Вторая опиумная война: сомнительный casus belli

Хронология и даты значимых военных событий

По окончании победы в Первой опиумной войне и заключения Нанкинского соглашения, открывшего для зарубежной торговли последовательность портовых городов Цинской империи, британские коммерсанты показали необычайный энтузиазм в отношении китайского рынка. Основной барыш так же, как и прежде приходился на долю опиумоторговцев, исходя из этого, высвободив собственные армейские силы по окончании Крымской войны и пользуясь трудностями семейства Цин в борьбе с тайпинами, британцы приступили к предстоящему завоеванию достатков Китая.

«Полицейская» и торговая война

Новая война, не смотря на то, что и именуется очередной «опиумной», в полном смысле такой уже не являлась. Время от времени её именуют торговой – и она вправду была торговой по сути и «полицейской» по форме. Война велась не за номинальное обладание территориями, а за фактический контроль над их экономикой и рынками.

В том случае в случае если таковой конфликт происходит между сторонами, неравными в военно-техническом отношении, он выливается в форму «полицейской» войны. Отечественный современник Р. Светлов в послесловии к переизданию капитана подполковника и книги Бутакова Тизенгаузена «Обзор войн европейцев против Китая» даёт этому понятию следующее определение:

«Под “милицейскими операциями”, либо “милицейскими войнами” понимается тип вооруженных конфликтов, в то время, когда целью, по крайней мере внешней, есть не уничтожение либо прямое подчинение какой-либо страны (либо ее части), а показательное возмездие ее управлению за ущерб, нанесенный “образцовым странам”, смена неугодного правительства, расправа с некими “агентами мирового зла” и т. п. Подобные войны имеют особенную идеологическую специфику, и особые стратегические и своевременные приемы, при помощи которых достигается успех…»

Не следует забывать, что и в середине XIX века Китай со всеми его смутами, гражданскими войнами и кризисами оставался наибольшей по населению и одной из богатейших государств, чья экономика в обилии создавала дефицитные товары, пользовавшиеся безальтернативным спросом в остальном мире. Замкнутая в себе Цинская монархия высокомерно и наивно полагала, что, подписав Нанкинский контракт, она «одним ловким ходом окончательно избавилась от забот» (из указа императора Даогуана о ратификации Нанкинского соглашения). Как продемонстрировали предстоящие события, «заботы» лишь начинались…

Предлог для новой войны был столь же формальным и надуманным, как и для настоящего «и» войн иных полицейских прошлого. 8 октября 1856 года, ведя поиски контрабандистов и пиратов, власти Китая арестовали на Жемчужной реке около Кантона двенадцать матросов-китайцев, шедших на лорче «Эрроу».

Вторая опиумная война: сомнительный casus belli
Обычная лорча – европейский корпус с китайским такелажем. Фото начала XX века

Лорча – судно с европейским корпусом, но с экипажем и китайской оснасткой – некогда получила от правительства Гонконга (новоиспечённой британской колонии) право ходить под английским флагом, но срок этого разрешения в далеком прошлом истёк. Однако, губернатор Гонконга Джон Бауринг (кстати, авторитетный учёный-экономист собственного времени), имевший соответствующие руководства из Лондона, заявил об оскорблении английского флага и настойчиво попросил в 24 часа высвободить судно и принести извинения.

Англичане замечательно осознавали собственную формальную неправоту – в частности, известно признание Бауринга: «Судно не пребывало под отечественной охраной, но китайцы об этом не знают. Всевышнего для не рассказываете им об этом». Но, у Е Минчэня, императорского наместника Гуандуна и Гуанси, и без того были заботы куда серьёзнее.

учёный и Губернатор Гонконга-экономист Джон Бауринг, рисунок 1867 года
Заботы императорского наместника

В июне 1854 года целый Лянгуан (имперское наместничество, объединявшее провинции Гуандун и Гуанси с населением в два раза громадным, чем на Английских островах) охватило восстание, начатое одним из тайных обществ, созданных «триадами». Восставшие обвязывали головы красными повязками, за что власти прозвали их «красноголовыми преступниками» либо «красными мятежниками» – хунтоу либо хунцзинь.

В середине июля восставшие кроме того постарались осадить Кантон, но среди этих подражателей тайпинам не было единства – одни из них прямо провозглашали себя приверженцами «Царства Небесного Величайшего Счастья», другие ратовали за восстановление семейства Мин, а один из вождей повстанцев и вовсе провозгласил себя основателем новой семействе «Да Нин» («Великое Самообладание»).

Раздоры среди восставших разрешили наместнику Е Минчэню не без помощи европейского оружия, закупленного в португальском Макао и британском Гонконге, начать наступление. В мае 1855 года восставшие были вынуждены снять осаду Кантона, а летом – отойти на север, в провинцию Хунань, где в последних месяцах года их основательно потрепала Сянская армия под руководством Цзэн Гофаня. Одвременно с этим Е Минчэнь во главе армий «добровольческих отрядов» и зелёного знамени традиционалистов приступил к массовой зачистке неблагонадёжного элемента.

Е Минчэнь, императорский наместник Лянгуана (Гуанси и Гуандуна), фотография середины XIX века

Первый во всемирной истории китайский студент, обучавшийся в Соединенных Штатах, Жун Хун, живший в 1855 году в Кантоне, спустя многие годы написал воспоминания об этих событиях:

«Наместник сначала восстания подавлял его очень жестоко, стремясь стереть с лица земли мельчайшие ростки неповиновения. Подсчитано, что за это лето было казнено более 75 тысяч (всего было убито более чем ста тысяч людей); как мне известно, больше половины из них погибло безвинно.

в один раз мне пришла в голову мысль отправиться на место казней и поглядеть, что в том месте происходит. Но в то время, когда я пришел, я заметил на месте казней лишь ручьи крови и обезглавленные трупы, валявшиеся везде на протяжении дороги, под лучами палящего солнца. На расстоянии двух тысяч ярдов от места казней воздушное пространство был невыносим.

Пропитанная кровью почва приняла красный цвет, оставшаяся же на поверхности кровь стеклась в громадные лужи.

Позднее я слышал, что в глухом месте на западной окраине нашли громадной ров, куда и сваливали трупы, как попало, пока они не заполнили ров. Не требуется было кроме того стараться прикрыть их, поскольку кроваво-красные личинки мух с избытком заменяли красную землю, совсем покрыв собою трупы. Это зрелище не только приводило к ужасу у очевидцев и доводило их до истерик, но и поныне воспоминание об этом приводит к тошноте…

Мне заявили, что кое-какие из убитых не имели никакого отношения к восстанию, легко они отказались подчиняться вымогательствам этих волка и слуг тигра, за что те оклеветали их и обрекли на смерть. Е Минчэнь убивал людей без следствия, как скот на бойне… Возвратясь с места казни к себе, я пал духом, грудь сжималась болью и тоской, не имел возможности проглотить куска. Лишился сна; охваченный печалью и гневом, возненавидел маньчжур за их жестокость и оправдал действия Тайпинского страны…»

Отрубленные головы китайских повстанцев. Фото времён эры «боксёрского восстания» (начало XX века) – за полвека Поднебесная практически не изменилась…

Занятый столь важным делом, Е Минчэнь, конечно же, не обратил должного внимания на «безжалостное» письмо по поводу какой-то дюжины арестованных и старой посудины простолюдинов. В будущем это не лучшим образом сказалось на его личной судьбе – но, куда менее печальной, чем судьбы стёртых с лица земли им многих тысяч людей.

Начало «полицейской» войны

Через тринадцать дней по окончании ареста лорчи «Эрроу» и её экипажа английский губернатор Гонконга сосредоточил собственные суда у китайских фортов в устье Жемчужной реки. Власти Кантона тут же высвободили 12 арестованных матросов, но так как британцам требовался предлог к войне, они сочли таковым отсутствие извинений со стороны китайцев. Адмирал Сеймур двинул собственные силы – 80-пушечный линкор «Калькутта» с шестью корветами и паровыми фрегатами – вверх по Жемчужной реке к Кантону.

Все английские суда имели паровые машины, а большая часть из них – уже и винты вместо уязвимых гребных колёс. Английская пехота недавно была перевооружена нарезными винтовками системы Минье-Притчетта, а в артиллерии показались первые нарезные орудия. Британцы владели богатым боевым опытом только что совершённой и успешной для них Крымской войны.

Всё это давало их флоту и пехоте ещё больше преимуществ перед китайскими армиями, чем в прошлую «опиумную войну».

Первым вверх по Жемчужной реке отправился пароход «Коромандель» с двумя десантными отрядами и канонерками. Сопротивление китайских фортов, как и в прошедшую войну, было не сильный – за прошедшие пятнадцать лет их оружие, система и укрепление огня никак не улучшились. Два первых из занятых британцами фортов были вооружены 150-ю разнокалиберными орудиями старого типа – они достались английскому десанту фактически без боя, а китайский гарнизон отошёл, утратив всего 5 человек убитыми.

За трое дней морская пехота и британский флот, заклепав пушки и уничтожив брустверы китайских упрочнений, обеспечили себе вольный проход от Гонконга до Кантона.

25 октября 1856 года британцы овладели китайским фортом с 50-ю пушками, размешавшимся на островке около южного предместья Кантона, с которого возможно было вести огонь артиллерии по муниципальный стенке и дворцу императорского наместника, находившемуся в историческом центре города. На третий сутки британские орудия, установленные на острове, открыли огонь по китайскому мегаполису. К 11 утра следующего дня, попутно сжёгши тысячи хижин в предместьях, британцы пробили брешь в крепостной стенке – достаточную, дабы через неё в город пробрался десантный отряд.

Десантникипод руководством самим адмиралом Сеймуром, к обеду ворвались в Кантон, утратив всего троих убитыми и дюжина ранеными. Но британцы не имели достаточного количества пехоты, дабы штурмовать и осуществлять контроль таковой громадный город. К вечеру они отошли на суда и в течение трёх последующих дней продолжали бомбардировку Кантона, сжёгши фактически все муниципальные предместья.

3 ноября британцы стёрли с лица земли 23 китайские армейские джонки, но 8 ноября сами чуть не утратили одну из канонерок в следствии атаки вражеских брандеров. Началась затяжная речная война – британцы добивали на Жемчужной реке суда и китайские форты, отражая неожиданные налёты соперника на береговые партии и свои корабли. Ни одна из сторон не имела сил для решительного удара – китайцам были не по зубам английские пароходы, а у англичан не хватало пехоты.

Английские суда обстреливают китайские форты на Жемчужной реке у Кантона. Европейская картина середины XIX века
Война делается интернациональной

Наместник Е Минчэнь созвал в Кантон ополчения из окрестных районов, каковые годом ранее отбросили от города последователей тайпинов. Он заявил большую финансовую приз за голову каждого британца, что стало причиной настоящую трагикомедию – за британские сошли каждые некитайские головы, и в середине декабря ополченцы нападали, сожгли и уничтожили все торговые фактории вторых европейцев в Кантоне.

Разрушение торговых компаний возмутило муниципальные верхи Кантона, каковые при всей нелюбви к «варварам» были совсем не против огромных доходов от торговли с зарубежьем. Под их давлением Е Минчэнь был должен вывести разбушевавшихся ополченцев из города, и те возненавидели не только британцев, но и городских богатеев вкупе с маньчжурскими верхами.

Положение британцев было не лучше: на них везде нападали китайские партизаны, а слуги и китайские рабочие покинули Гонконг, что начал испытывать затруднения с поставками продовольствия. диверсии и Партизанские нападения увеличивались, получая всё более организованную и страшную форму. В последних месяцах года китайцы захватили английское почтовое судно – 11 британцев лишились голов, унесенных китайскими диверсантами, жаждавшими наместничьей премии.

Скоро подвергся ночному нападению и адмиральский пароход «Коромандель». Адмирал Сеймур сберёг собственную голову и в ответ на наглую атаку начал сжигать китайские сёла. Это ему не помогло, и 14 января 1857 года он был должен решить об эвакуации английских отрядов с позиций около Кантона и начать отступление к Гонконгу, покинув за собой только контроль над захваченными фортами у самого устья Жемчужной реки.

Губернатор Гонконга обратился в Лондон и к вице-королю Английской Индии прося отправить подкрепления в числе не меньше 5000 штыков; одновременно с этим британцы сделали Франции и США предложение о совместной операции против китайцев. Ещё перед этим пара французских судов адмирала Гэрена и американский корвет «Портсмут» оказывали британцам содействие в преследовании китайцев на Жемчужной реке и у Гонконга.

Казнь французского миссионера Шапделена властями Китая. века и Европейская гравюра середины

Франция в то время имела минимальные торговые интересы в Китае, открытые китайские порты каждый год посещало менее десятка её торговых судов. Но император Наполеон III через чур хотел быть похожим собственного великого родственника, ввязываясь в «имперские» авантюры по всему свету – от Мексики до Крыма, от Марокко до Китая.

К тому же католические миссионеры, соперничая с протестантами, не смотря на то, что и не смогли обратить Китай в собственную веру, но распространили среди французской элиты моду на мессианство среди китайских «дикарей». Франция начала требовать от Цинской империи легализации миссионерской деятельности во внутренних районах Китая.

Во второй половине 50-ых годов девятнадцатого века власти Китая одного из уездов Гуанси казнили французского патера Огюста Шапделена и двоих его китайских последователей – вероятнее, их с «христианскими мятежниками»-тайпинами. Этого выяснилось достаточно для того, чтобы французы начали боевые действия.

Продолжение направляться

Перечень литературы:

  1. Скачков К. А. О военно-морском деле у китайцев. Издание «Морской сборник», XXXVII, 1858
  2. Борьба за Тяньцзинь. Издание «Армейский сборник», 1859, №10
  3. Венюков М. О современном состоянии средств японии и военных сил и Китая согласно данным 1869–1870 гг. Издание «Армейский сборник», 1871, №№80–81
  4. Венюков М. Очерки современного Китая. СПб., тип. В. Безобразова и К°, 1874
  5. Мертваго Д. Очерк морских войн и сношений европейцев с Китаем по 1860 год, СПб.: 1884
  6. Путята Д. Китай. Очерки географии, экономического состояния, административного и военного устройства Серединной империи и военного значения пограничной с Россией полосы. СПб.: Военная типография, 1895
  7. Лянцичао. Лихунчжан, либо политическая история Китая за последние 40 лет. Пер. с кит. А. Н. Вознесенский и Чжанчинтун. СПб., изд. В. Березовский, 1905
  8. Кюнер Н. В. Очерки новейшей политической истории Китая. АО «Книжное дело», Хабаровск-Владивосток, 1927
  9. Харнский К. Китай с старейших времен до наших дней. Владивосток, изд-во «Книжное дело», 1927
  10. Фань Вэнь-Лань. Новая история Китая. Том I, 1840–1901 гг. М.: Издательство зарубежной литературы, 1955
  11. История экономразвития Китая 1840–1948 гг. Сборник статистических материалов. М.: Издательство зарубежной литературы, 1958
  12. Бутаков А.,Тизенгаузен А. Опиумные войны. Обзор войн европейцев против Китая в 1840–1842, 1856–1858, 1859 и 1860 годах. М.: Изд-во АСТ, 2002

Ответы Разработчиков #69. Японский ТТ8, переделка Жемчужной Реки и отмена Mäuschen


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: