Всероссийский костер из еды и «заразных» цветов

Другой взгляд на политику

Кадры уничтожения продуктов, незаконно ввезенных с Запада, наводнили СМИ. Но в Российской Федерации еда — не игрушка. В соцсетях вспоминают голод времен войны, недостаток советской эры, жизнь впроголодь в 1990-е. В случае если СМИ удастся положить в головы россиян идею сжигания еды, значит, Кремль способен возвести в закон любую, кроме того самую безумную, ужасную либо омерзительную идею, — пишет Гессен.

 Крематорий, ров, трактор и дорожный каток — все это помогает для практического выполнения указа президента Путина, предписывающего уничтожать запрещенные продукты из государств, каковые наложили на Россию санкции за ее политику на Украине, пишет в блоге El Pais Пилар Бонет.

Российская Федерация ввела контрсанкции годом ранее, за чем последовали резкий взлет стоимостей, рост сельхозпроизводства (в Российской Федерации) на 2%, изобилие плутовских уловок и сужение ассортимента. Сейчас русскому управлению потребовалось какое-то назидательное шоу, и журналистов допустили на эти акты инквизиции, говорится в статье.

Кадры уничтожения продуктов наводнили СМИ. Но в Российской Федерации еда — не игрушка (либо не должна быть игрушкой). Население — не кроме журналистов из изданий, совсем лояльных к Кремлю, — наблюдает на эти погребальные костры очень очень плохо, — пишет создатель.Всероссийский костер из еды и "заразных" цветов В соцсетях вспоминают дефицит времен и голод войны советской эры.

22 млн россиян (80% из них — семьи с детьми) живут ниже черты бедности.

Доводы правительства противоречивы и имеют политический темперамент. Русские госслужащие утверждают, что ЕС направляет в Россию некачественные продукты, и хвалят новых поставщиков — латиноамериканских и африканских.

Согласно точки зрения Бонет, в уничтожении продуктов имеется дополнительные ужасные элементы — беспечность и злорадная радость в объявлениях об этом, и изобретательность при поиске новых оснований для эмбарго: к примеру, на презервативы.

Но в случае если что-то и спасет Россию либо окажет помощь стерпеть капризы начальников, то это ее чувство юмора, подмечает создатель: одно турагентство предложило новые маршруты — за пармезаном в Италию, за хамоном в Испанию и за молочными продуктами в Финляндию.

В Самаре стёрто с лица земли 114 т свинины, в других местах — более 200 т вторых продуктов, пишет в The New Yorker журналистка Маша Гессен. Об этих фактах сказали за последнюю несколько недель СМИ, каковые в Российской Федерации сходят за авторитетные, — другими словами источники, публикующие новости, с которыми Кремль желает ознакомить народ. Инициатива о казнях еды, фактически, исходит от Кремля, — отмечает создатель.

Согласно точки зрения Гессен, контрсанкции должны были сигнализировать: Нам по большому счету не нужна Россия и ваша еда победит, лишь в случае если будет питаться тем, что сама создаёт. Новые меры, по всей видимости, должны укрепить чувство, что Российская Федерация решительно сопротивляется нашествию запретных вражеских продуктов, — говорится в статье.

В это же время всю историю ХХ века в Российской Федерации, пожалуй, оптимальнееобрисовать через хронологию голода — от рукотворного голода в сталинскую эпоху до жизни впроголодь из-за задержки заработных платов в 1990-е.

Приведя примеры из собственной журналисткой практики 1990-х, Гессен пишет: Имеется и вторая сторона медали — благоговейное уважение к еде в Российской Федерации. Выкидывание еды на помойку считалось чем-то наподобие правонарушения. Нынешнее требование записывать уничтожение продуктов на, задуманное как антикоррупционная мера, попахивает вуайеризмом.

По некоторым показателям, россиян коробит мысль уничтожения продуктов, но, наверное, негодование остается на бумаге либо в сети. В случае если СМИ удастся положить в голову русском общественности идею сжигания еды, это будет означать, что Кремль способен возвести в закон любую, кроме того самую безумную, ужасную либо омерзительную идею, — заключает журналистка.

Спустя семь дней по окончании публичного сожжения нескольких сотен тысячь киллограм импортированных с Запада продуктов Кремль подбрасывает в данный пламя европейские цветы, — информирует Келлан Хоуэлл в The Washington Times.

Не веря заявлениям властей России, что цветы уничтожаются из-за риска заражения, критики утверждают, что настоящий мотив цветочной войны — месть Москвы за расследование, которое ведут Нидерланды по делу о сбитом над Восточной Украиной самолете MH-17.

Костер из цветов подпалит благосостояние россиян, подмечает журналистка: не так долго осталось ждать дети возвращаются в школу по окончании каникул и по традиции должны нести цветы преподавателям.

Высказывания премьера РФ Медведева о продуктовом эмбарго, каковые он сделал во вторник на совещании комиссиипо импортозамещению в Краснодаре, Der Spiegel трактует как осмотрительное отступление в торговой войне с Западом.

Ограничения на импорт продуктов не будут нескончаемыми, заявил, например, Медведев. Разумеется, в правительстве вызревает убеждение, что бессрочное поддержание санкций против западных продуктов питания не имеет смысла, — комментирует германский издание, додавая, что премьер призвал русских аграриев пользоваться появившейся в связи с эмбарго паузой, дабы укрепить собственные позиции на рынке.

10 САМЫХ МЕРЗКИХ НАСЕКОМЫХ, КОТОРЫЕ ЖИВУТ В КВАРТИРАХ


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: