Vol 4. победителей не судят 6 страница

История

— Ух ты, блин… — Выдохнул я.

Антон радовался во целый рот и наблюдал на меня так, как будто бы я только что какой-то подвиг совершил.

— Нужно же, оказалось. – Достаточно равнодушно отметил Димон. – Ну, отправились?

Мы вышли из строения поликлиники, сейчас окружённого жестяным забором, каким временно огораживают участки, где идёт строительство. Я посмотрел назад и взглянуть на четвёртый этаж, дабы проститься со своей комнатушкой, но… строение было двухэтажным.

— Говорят, в случае если неизменно всему удивляться, — сообщил Антон, согнувшись ко мне и положив мне руку на плечо, — возможно свободно спятить. Так что попытайся всё как имеется.

За забором мы нашли пара автомобилей. Припаркованных на обочине. Антон указал мне на вишнёвую «семёрку» и сообщил:

— Вот её запомни. Это отечественная тачка.

Димон сел за руль, Антон – на переднее сиденье, а я разместился позади. Мне казалось, что на данный момент мы рванём вперёд со скоростью звука либо взлетим, но машина завелась как в большинстве случаев, медлено тронулась с места, Димон включил поворотник и выехал на дорогу…

Вишнёвая «семёрка» привезла нас к громадному древесному дому, выстроенному очевидно задолго до моего рождения. Дерево очень сильно потемнело, наличники на окнах, рамы и другие декоративные подробности пара раз красились синей краской, но и она уже порядком выцвела и утратила цвет, так что, возможно заявить, что дом был выполнен в чёрно-голубых тонах.Vol 4. победителей не судят 6 страница

Его окружал достаточно широкий яблоневый сад. Деревья, за которыми очевидно не через чур ревностно заботились, изначально, возможно, росли стройными последовательностями, но за годы собственной жизни, по всей видимости успели внести долю хаоса в определённый человеком порядок, разбросав семена и самостоятельно посеяв собственных потомков в том месте, где им захотелось. Дорожку к дому, но, яблоням захватить не удалось, исходя из этого они нависали над ней, выстроившись по обеим сторонам, как живая арка.

Совет Антона я воспринял серьёзно и старался не очень сильно вспоминать над тайными, каковые решить самому мне было не под силу. В итоге, непременно все загадки разгадываются сами. Само собой разумеется, скучно же всё время оставаться тайной…

Vol.3 Исток

— Я в эту дыру не полезу. – Жёстко повторил я, стоя у края практически идеально круглой норы диаметром шагов в пятьдесят. Что в том месте таилось, в темноте данной тёмной пропасти, мне было жутко кроме того представить. – Нет, серьёзно!

Танька заскрипела зубами. Бить меня она уже пробовала, угрожать и высмеивать также. Думается, комплект средств действия исчерпался.

Она плюнула в яму и набралась воздуха.

— Пускай Димон лезет! – придумал я. – Он также может!

— Ещё чего! – возразил Прихлоп, до этого негромко сидевший на траве и жевавший травинку. – Вот я ещё по всяким долбаным ямам не лазил! Ты наблюдатель, ты и лезь!

— Ты также наблюдатель!

— Я дезинсектор! И я по большому счету не осознаю, чего для вы меня притащили в это сраное поле!

— Как раз по причине того, что ты дезинсектор. – Подала голос Таня. – А мы тут имеем дело с насекомым… в некоем роде.

— Червяк размером с товарный поезд уже не подходит под категорию насекомых! Это скорее… млекопитающее!

— Ага, а тараканы, значит, воот такенные подходят? Не выпендривайся!

— Сам не выпендривайся!

— Так, заткнулись оба на данный момент!

Думается, Танька всерьёз взбесилась.

— Лезь в нору, стажёр. В противном случае я тебя в том направлении сама скину.

— Без рук. Хорошо. Давай будем мыслить серьёзно и разумно.

Ну, залечу я, допустим, в эту дырку, знаешь, что я в том месте замечу?

— Что?

— Ничего! Темноту! Темень кромешную. Какой суть?

— Слышь, стажёр, ты таковой умный, а возможно в тебя из пистолета пострелять? Я, чтобы ты знал, намерено день назад целый сутки убила на то, дабы накормить эту тварь машинкой на дистанционном управлении.

