комикс, длится. Из года в год расширяется круг тем, вопросов, биографий, к каким обращаются живописцы. Неспешно налаживается сотрудничество между живописцами, педагогами, каковые видят в комиксе громадные возможности для обучения истории, и архивистами и профессиональными историками, выступающими в качестве вдохновителей и консультантов живописцев.

Новые темы – такие, как геноцид армян в 1915 году либо война на балканском полуострове, Ближнем Востоке либо России, – неспешно занимают собственное место в комиксах.

Источники – комиксы 1910–1920-х гг.:

  • Pinchon, J.-P. Becassine pendant la guerre. Paris, 1916 (http://digicoll.library.wisc.edu)
  • Flambeau, chien de guerre / texte et illustrations de Benjamin Rabier. Paris, 1916 (http://gallica.bnf.fr)
  • L’Epatant, Les Trois Couleurs, La Baionnette (http://collections.citebd.org)
  • La Guerre en images: L’histoire de la guerre: Recits de combats et episodes heroiques. Albums 1, 2, 3 (http://gallica.bnf.fr)
  • Les Belles images (http://gallica.bnf.fr)
  • La Jeune France: histoire illustree de la guerre 1914–1915 (http://gallica.bnf.fr)

Литература:

  • Jestin M., Severin-Barboutie B. Guerre et bande dessinee // Encyclopedie pour une histoire nouvelle de l’Europe (http://ehne.fr)
  • Marie V. La Grande Guerre au miroir de la bande dessinee (http://centenaire.org)
  • Des fictions d’archives: la Premiere Guerre mondiale et la bande dessinee (http://www.slate.fr)
  • Animer une guerre statique: le Premiere Guerre mondiale et la bande dessinee (http://www.slate.fr)

Réinventer sa vie avec la bande dessinée | Armella Leung | TEDxLaRochelle


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

  • Война как состязание

    К началу ХХ века спорт превратился в национальную страсть англичан. Спортсмены, как специалисты, так и любители, стали в Англии весьма популярными…

  • Возлюбившие войну

    В соответствии с общепринятому точке зрения, образ девы-воительницы начал проникать в массовую культуру в 70-х годах XX века, поскольку как раз в это…

  • «Оззи» и «киви» на тропе войны

    Первая мировая закончила старое миро . Настало время европейским колониальным державам потесниться и дать место на мировой арене своим колониальным…

  • Оранжевая армия в тени великой войны

    Первая мировая катком прошлась по государствам Европы, сокрушая монархии и перекраивая границы. Большая часть нейтральных стран, не затронутых военными…