Восстанавливать существовавшую у нас модель экономики — это все равно что наступать на грабли

Профессор экономики , доктор наук Михаил Зверяков о экономике и кризисе Украины.
В начале нынешнего года, в то время, когда кризис лишь набирал силу, отечественное издание опубликовало серию интервью с учёными и экономистами, пробуя узнать: был ли кризис неизбежен? Имела возможность ли экономическая наука спрогнозировать его приближение? И какое, в итоге, будущее ожидает мировую хозяйственную совокупность?

Прошло больше полугода, и отечественным собеседником снова стал признанный эксперт в области экономической теории, профессор экономики , доктор наук Михаил Зверяков.
— Михаил Иванович, в вашем прошлом интервью вы заявили, что сегодняшний кризис, по теории выдающегося российского ученого Николая Кондратьева, — это окончание понижательной волны экономической динамики, начавшейся по окончании кризисов середины 70-х годов. Развитие кризиса на практике не опровергает теорию Кондратьева? Что из обрисованного Кондратьевым случилось за эти полгода?
— В случае если разглядывать протекание нынешнего глобального кризиса в контексте долгих волн экономической динамики, то возможно заявить, что действуетинерция понижательной волны. Доказательством этого есть, во-первых, сохранение приоритета денежных операций над вложениями в производство. К примеру, денежные подразделения больших корпораций General Electric, Дженерал моторс, Ford, Chrysler а также сети супермаркетов Wal-Mart выясняются больше многих банков.Восстанавливать существовавшую у нас модель экономики — это все равно что наступать на грабли

Не просто так, в соответствии с замыслом реформы денежного регулирования, в Соединенных Штатах предлагается увеличить полномочия Федеральной Резервной Совокупности в части контроля финсектора. А в рамках Европейского союза 19 июня 2009 года принято решение об организации дополнительных органов денежного регулирования. В частности, будут созданы единые европейские агентства по надзору над банками, страховыми и рейтинговыми агентствами и инвестиционными компаниями.
Во-вторых, ставка процента из-за активного накопления имеет тенденцию к понижению. В-третьих, рабочая сила кроме этого дешевеет, потому, что предложение на рынке труда превышает спрос.
Понижательные волны характеризуются прогрессом транспорта и отраслей коммуникаций и медленным развитием разработок производства. В прошлых двух циклических кризисах выход из неспециализированного спада обеспечивался спонтанным включением новых отраслей высокой разработке — компьютерного оборудования. За счет этих же отраслей действовал механизм долгой кондратьевской волны по окончании кризиса 2001—2002 годов.

Но этих сил выяснилось не хватает, дабы противостоять нынешнему кризису.
К примеру, в Соединенных Штатах падение производства в отраслях, создающих периферийное оборудование и компьютеры, выяснилось самым глубоким: минус 27,3 % в течение последних трех месяцев и минус 25,7% во втором квартале 2009 года. Одновременно с этим вся промышленность, за исключением высоких разработок, падала в течение последних трех месяцев до минус 20,2%, а во втором падение замедлилось до минус 3,2%.
— В данной связи появляется вопрос — способно ли производство высоких разработок скоро восстановиться?
— Думаю, дать положительный ответ до тех пор пока запрещено. На сегодня технологические уклады, каковые были локомотивами развития, демонстрируют пределы собственного роста. Идет формирование так именуемого шестого технологического уклада, в базе которого лежат нанотехнологии.

До тех пор пока его рост сдерживается торможением развития соответствующих разработок. Согласно расчетам аналитиков данной сферы, только к 2015 году (ориентировочно) начнется бурный рост нового технологического уклада. Так что возможно высказать предположение, что принципиальных трансформаций в модели роста поизводства развитых государств в скором будущем не случится.
— А что вследствие этого возможно сообщить относительно Украины?
— Применительно к Украине познание логики развертывания нового технологического уклада имело возможность бы быть учтено при разработке стратегии национальной экономической политики. Но сперва нужно овладеть хотя бы стратегией заимствования. Исходя из этого я пологаю, что ужесточится только надзор за денежными компаниями. Т. е. будут введены более прозрачные правила игры на рынках…
— В последние дни было сделано пара оптимистических заявлений, например, раздалось заявление главы ФРС США Бена Бернанке, что кризис все-таки достиг собственного дна и началось восстановление экономразвития. Что вы имеете возможность сообщить на этот счет?
— Потому, что начало нынешнего глобального кризиса датируется декабрем 2007 года, т. е. временем начала падения производства в Соединенных Штатах (в японии и Западной Европе кризис проявился позднее — в первые месяцы 2008 года, а у нас — только в сентябре 2008-го), то выходит, что он продолжается максимум уже полтора года. Для сравнения: всемирный кризис 30-х годов продолжался четыре года, после этого последовала депрессия, которая завершилась к концу 30-х. Еще во второй половине 30-ых годов XX века минфин США отмечало, что экономика лишь выходит из состояния стагнации.
В данной связи определенного ответа на вопрос: может ли подобная обстановка повториться либо мы пройдем путь падения стремительнее, пока нет. Тема длительности кризиса и методах его преодоления была предметом дискуссии на последней встрече громадной восьмерки в Италии. Как мы знаем, единого мнения выработано не было.

Это разъясняется сложной природой данного кризиса.

Он не укладывается ни в одну из существующих теоретических конструкций, каковые сами выведены из обобщения прошлого опыта преодоления кризисов. В случае если кроме того высказать предположение, что мировая экономика все-таки достигла дна кризиса, то появляется следующий вопрос: а как продолжительно нужно будет выбираться с этого дна на поверхность?
— И как же продолжительно?
— Это зависит от глубины падения количеств производства. К примеру, в Соединенных Штатах ВВП в первом полугодии 2009 года уменьшился на 5,5% если сравнивать с подобным периодом 2008 года, а производство — на 13,6% (июнь 2009-го к началу лета 2008-го). Подобная картина отмечается во всех промышленно развитых государствах: в том месте производство упало более чем на 10%.

К примеру, в зоне Европейского союза ВВП за данный же период уменьшился на 9,8%, а производство — на 17%.
В случае если высказать предположение, что мировая экономика прошла темпы и дно кризиса ее роста составляют на первых порах 2—3% в год, то нетрудно подсчитать, что послекризисное восстановление и сам кризис смогут охватить как минимум несколько лет. Другими словами период, сравнимый лишь с Великой депрессией.
К тому же не ясны четко сами механизмы преодоления спада в Экономике. Появляется вопрос: за счет каких отраслей будет восстанавливаться экономика развитых государств? Раньше это осуществлялось за счет более высоких разработок, каковые росли стремительными темпами.

Какие конкретно отрасли станут локомотивами послекризисного восстановления на этот исторический период, пока остается под вопросом.
Наконец, от того, какая стабилизиционая политика будет проводиться развитыми государствами, зависит и послекризисное восстановление.
— Что вы имеете в виду?
— Как показывает практика мер по борьбе с кризисом, использование чисто монетарных способов себя исчерпало. Так, в Соединенных Штатах была снижена учетная ставка до 0,25 %, но это не дало должного результата. После этого был задействован целый комплект кейнсианских стимуляторов — бюджетных, налоговых — с целью стимулировать совокупный спрос.

Объем госвливаний за 2008—2010 годы оценивается в $3,5 трлн., из которых за первые четыре месяца 2009 года правительство применяло $2,2 трлн.
Осуществлялось беспрецедентное расходование бюджетных средств на субсидирование денежно-банковской сферы, помощь индустрии. В итоге это стало причиной бюджетному недостатку, что достиг в текущем году 12% от ВВП Соединенных Штатов. Для его покрытия приходится идти на новые заимствования (сейчас уже из-за предела), что подрывает веру в будущее американского доллара за пределами Штатов.