— А что за машинка была? – заинтересовался Прихлоп.

— Грузовичок. – Любезно просветила его Таня. — А знаешь, что у того грузовичка было в кузове? Лампочка. Галогеновый светильник, причём, увидь: горящий светильник. И по сей день данный светильник, пока ты тут выпендриваешься, медлено в брюхе того червяка переваривается. Но всё ещё светится.

Исходя из этого лезь, мать твою так, в эту грёбаную нору и ищи в том месте свет!

Отыщешь свет, отыщешь и червя. Осознал?

— Это что же… значит, в то время, когда я отыщу свет, это будет означать, что… я в брюхе большого червя? Пускай лезет Димон! И по большому счету, не имела возможности что ли вместо дурной лампочки в собственную машинку гранату запихнуть?

— Так, всё. На вот тебе гранату, на данный момент полезешь сам ей кормить червя! На!

Танька дотянулась корпус гранаты и начала вкручивать в него запал.

— Одной гранатой его, возможно, не убьёшь… — неуверенно увидел я, прикидывая, как серьёзно Таня настроена.

— Не убьёшь, — дала согласие Танька. – Но точно привлёчёшь его внимание. Он тебя сожрёт, полезет наружу, дабы выблевать, а тут-то мы его и…

Танька сунула мне гранату.

— Вперёд!

— Эй, да хорошо, нормально! Данный замысел мне нравится ещё меньше чем тот. Давай лучше будем функционировать по ветхой схеме.

— Давай. Лезь в нору. Когда заметишь свет, сходу возвращайся.

— Вот умная дама! – восхитился Димон. – Выхода нет, братан, нужно будет лезть!

— Тань, а давай Прихлопу гранату дадим, а? Как тебе таковой вариант? Да хорошо, хорошо. Всё. Отправился…

Я опускался вниз до тех пор, пока не стало совсем мрачно. Как на большом растоянии осталось до дна ямы и не пробрался ли я ненароком под почву – оставалось тайной. Внезапно мимо меня пролетело что-то броское и искрящееся.

Я инстинктивно шарахнулся в сторону, не смотря на то, что пролетевший мимо предмет, чем бы он ни был, не имел возможности причинить мне никакого вреда.

Я посмотрел наверх и заметил на фоне светло синий неба, заключённого в узкие круглые рамки норы, головы Димона и Таньки. Я взглянул вниз и под собой, метрах в пяти заметил искрящийся факел-шашку. Света он практически не давал, но сейчас, по крайней мере, было ясно, где дно.

Я опустился к факелу и завис, оглядываясь по сторонам. Кругом было мрачно, но тоннель, думается, уходил направо. Я двинулся по нему, сперва медлительно, но неспешно разогнался и просто скользил в темноте, не особенно сохраняя надежду что-то найти.

Но свет нашёлся… И более противного света я в жизни собственной не видел. На вид-то он был совсем простой, галогеновый, голубоватый, но то, что означал данный свет… Вот лишь кишечным зондом для огромного червя мне быть ещё не приходилось!

Предугадав вертикальное положение, я помчался вверх через толщи земли малоизвестного мне до этого мира. Вынырнув на поверхность, я желал в первую очередь полной грудью вдохнуть свежий воздушное пространство, пропитанный солнечными лучами, но отсутствие лёгких делало недоступной для меня эту мелкую эйфорию. Оглядевшись, я заметил собственных сотрудников рядом с норой.

По всей видимости, под землёй я двигался по прямой и ушёл не весьма на большом растоянии.

Расслабившись, я присоединился к приятелям.

— Больше ни при каких обстоятельствах не заставляй меня делать такое! – сообщил я Таньке, когда надышался свежим воздухом. – Он в том месте, метров сто пятьдесят, двести.

— Что, дотянется его твоя бобма-вонючка? – задала вопрос Танька Прихлопа, игнорируя мою просьбу.

— В противном случае! – отозвался Димон, ковыряясь в собственном портфеле. – А нора сквозная?

— Сам слазай да взгляни. – Буркнул я.

— светло. Ну, не сущность принципиально важно.

Он подошёл к норе, вооружённый каким-то круглым предметом размером со страусиное яйцо, сплошь обмотанным синей изолентой. Пошарив по карманам, Прихлоп извлёк зажигалку, подпалил толстый шнур и с размаху послал собственную бомбу в чёрное нутро норы.

— Всё! – отряхивая руки, отрапортовал он. – Смерть вашему червяку. Такую дозу моего коктейля никакая тварь не переживёт!

Я почувствовал, как подо мной тихо дрожит почва. После этого почувствовал какой-то шум. Если судить по выражениям лиц остальных, они также это почувствовали.

— Ты в том направлении пластида полкило натолкал что ли? – задала вопрос Димона Таня.

— Знал бы, на какого именно зверя идём, так в обязательном порядке натолкал бы. – Ответил Прихлоп. – В следующий раз давайте предупреждение.

— Это значит, нет?

— Конечно нет! Я со взрывчаткой по большому счету не тружусь. В большинстве случаев. А чего почва дрожит? И что это за х…

Димон осёкся на полуслове, глядя куда-то вдаль, за отечественные поясницы. Лицо его растянулось, глаза округлились. Мы в один момент обернулись и, должно быть, отечественные физиономии приняли такое же выражение.

Метрах в двухстах от нас, разбрасывая около большие комья почвы, встало огромное тело червя, удерживаемое в воздухе взмахами громадных перепончатых крыльев, смотревшихся как два бархатных истрёпанных театральных занавеса.

Танька шёпотом обрисовала отечественное положение в двух непечатных, но весьма верных словах.

Тем временем громадная бабочка приняла горизонтальное положение и полетела прямо на нас. Любой взмах её крыльев шагов на сто приближал к нам её пасть с огромными хитиновыми клыками.

Первого захода нам удалось миновать, отпрыгнув в различные стороны и вжавшись всем телом в рыхлую полевую почву.

— Ты что, червяка от гусеницы отличить не в состоянии? – крикнул Таньке Прихлоп.

— Я врач что ли? – огрызнулась Таня, — мне сообщили червяк, я и просматривала про червей! Откуда мне, нахрен, было знать?!

Бабочка зависла в воздухе неподалеку от нас, после этого сделала новый заход, что нам так же удалось миновать. Мы с Танькой в один момент извлекли табельное и стали палить вслед улетающему монстру.

— В крылья стреляйте! В крылья! – перекрикивая выстрелы, рекомендовал Димон, что огнестрельное оружие принципиально не применял и по сей день, должно быть, очень об этом жалел. У меня закончилась одна обойма, после этого вторая.

У Таньки, наверное, также. Мы опустили стволы перед огромной фигурой, которая, зависнув в сотне шагов от нас, опустилась на землю и шустро поползла в отечественном направлении, щёлкая челюстями, извиваясь долгим телом и помахивая крыльями. Возможно, во мне погиб живописец, по причине того, что сейчас я наслаждался перламутровыми отливами множества глаз данной твари, несмотря на то, что во мне вот-вот готово было погибнуть и перевариться в чреве огромного насекомого всё другое.

В то время, когда меня и смерть разделяли каких-то пара десятков шагов, и я смог полностью оценить наружность плотоядной бабочки размером с ЖД состав, вперёд, прямо перед нами, собственной пританцовывающей походкой вышел Прихлоп. Направив прямо в открытую пасть твари какой-то баллончик, он надавил на клапан и выпустил вперёд долгую струю небольших остро пахнущих брызг.

Бабочка остановилась, захлопнула пасть, замахала крыльями, с трудом поднялась в воздух и, то и дело срываясь вниз, пролетела некое расстояние, перед тем как упасть на землю. Мы находились без движений. Я ощущал, как жидкость, которую распылял Прихлоп, медлено ест мои глаза, но моргнуть не решался. Танька сопела рядом.

Димон что-то насвистывал.

Бабочка, хаотичной грудой лежащая неподалеку от нас, не подавала показателей судьбы.

— Что это было? – наконец задала вопрос Танька.

— Это было дело, — невозмутимо ответил Прихлоп, — за которое Андрюха выдаст мне огроменную премию и лично на руках отнесёт на Каппу, где, как вам должно быть известно, такие девки и такие пляжи, что никакого рая нафиг не нужно.

— А чем ты в неё брызнул? – задал вопрос я, с неким удивлением найдя у себя свойство к членораздельной речи.

— Андрюшин одеколон. – Пожал плечами Димон.

Танька хмыкнула, улыбнулась, после этого расхохоталась от всей души, упала навзничь на землю и начала валяться в траве. Мы взглянуть на неё с опаской и удивлением, а после этого присоединились.

— С вас бутылка. – Сказал Димон, в то время, когда, насмеявшись, мы лежали в траве и наблюдали в светло синий-светло синий небо.

— Дихлофоса? – Улыбнулась Танька.

— С Олежика дихлофоса, а с тебя – Андрюшиного одеколона. – Улыбнулся в ответ Прихлоп. – И ещё, оба отправитесь со мной на следующий день мошек-убийц на четвёртой Альфе морить. Долг, но!

— Они хоть не со слона размером? – уточнил я.

— Нет, само собой разумеется. Где ты таких мошек видел? В размахе крыльев как ворона, возможно… Постреляете в них из собственных пистолетиков, пока я буду матку травить… — Легкомысленно ответил Димон. – Их в том месте всего тыщ шесть-семь…

— Патронов необходимо в штабе заказать… — Задумчиво сказала Таня. – А с тобой, стажёр, отправимся на следующий день в башню. Обучаться будем.

— Тань за что? – простонал я.

— А нефиг. – Ответила Татьяна. По её тону я осознал, что она злорадно усмехается…

2.

Так же она усмехалась и тогда, в то время, когда в первый раз «пригласила» меня в башню:

— Давай, стажёр, собирай собственные манатки. Переезжаешь.

— Куда?! – от души удивился я.

— Заметишь. Планируй, я тебя тут подожду.

— А что брать? К чему подготавливаться-то хоть?

— Самое нужное бери. Учёба предстоит. Ты же стажёр, причём, мой. Вот и буду тебя стажировать.

Подготовься, на всякий случай, к нехорошему.

Я, знаешь ли, бываю ужасной стервой.

Танька зловеще улыбнулась.

— Я также. – Брякнул я и отправился планировать.

Фактически, дабы собрать мои нехитрые пожитки, мне большое количество времени не потребовалось. Танька ожидала меня на кухне, вооружённая карандашом, листом бумаги и большой чёрно-белой фотографией. На фото было изображена постройка цилиндрической формы – башня, как я додумался, уходящая куда-то вверх, за край фотографии.

Перед башней простиралась площадь, мощённая большим булыжником. Как мне показалось, площадь была круглой. Её опоясывала высокая стенки, сложенная из камня, слева от башни в стенке были выбиты огромные арочные двустворчатые ворота, справа в маленьких наделах земли, окружённых булыжником, ютились не высокий деревца.

Неспециализированной аскетичностью картины площадь с башней напоминала монастырский двор.

— Насмотрелся? – спросила Танька. – Позже, возможно, собственное протфолио соберёшь.

— Я не весьма увлекаюсь фотографией. – Согласился я, попутно задумавшись, откуда я это знаю, в случае если ни при каких обстоятельствах не пробовал.

— Тогда на видео снимай, зарисовывай – не столь принципиально важно. Основное, что ты обязан воображать себе то место, куда ты идёшь.

— А я в прошедший раз не воображал…

— Ага, совершенно верно. И куда тебя занесло? Вот как раз, в сарай с тараканами. Зашибись!

Я имею в виду, в то время, когда целенаправленно идёшь в какой-то мир, тебе необходимо его представить.

Изображение здорово оказывает помощь.

— А звуки?

Танька взглянуть на меня с удивлением, после этого задумалась и пожала плечами.

— Не пробовала. Не мудри, осваивай сперва способ, которым все обычные люди ходят. Позже собственные будешь изобретать.

Я кивнул.

— Дальше. Имеется одна заковырка: таких вот совершенно верно мест, как это, — Таня постучала коготком по фотографии, — возможно большое количество. В нашем случае – семь. измерения и Миры.

Твоя главная задача попасть как раз в необходимое.

на данный момент будем тренироваться.

— А вдруг я внезапно куда-то не в том направлении попаду?

— Тогда я тебя отыщу, спасу, а позже убью.

— Осознано…

— Это прекрасно. В действительности, что именно следует сделать, дабы совершить переход, тебе никто не сообщит. Легко это не растолкуешь.

Но возможно попытаться растолковать, как попасть как раз в том направлении, куда тебе нужно. Возможно кроме того продемонстрировать. Отправимся.

Мы пришли к лестнице, ведущей на второй этаж и остановились перед ней. Я ожидал, что на данный момент прямо передо мной распахнутся сверкающие ворота в второй мир, а Танька, по всей видимости, думала, с чего начать.

— Меньше, наблюдай. Те места, каковые нас интересуют, различаются лишь тем, что находятся на различном расстоянии от нас. Другими словами одно близко, второе на большом растоянии, третье – весьма на большом растоянии.

— Ты сказала, их семь.

— Измерения не в счёт. Так вот, наблюдай: дабы попасть на первую ступень, тебе достаточно на неё. Дабы попасть на третью ступень, нужно будет шагнуть весьма обширно. А на пятую ступень по большому счету нужно будет прыгать, причём с разбегу. Другими словами упрочнения необходимо будет прилагать различные. Вот в этом и сущность, так и с мирами. Перед тем как переходить, тебе необходимо прикинуть, какую силу необходимо приложить.

И самое основное, не забудь: дабы возвратиться назад, достаточно.

Вопросы?

— А мне на какую ступень нужно?

— На третью.

Я смело шагнул на третью ступень. Ничего из того, что мне только что разъяснялось, я толком не осознал, что ещё мне оставалось сделать?

— Умница. – Изрекла Танька и наградила меня жидкими ироническими аплодисментами. – Тренируйся. Позже по фотографии попытайся попасть в необходимое место. Я тебя в том месте ожидать буду.

Она развернулась и скрылась за дверью в кладовку. Я побежал за ней, дабы заявить, что у меня около тысячи с лишним вопросов, но, в то время, когда я открыл дверь, кладовка была безлюдна…

Мин. пятнадцать я честно скакал по лестнице, пробуя осознать, о чём сказала Танька. В то время, когда это занятие начало казаться мне открыто идиотским, я отправился в гостиную, дабы приступить к каким-нибудь конкретным действиям. Установив фотографию прямо перед собой, я включил телевизор и пощёлкал каналы в отыскивании белого шума.

Он нашёлся достаточно скоро и я, кроме того не успев осознать, какую глупость сделал, скорчился на полу в приступе головной боли.

Мигрень провалилась сквозь землю вместе с шорохом помех. Я встал с пола и огляделся. Мне предстала та же самая помещение и тот же самый телевизор. Лишь фотографии на нём уже не было, да и платяной шкаф стоял не на своём месте… И в углу неизвестно откуда взялась кадушка с чахлой пальмой.

А ещё перед телевизором сидело три человека: мужчина, ребёнок и женщина, глядя на меня совсем круглыми глазами.

Всё это убедило меня в том, что я попал не в том направлении, куда желал.

— Здрасьте… — Изрёк я. Трое кроме того не пошевелились, смотряна меня как тараканы на занесённый над ними тапок. В их круглых глазах я имел возможность отчётливо рассмотреть собственное отражение. По всей видимости, человек в их гостиной материализовался прямо из воздуха не каждый день.

Извинившись, я отправился в ванную, на всякий случай испросив на то разрешения хозяев и не взяв ни согласия, ни запрета. В уборной, присев на край унитаза, я с лёгкой головной болью возвратился обратно. Мой следующий замысел был значительно умнее первого.

Я убавил звук на телевизоре до нуля и лишь после этого опять нашёл белый шум.

Сработало: без звука рябь помех совсем никак на меня не действовала. Я сосредоточился на фотографии, постарался в мыслях представить, что планирую запрыгнуть на третью ступень, и стал медлено увеличивать звук, наполняя собственную голову белым шёпотом помех. Голова вспыхнула болью от висков до макушки, свет померк и через мгновение перед моими глазами предстал изображённый на фотографии двор во всей собственной цветовой гамме.

Башня была значительно выше, чем я воображал. Я отыскал в памяти дорожку для бега стометровки и в мыслях поставил её вертикально. Мнимая линия финиша была практически на уровне конусообразной крыши башни.

Огромные арочные ворота были выкрашенными в зелёный цвет, а не высокий деревья, думается, подготавливались к осеннее-зимнему сезону. Не смотря на то, что, в то время, когда я покидал отечественную гостиную, был, наподобие как, апрель…

Сзади меня шёпотом журчал маленькой круглый фонтан, сложенный из больших якобы хаотично нагромождённых камней песочного цвета. Фонтан на фотографии запечатлён не был, по причине того, что фотограф стоял именно на том месте, где на данный момент стоял я, исходя из этого фонтан оставался у него за спиной.

На каменном бортике, у самой воды лежал сложенный листок бумаги. На нём Танькиным прыгучим почерком было написано следующее: «Я так и знала! Недолёт, стажёр! Возвращайся назад и пробуй ещё раз!»

Я присел на край фонтана и стал в задумчивости складывать из послания кораблик.

— Ничего не осознаю. – Буркнул я. – Их что, вправду большое количество? И всё однообразные? Что же делать…

Кораблик заскользил в потоках воды, струящейся из центра фонтана. Я расслабился и почувствовал, как уплываю. Чувство было новое, лёгкое и приятное.

Солнечный свет, заливавший площадь, померк, его поменял прохладный полумрак гостиной, в которой шипел телевизор.

Я еле-еле успел сосредоточиться, перед тем как опять был на площади. Пейзаж был прошлым впредь до мелочей: кораблика, плавающего в фонтане.

— Нет, вы лишь взглянуть на него! – услышал я. – Я тут как дура ношусь по мирам и измерениям, пишу ему амурные записочки, а он из них кораблики лепит!

Танька показалась откуда-то позади и поднялась передо мной, скрестив руки на груди.

— Что, оказалось у меня? – задал вопрос я, не смотря на то, что сам знал ответ.

— Нет, само собой разумеется. Я пришла тебе помогать.

Танька вытащила что-то из заднего кармана и, перед тем как я успел осознать, что это такое, шипение рации переполнило мою голову болью. Я пробовал что-то сообщить, но опоздал. В то время, когда темнота отошла, я нашёл себя на четвереньках среди двора, прямо перед башней.

На булыжную мостовую жирными точками капала кровь. Наверное, моя. Наверное, из носа.

Я совершил рукой над верхней губой и убедился в собственной догадке. Общее моё состояние было очень противное. Таньку я сейчас ненавидел и, думается, начал догадываться, что она имела в виду, в то время, когда сказала, что не редкость ужасной стервой.

Кораблика в фонтане уже не было, но на краю лежала новая записка. «Я так и знала! Перелёт, стажёр! Возвращайся назад и пробуй ещё раз!» — гласила надпись.

Я с эмоцией сжал бумажку в руке и перевоплотил её в мелкий бумажный комочек, что с размаху послал в фонтан.

— Из этого прыгать легче. – Сообщила Танька, опять показавшись у меня за спиной. – Кроме того не нужно сосредотачиваться на месте. Легко думай о собственном упрочнении.

Обращение завершала помеха рации…

— Ну хватит! – прошипел я, в очередной раз вытирая кровь, которой за последние дни пролил, возможно, целое ведро. Таньку с садистскими способами и рацией обучения необходимо было как-то остановить. Я улёгся прямо на мостовую и медлено встал над собственным телом.

Всё, сейчас ей меня никак не дотянуться.

Пускай помучается.

Злодейка явилась спустя несколько мин., подошла к моей временной оболочке и дерзко потыкала её носком кроссовка. Я в мыслях злорадно посмеивался. Танька опустилась рядом с телом на корточки и потеребила его за плечо.

Я решил дать ей вдоволь потренировать собственные реаниматорские способности и огляделся. Площадь была всё та же: ворота, деревца, фонтан и башня на собственных местах. Лишь в фонтане не было ни кораблика, ни смятого бумажного комочка.

Это имело возможность означать, что я переместился в какое-то новое место, никак не отличимое от двух вторых… К тому же, думается, в кронах деревьев меньше жёлтых листьев, а небо затянуто лёгкими перистыми тучами, не смотря на то, что в прошлом мире, оно, наподобие, было чистым. Всё это, само собой разумеется, очень спорные выводы, но, может, мне всё-таки наконец удалось?

Танька, думается, о чём-то разговаривала с моим телом, всё ещё теребя его за плечо. Мне было дико Примечательно, что она сказала, но женское коварство не знает границ: она имела возможность бы опять зашипеть рацией, когда я подам показатели судьбы… Я решил выждать ещё, но Танька начала переворачивать тело на пояснице, дабы, возможно, предпринять что-то радикальное для его оживления. Я насторожился.

Она приложила ухо к моей груди и прислушалась. Я уверен, что, пока меня в нём не было, моё тело дышало и сохраняло ровный сердечный ритм. Танька, наверное, убедилась в том же самом, но не отступилась и стала меня щекотать.

Очень изобретательно… но, увы, совсем безтолку!

Я торжествовал.

Танька поднялась и стала что-то сказать, размахивая руками и обращаясь к равнодушному телу. Как жаль, что я не имел возможности её слышать! Много раз я порывался возвратиться и послушать, но любой раз останавливал себя.

Наконец она, по всей видимости, устала от бесплодных бесед и дотянулась рацию. Я вскрикнул про себя «так и знал!», но Танька, наверное, планировала использовать злосчастный аппарат по прямому назначению, а не чтобы мучить меня. Она поднесла рацию к губам и сообщила пара слов.

Спустя несколько мин. из дверей башни вышел Андрей и скорым шагом подошёл к нам. Танька принялась ему что-то разъяснять, он слушал с озабоченным видом и кивал. Я сделал вывод, что сейчас я в безопасности и с опаской возвратился в тело.

— … ничего для того чтобы не делала, а он… вот! И лежит! – говорила Танька.

— Без сознания? – уточнил Андрей.

— Нет! Пульс в норме, дышит ровно… Как словно бы… спит.

— Может, какая-то реакция у него на переходы? Давай, говори всё сначала.

— А возможно я поведаю? – подал голос я, не открывая глаза и не меняя позы. – Она меня мучила и мучила!

Я медлительно поднял руку и ткнул пальцем в сторону Таньки. Возможно, оказалось достаточно зловеще. Оба молчали и наблюдали на меня.

Я немного открыл один глаз.

— Неправда! – вскрикнула Танька. – Поразмыслишь, мало подстегнула!

— Ни фига себе мало! У меня голова чуть не треснула, а знаешь, сколько времени организм восстанавливает запас крови?

— Ой, вы посмотрите, какая тютя! Но всё оказалось наконец! А без меня ты бы месяц тут ходил туда-сюда!

— У неё снова приступ неистовства начинается! – застонал я, — Андрюха, забери у неё рацию скорее!

— Так, хорошо, всё. Хватит на сегодня практики. До ко мне добрался и молодец. А способ обучения, Тань, правда мало садистский…

— Но действенный! – горячо возразила Танька! – победителей не делают выводы! И у меня всё было под контролем!

— А если бы он куда-нибудь на Омегу загремел случайно? Так, хорошо, всё, хватит! – отрезал Андрей. – Пошли все вовнутрь.

Я встал и последовал в башню за остальными. Изнутри она смотрелась совсем не весьма интересно: неинтересный прямоугольный стол, такой же неинтересный стул с древесным сидением, пол в большую чёрно-белую плитку, напоминающий круглую шахматную доску, винтовая лестница с крутыми ступенями, уходящая вверх, а ещё щиток с рубильником в глубине помещения, на корпусе которого в жёлтом треугольнике изломалась тёмная молния – хорошее немое предупреждение: «Не влезай — убьёт». Мне всегда было весьма интересно, кто же убьёт, в случае если я всё-таки влезу, но не так весьма интересно, дабы на практике удовлетворить собственное любопытство. И слава всевышнему…

Собственную лекцию Андрюха начал ещё в пути, пока мы штурмовали крутые ступени.

— Значит, слушай, что тебе необходимо знать. Чем продолжительнее ты находишься в каком-нибудь мире, тем сложнее тебе будет выскочить оттуда обратно. Десять мин. назад, дабы возвратиться на Сигму, тебе хватало о солнышке и цветочках, расслабиться и готово дело, сейчас, дабы попасть обратно, нужно будет приложить определённые упрочнения.