Как было метко отмечено в одной аналитической журнальной статье: новая американская администрация решила, говоря языком автолюбителя, надавить педаль акселератора до отказа. Сейчас экономика (мотор общества) или рванет, или заглохнет.
Отмеченное выше дает основания сделать заключение, что скорой победы над мировым кризисом не будет. Без окончания рецессии в Соединенных Штатах японии и экономики Европы сами не в силах преодолеть послекризисные явления. Потому, что на долю США приходится 25% мирового потребления и 40% мирового производства.
— Возвратимся к Украине. Как мы знаем, первым проявлением кризиса у нас стало падение фондового рынка в ноябре 2008 года, за которым последовал острый недостаток ликвидности…
— Да, а главной причиной этих явлений был оттекание капитала, из-за которого сократилась цена активов, снабжающих привлеченные кредиты. Развитие обстановки на фондовом рынке говорит о том, что украинская экономика была привлекательной для инвесторов лишь при условии увеличения рентабельности экспортно-ориентированных отраслей.
Из-за внешних займов и сокращения депозитов случилось уменьшение количеств кредитования, что стало причиной резкому сжатию внутреннего спроса. Глубина падения производства, как мы знаем, составившая 31,8%, а в строительных работах — более 65%, говорит о том, что появившиеся количественные трансформации имеют качественные обстоятельства. Речь заходит о той модели функционирования экономики, которая сложилась у нас.
В случае если кратко, то существовавшая модель роста жизнеспособна только при всевозрастающих мировых стоимостях на сырье и не прерывающемся притоке валюты из-за предела. Расширение внутреннего спроса осуществлялось не за счет наращивания национального производства, а за счет импорта.
— В этот самый момент мы медлено переходим к вопросу неточностей в экономической политике, каковые повысили уязвимость украинской экономики при наступлении кризиса…
— В случае если сказать об неточностях, направляться, во-первых, указать на проведение необоснованно мягкой монетарной политики, которая проявилась в снятии ограничений для банковского и корпоративного секторов на перемещение средств в страну и обратно. Следствием таковой политики стал резкий рост инвестиций в Украину. НБУ пробовал сдерживать рост курса гривни, проводя масштабные интервенции.

Отчего появились важные дисбалансы в монетарной сфере.

Но, об этом уже большое количество говорилось, среди них и на страницах вашей газеты.
Во-вторых, к усилению экономической разбалансированности привело смягчение бюджетной политики. Рост бюджетных обязательств в разы превышал бюджетные поступления. В итоге экономика была перенасыщена деньгами, каковые сосредоточились на узком сегменте сферы потребления, а это стало причиной росту инфляции.

Снова сообщу банальность: мы стали больше потреблять, чем создавать.
Одновременно с этим высокие слабость и инвестиционные риски денежной совокупности стали причиной тому, что избыток денег не был направлен на модернизацию и экономическое развитие, а проедался либо вкладывался в недвижимость, искусственно взвинчивая на нее цены. В итоге ситуация , в то время, когда одни элементы экономической политики вступили в несоответствие с другими.
— И, Наверное, несоответствие сохраняется и по сей день, на протяжении кризиса…
— Непременно, наращивание экономических диспропорций длится. Так, в случае если доходы сводного бюджета за январь—май 2009 года уменьшились на 1,7% если сравнивать с соответствующим периодом прошлого года и составили 113,2 млрд. грн., то затраты возросли на 12,1%. Это стало причиной формированию большого недостатка бюджета.
Со своей стороны, постоянный его дефицита покрытие и рост бюджета из эмиссионных источников (лишь в июне НБУ выкупил облигации у правительства на 4,7 млрд. грн.) усиливают экономическую несбалансированность.
То, что падение главных экономических показателей у нас выше, чем в других государствах, не просто так. При более внимательном рассмотрении видно, что развитие кризиса в Украине кроме стандартных признаков (сокращение темпов роста поизводства, снижение цены активов, сжатие совокупного спроса, увеличение числа безработных) несет ставки ставки и рост рефинансирования по кредитам, обесценивание национальной валюты и развитие инфляции. Не смотря на то, что в мире характерными являются низкие низкие ставки и темпы инфляции процентов.
Происходящие в Украине явления обусловлены тем, что в развитых государствах имеет место избыток кредитных ресурсов, так называемый кредитный профицит, у нас же напротив — кредитный недостаток. В случае если в начале рыночных реформ данный недостаток распространялся как на маленькие, так и на долгие деньги, то сейчас он проявляется в дефиците как раз долгих денег.
Ликвидация этих больших экономических диспропорций вероятна при помощи предложения долгих денег через особые университеты развития, к примеру — через развития и Банк реконструкции. Государство в лице Банка развития имело возможность бы выкупить у коммерческих банков определенную долю облигаций. В случае если подобные операции осуществляет ЕБРР, и Казначейство США, инвестировав в Bank of America около $20 млрд., то из-за чего бы нам не инициировать подобные механизмы?
— В случае если решить проблему кредитного недостатка, то следующей задачей будет направления расходования и изменение способов денег?
— без сомнений. Желаю напомнить, что одним из основополагающих правил (простите, за высокопарность) кредита есть его целевой темперамент. Этому мы учим студентов в университетах с первого курса.
К сожалению, данный основной принцип систематично нарушается на практике. Все мы свидетели того, что украинские банки, взяв рефинансирование от НБУ на поддержку их ликвидности, занялись спекулятивными валютными операциями, доходность от которых по самым неотёсанным подсчетам составила больше 100% годовых. Не смотря на то, что средства должны были бы пойти на модернизацию настоящего сектора экономики и на финансирование инфраструктурных объектов.
Дабы исключить для того чтобы рода нецелевое применение кредитов, следовало бы переводить деньги на особые ссудные квитанции банков и устанавливать так именуемые технологические заслонки, каковые технически не разрешают расходовать деньги нецелевым образом.
— Это реально вероятно?
— В полной мере: техника организации банковского дела разрешает это сделать без особенных неприятностей. Это не есть что-то новое. Такая практика контроля внедрена, к примеру, в банковской совокупности Казахстана.

В том месте банковский кризис наступил значительно раньше, в 2007 году.

Но были отысканы адекватные меры по его разрешению.
— Ну а в целом, на ваш взор, экономика Украины в этом виде по окончании выхода из кризиса сможет вернуть собственные позиции либо будет задвинута соперниками в последний последовательность?
— Потому, что существовавшая модель экономики продемонстрировала собственную нежизнеспособность, возможно сделать вывод, что во время депрессии западных экономик экспортно-ориентированная экономика Украины не имеет возможностей. Пробовать ее вернуть в том же качестве — это наступать на те же грабли. Нужно создать новую модель развития, в базе которой обязана лежать стратегия модернизации настоящего сектора.
Как показывает всемирный опыт, те страны, каковые в периоды мировых кризисов воспользовались так называемой инновационной паузой и занялись модернизацией настоящего сектора экономики, выдвинулись позднее в фавориты. К примеру, период Великой депрессии для советской и японской экономик был использован для стремительной индустриализации, основанной на заимствовании западных разработок. И в случае если в начале 30-х годов настоящий душевой доход в Японии составлял 25% подобного показателя США (приблизительно, как у нас сейчас), то к концу 30-х он вышел на уровень 38% за счет резкого роста производительности труда.
Желаю напомнить кроме этого, что во время индустриализации 30-х годов в СССР трудилось 2,5 млн. инженеров и рабочих из развитых государств, переживавших в то время кризис. Притом, что в стране жило 150 млн. обитателей. Это весьма значительная, качественная составляющая того времени.

Исходя из этого заимствование западных разработок будет одним из преимуществ развивающихся государств перед развитыми.
— Но стратегия заимствования сама по себе кроме этого сложна, и не все страны способны с ней совладать…
— Иначе, она требует значительно меньше издержек, чем стратегия инновационного прорыва. Практика государств Юго-Китая и Восточной Азии — тому подтверждение. Иными словами, нам нужно воспользоваться временем кризиса для модернизации и структурного маневра национальной экономики.

Именно это должно лежать в базе новой модели экономразвития Украины. Все остальные компоненты таковой модели — только производные конструкции…

1 млрд в WhatsApp | 2 млрд в Facebook | Мой новый мастер-класс


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.