Фактически, такие же, какие конкретно ты прикладывал, в то время, когда шёл ко мне. Вопросы?

— А из-за чего так?

— Ну… легко мир цепляется к тебе, всасывает в себя… Иные миры через какое-то время забирают тебя полностью, ты их частью. — Андрей остановился и обернулся, в следствии чего я чуть не влетел в его пояснице. – Вот как ты думаешь, что ты такое?

Вопрос данный меня, согласиться, очень озадачил. В голову приходила любая избитая чушь из прочтённых книг. Я поскрёб затылок и серьёзно изрёк:

— Не знаю, человек, возможно…

Андрюха махнул рукой.

— Да это ясно! Я задаю вопросы не кто, а что? Как раз что.

Я всерьёз призадумался. По всей видимости поняв, что мой титанический мыслительный процесс вот-вот закончится лопнувшим мозгом, Андрюха примиряющее поднял руки.

— Хорошо, не грузись, на данный момент всё осознаешь.

Наконец подъём закончился. По моим представлениям, мы забрались на высоту пятого либо шестого этажа. Лестница уходила куда-то вверх, а перед нами в арочном дверном проёме развернулся долгий коридор, выстеленный красным ковром с пёстрым узором.

Тут и в том месте у стенку находились громадные кадки с растениями, висели портреты, какие-то фотографии и грамоты. Дверей по обе стороны было не большое количество, всего от силы штук десять. Коридор напоминал внутренности какого-нибудь административного строения.

Но меня поразило второе: коридор таковой долги никоим образом не вязался с внешними габаритами башни.

Глазомер у меня не весьма, но такое явное несоответствие кидалось в глаза: данный коридор должен был из стенки и висеть в воздухе… Андрей увидел моё замешательство и улыбнулся.

— В этом помещении переход из одного измерения в второе сложно кроме того подметить. Особенно в то время, когда находишься рядом с кем-нибудь из нас. Так что не удивляйся.

Вот по данной лестнице, к примеру, возможно подниматься несколько дней. Да и то не дойти никуда. Нет, я не пробовал, само собой разумеется, но так говорят и я считаю, что это правда…

— А возможно за 120 секунд добежать до крыши! – засунула Танька.

— Ты что, на крышу лазила? – вскрикнул Андрей. – Тань, ты с ума сошла! Оттуда навернуться возможно лишь в путь!

Танька поникла с видом пристыженной школьницы.

— Больше не буду, отец. Честно-пречестно! А по большому счету, иди в жопу, но в том месте красиво.

Андрюха предпочёл пропустить последнюю реплику мимо ушей. Мы продолжили отечественный путь.

— Вообще-то, — сказал Андрюха, — ты обязан чётко чувствовать момент перехода. Это необходимо хотя бы чтобы знать, где ты находишься.

Я осматривал помещение, в которую мы вошли. Она была похожа на школьный класс: девять либо десять парт, стоящих в два последовательности перед широким столом, два книжных шкафа, неподъёмных от тяжести книг, портрет какого-либо тучного мужчины в офицерской форме, висящий на стене прямо над столом.

Боковые стенки этого класса украшали учебные плакаты с тактико-техническими чертями разного оружия, и с изображением отечественной формы со всеми положенными нашивками, их расположением и знаками отличия впредь до миллиметров. Тогда форму мне ещё не выдали, исходя из этого я горящими глазами уставился на плакат.

— Присаживайся, — вскользь бросил мне Андрей и сам бухнулся в кресло за столом, стоящим посередине. Я устроился в первом ряду, а Танька уселась на галёрке и закинула ноги на парту.

— Кстати. – Сообщил я. – Ну и где же я нахожусь?

Андрей улыбнулся.

— Это у нас помещение для информирования. Либо что-то наподобие того. Тут нам глава, — он ткнул громадным пальцем на портрет за собственной спиной, — ставит задачи, ругает за их выполнение и говорит, за что будет ругать в будущем, другими словами ставит новые задачи.

Наутилус Помпилиус Прогулки по Воде


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: