Жанна д’арк: вопрос сверхъестественного

Герои войны

Warspot публикуетцикл статей Андрея Мартьянова о Жанне д’Арк. С предыдущей частью и ссылками на все материалы цикла возможно ознакомиться тут. Материал публикуется в редакции автора.

В прошлых текстах мы неоднократно упоминали о бессчётных и необъяснимых на взгляд современного человека странностях, сопровождавших появление Орлеанской Девы при дворе дофина в Шиноне и потом, при снятии осады Орлеана. Странностях, кроме того с отечественной прагматичной точки зрения людей XXI века носящих темперамент мистический, – это не говоря о впечатлении, каковые они создавали на современников Госпожи Надежды, с их глубокой верой в чудеса и искренней религиозностью.

Мы не берём на данный момент юношеские видения Жанны, фактически, и давшие толчок к её исторической миссии. Даже больше чем нужно вторых инцидентов, каковые никак нельзя назвать случайностями либо совпадениями. Постараемся свести их в единый перечень.

  • Поразительно своевременное появление Девы. В апреле 1429 года Дюнуа, руководивший обороной Орлеана, готовьсясдаться и вёл переговоры о вероятной сдаче с герцогом Бургундским. Но 29 апреля в городе появляется Дева, 4 мая французы благодаря Жанне одерживают первую победу, забрав бастиду Сен-Лу, а уже 8 мая британцы снимают осаду. Не появляйся в Орлеане Жанны, Дюнуа имел возможность сдать город, что означало бы окончательное поражение Франции в Столетней войне и смерть страны. Снова же, Дева ещё в Вокулёре предвещала, что время немыслимого кратко, и если она опоздает, разразится трагедия…
  • Необыкновенное поведение Жанны в Шиноне, при дворе Карла де Валуа, и после этого в Пуатье, на протяжении совещания рабочей группы богословов, обязанных узнать, не есть ли Дева посланницей сатаны. Сперва она определила дофина среди толпы придворных, что на ходе 1431 года растолковала очень легко: «В то время, когда я вошла в королевскую палату, я определила короля среди вторых по совету моего голоса, что указал мне на него». В Пуатье она жёстко заявляет церковным госслужащим, что обязана идти на Орлеан и с Божьей помощью одержит победу. Прелаты пожали плечами и дали рекомендацию дофину оказать помощь Деве – результаты не вынудили себя продолжительно ожидать.
  • Клинок Жанны д’Арк. От меча, подаренного ещё в Вокулёре капитаном де Бодрикуром, Жанна отказалась, приказав принести ей клинок, якобы закопанный у алтаря в аббатстве Сен-Катрин-де-Фьербуа, где Дева совершила всего одну ночь по пути Шинон. Клинок нашли, это документально подтверждено – для этого меча клирики из Труа заказали двое ножен, каковые преподнесли Жанне в качестве подарка. Откуда она знала о мече? В Сен-Катрин Жанна ранее не бывала, местных преданий слышать не имела возможности. Единственная версия – услышала о клинке от священника аббатства на исповеди.
  • Предсказание, данное британскому капитану Уильяму Гласдейлу, руководившему крепостью Ла Турнель, закрывавшей вход на Орлеанский мост с левого берега Луары. Гласдейл обидел Деву, поименовав её «публичной девкой и шлюхой», на что Жанна предрекла ему скорую смерть «без пролития крови». Так и вышло – на протяжении взятия французами Ла Турнель капитан Гласдейл в полном доспехе упал с моста в Луару и утонул. Свидетелей этому предсказанию было множество – фактически всё окружение Девы, включая Ла Гира, Жиля де Ре и Жана Алансонского.
  • Предсказание, данное дофину Карлу кроме этого в присутствии многих свидетелей. Жанна сказала, что будет ранена под Орлеаном ещё до снятия осады. Так и произошло – Дева взяла арбалетную стрелу утром 7 мая 1429 года, но рана была неопасной.
  • «Чудо у бастиды Сен-Лу» – одно только появление Жанны по окончании заявленного Дюнуа отступления так вдохновило французов, что британский форпост скоро пал, не смотря на то, что, согласно точки зрения умелых капитанов, поражение воинов Дюнуа было неминуемо.
  • Жанна спасёт жизнь молодого герцога Алансонского при взятии крепости Жоржо. По его воспоминаниям, Дева сообщила: «Сойди с места, где ты стоишь, в противном случае отправленный оттуда боеприпас на данный момент убьёт тебя». Алансон, привыкший, что Дева в большинстве случаев не ошибается, отошёл, и мгновение спустя со стенку прилетело ядро, убившее не обратившего внимания на слова Жанны сеньора де Люда из Анжу.

p

Жанна д’арк: вопрос сверхъестественного
Реконструкция знамени Жанны д’Арк по сохранившимся в летописях описаниям. Живописцу в городе Тур за штандарт было выплачено из казны 20 ливров

Тут существует ещё один нюанс, важный для понимания того, как к Жанне относились соратники. Юная интересная женщина всегда находилась среди огрубевших и не через чур вежливых мужчин – например, Ла Гира, коего при всём жажде нереально назвать «куртуазным рыцарем». Но давайте обратимся к свидетельству самого близкого к Жанне человека, её оруженосца Жана д’Олона:

«Не обращая внимания на то, что была она девушкой прекрасной и прекрасно сложенной, и что неоднократно, помогая ей вооружаться либо в других случаях, он видел её груди, а иногда совсем обнажённые ноги, обрабатывая её раны, и что неоднократно она появилась близко, притом, что он был сильным, молодым и в полном цвете лет, однако, ни при каких обстоятельствах ни при одном взоре либо прикосновении к означенной деве её тело у него не позвало никакого плотского влечения. Подобным же образом таких эмоций не испытал и никто второй из её оруженосцев и людей, равно как и тот, кто неоднократно слышал их речи и рассказы».

Это не все свидетельства о таинственной ауре, окружавшей Орлеанскую Деву. На протяжении событий под Орлеаном все, как французы, так и британцы, дружно признали – в движение войны вмешалось сверхъестественное, мистическое начало. Упомянутое выше ранение Жанны стрелой позвало только дополнительный ажиотаж – люди Гласдейла были уверены, что «колдунья» убита, но неожиданно Дева снова появляется под стенками и начинает руководить.

Это произвело неслыханное чувство, британцы совсем уверовали в «колдовство».

* * *

Но давайте возвратимся в Орлеан. Начало мая 1429 года было тёплым и солнечным, недавний разлив Луары убывает, а взятие вечером 4 мая бастиды Сен-Лу разрешало французским наездникам переправляться через реку вброд с восточной стороны города, не опасаясь удара с тыла. Древесную бастиду, кстати, срочно сожгли, дабы при атаки британцы не сумели бы снова закрепиться наоборот Бургундских ворот Орлеана.

Жан Дюнуа, бастард Орлеанский (фрагмент миниатюры 1436 г.)

Четверг 5 мая приходился на праздник Вознесения Господня. Жанна переоделась в женское платье, сходила к причастию и исповеди, и отослала Гласдейлу лучной стрелой очередное послание, третье и последнее. В целом оно повторяет прошлые, но текст более краток. Любопытна приписка с ноткой сарказма:

«Я бы отправила вам письмо учтиво, но вы схватили моих вестников, вы задержали моего герольда по имени Гийенн. Соблаговолите вернуть мне его, а я отправлю вам нескольких из ваших людей, захваченных в крепости Сен-Лу, поскольку погибли в том месте не все».

Жанну можно понять: по всем законам того времени парламентёры и герольды сохраняли полную неприкосновенность, и нарушение данного правила было воспринято как Девой, так и французскими капитанами как оскорбление. Ближе к вечеру, расстроенная очередным хамским ответом британцев, Жанна неожиданно успокаивается и заявляет, что ей было «известие от Господа» в дальнейшем всё будет прекрасно. Очевидно, не столь прекрасно, как она сама рассчитывала – маршал Буссак и Дюнуа собрали армейский совет, куда Деву не пригласили, потому, что кое-какие капитаны оставалисьв недавнюю победу и лагерь скептиков у бастиды Сен-Лу восприняли как случайность.

Замысел был таков: сперва силами муниципального ополчения нападать бастиду Сен-Лорен наоборот западной cтены Орлеана. После этого под прикрытием данной отвлекающей атаки латники переправляются на левый берег и пробуют забрать крепость Ла Турнель на той стороне моста. Дюнуа сказал Жанне лишь о первой части замысла, но, по всей видимости, недооценил её дар – Дева мгновенно заподозрила неладное и высказала предположение, что Дюнуа говорит неправду либо полуправду.

Утром 6 мая Жанна развила бурную самодеятельность баз всякой оглядки на вывод капитанов, городского и маршала шателена Рауля де Гокура, закрывшего Бургундские ворота и не пропускавшего ополченцев. Сеньора де Гокура, осмелившегося грубо противоречить Деве, чуть не линчевали на месте, но Жанна предотвратила кровопролитие, жёстко отчитав шателена и вынудив открыть ворота.

Ополченцы высыпали на Бургундскую дорогу и соединились с армией, уже готовой переправиться на другой берег. Целью, как уже было сообщено, являлась крепость Ла Турнель, но на пути к ней пребывали две бастиды – Сен-Жан-ле-Блан и Сен-Огюстен, возведённая на развалинах аббатства августинцев. Первая бастида была кинута неприятелем, отошедшим в Сент-Огюстен. Потому, что сил у французов для взятия этого упрочнения очевидно недоставало, был дан приказ к отступлению, а британцы открыли ворота Сен-Огюстен с целью контратаковать…

Размещение занятых британцами бастид по состоянию на 6 мая 1429 года. Сен-Огюстен и Ла Турнель внизу в центре

Но не тут-то было. Жанна отступать не планировала. По воспоминаниям Жана д’Олона, Дева вместе с капитаном Ла Гиром (роль этого невоспитанного рыцаря-разбойника в битве 6 мая по большому счету сложно переоценить!) быстро встали на коней и с копьями наперевес пошли в наступление, увлекая за собой французское войско, на острие которого пребывали лучшие специалисты из отряда Ла Гира – возможно, его подчинённые и являлись висельниками, отпетыми негодяями и мародёрами, но собственное дело знали прочно.

Скоро подоспел Жиль де Ре со собственными людьми – барон не посмел кинуть Деву на произвол судьбы. Бастида Сен-Огюстен была забрана стремительным штурмом, немногие сохранившиеся британцы бежали в крепость Ла Турнель.

К вечеру опешившие маршал и капитаны Буссак были поставлены перед очевидным фактом: Жанна по прозвищу Дева, не послушавшись умелых воителей, стала причиной штурм бастиды и бравым налётом забрала британское упрочнение, как сейчас говорят, «не благодаря, а вопреки». В глазах горожан и воинства эта победа принадлежала только Жанне, ну и частично пребывающим на втором замысле Ла Гиру и Жилю де Ре.

Скептический и недоверчивый настрой господ рыцарей вышел им боком – сейчас они смотрелись нерешительными и не очень компетентными статистами. Ещё хуже дела обстояли у британцев: в случае если сперва на письма Жанны в ответ звучали нечистые слова, пожелания и насмешки возвращаться в собственную деревню пасти коров, то сейчас в британском гарнизоне жёстко знали, что умелые воины были разбиты дамой! Какой позор!

Ну а с учётом быстро распространявшихся слухов о колдунье, применяющей самое тёмное колдовство, настроения среди людей Гласдейла и Талбота были близки к паническим.

Ночь с 6 на 7 мая Жанна проводит в отвоёванной у соперника бастиде Сен-Огюстен. Вечером Деву навещает неназванный рыцарь – об этом нам информирует преподобный Жан Паскерель, монах-августинец из города будущий духовник и Тур Госпожи Надежды. Не верить Паскерелю у нас нет обстоятельств:

«…Храбрый и известный рыцарьсказал Жанне, что солдаты и капитаны короля дружно держали совет и сочли, что если сравнивать с британцами их отряды малы и что победу они одержали милостью Божьей, и сообщили: “Потому, что мы думаем, что в городе хватает продовольствия, мы сможем замечательно продержаться, пока не подойдёт помощь от короля. Совет не рекомендует, дабы на следующий день воины выходили из города”».

Думается, тут всё разумеется: партия сторонников и скептиков бездействия сделала вывод, что урон их репутации и без того был трудновосполнимым, и послала к Деве собственного представителя, договариваться. Если судить по записям преподобного Жана Паскереля, на скверную память он не жаловался и записывал события в подробностях, но в этом конкретном случае священник неожиданно «забывает» имя вечернего визитёра – очевидно для того, дабы не кинуть тень на репутацию «храброго и известный рыцаря».

Это, непременно, не могли быть Алансон, Ла Гир либо Жиль де Ре, безоговорочно верившие в радостную звезду Жанны и её божественное назначение – вероятнее, речь заходит о Дюнуа либо, с меньшей возможностью, о шателене Рауле де Гокуре, и без того взявшем утром изрядную взбучку от Жанны. Дева со скандалом выставляет гостя прочь – победа через чур близка, дабы опускать руки!

Реконструкция крепости Ла Турнель на Орлеанском мосту авторства архитектора Виоле-ле-Дюка, XIX век

Как и при со взятием Сен-Лу и Сен-Огюстен, права была Жанна д’Арк – и опять, опять мы можем с уверенностью сказать о присутствии в данной истории мистического фона. Тот же Паскерель показывает на очередное пророчество Жанны, данное утром 7 мая: «Во имя Всевышнего, ночью в город мы войдём по мосту!» Не забудем, что Дева вместе с армией пребывала на другом от Орлеана берегу Луары, и по сей день основной целю являлась крепость Ла Турнель.

Это было куда более важное упрочнение, складывающееся из двух каменных основных башен (круглой и квадратной) высотой около 10 метров и двух однотипных малых башен, соединённых между собой галереей. Обороняли Ла Турнель около полутысячи британцев, вооружённых среди них и артиллерией.

Штурм начался с восходом солнца 7 мая, по окончании полудня случается предсказанное Жанной ранение стрелой – спасли доспехи, наконечник стрелы не пробрался в лёгкое и час спустя Дева снова была под стенками, приведя к восторгу у французов и оторопь у британцев, уверенных, что «колдунье» финиш. Ко второй половине дня приступ так и не дал ощутимых результатов, отчего Дюнуа решает отойти в город, но Жанна даёт Орлеанскому бастарду неожиданный совет: «направляться подождать.

Отдохните, покушайте и выпейте что-нибудь». После этого Жанна садится на коня и отъезжает от крепости, дабы помолиться в одиночестве. Разумеется, символ более чем был дан – она возвращается, разрешив войти коня галопом, и по окончании краткой перегруппировки сил объявляет воинам: «Идите смело!

У британцев нет больше сил защищаться. Мы заберём башни и укрепление!» – об этом имеется запись в «Journal du siege d’Orleans», полезнейшем документе эры.

Последняя, самая яростная атака велась с двух сторон – по Ла Турнель ударила артиллерия со стенку Орлеана, началось наступление ополченцев по Орлеанскому мосту; взорванный ещё в осеннюю пору пролёт перед крепостью вернули посредством брёвен. Брандером был подожжён древесный мост, соединявший крепость с левым берегом – при его обрушении и погиб Уильям Гласдейл, упавший в воду в полном доспехе. Незадолго до часа повечерия (около 6–7 вечера) Ла Турнель была забрана – британцы, пребывавшие в фортах на правом берегу, на помощь своим так и не пришли. Пророчество исполнилось – Жанна и её соратники возвратились в город по частично восстановленному Орлеанскому мосту…

Джон Талбот, граф Шрусбери и король Генрих VI. Миниатюра 1445 г.

Но это был ещё не финал Орлеанского дела. В воскресенье 8 мая британский командующий Джон Талбот, граф Шрусберийский, выводит собственных людей из бастид к западу от города и выстраивает в каре. Из городских ворот им навстречу выходят французы – ополчение и отряды капитанов под предводительством Девы, Жиля де Ре, Ла Гира, Дюнуа и Алансона.

Два армии изготавливаются к битве.

Жанна заявляет соратникам, что категорически не хочет затевать сражение первой – Святой сутки, древние правила войны запрещают сражаться в воскресенья и церковные праздники. В битву направляться вступать лишь при нападения британцев – в противном случае Господь отвернётся от французов. Многие начальники, воодушевлённые фантастическими победами последних дней, выказали недовольство, но послушались: Дева очевидно знала что-то большее, пришедшее из сфер, людской разуму неподвластных…

Стояние под Орлеаном длилось около часа. Джон Талбот, не вступая в переговоры, приказывает трубить отступление. Британская армия, сохраняя боевой порядок, налегке уходит вверх по течению реки в Мён-сюр-Луар. Большая часть имущества, артиллерия, снаряды, и пострадавшие были покинуты в бастидах – быть может, Талбот и пробовал сохранить преимущество при отходе, но это больше напоминало бегство…

Осада Орлеана, длившаяся более шести месяцев, была снята всего за четыре дня – с 4 по 8 мая 1429 года. О последствиях данной необычной победы мы поболтаем в завершающей части цикла.

Окончание направляться

Перечень использованной литературы:

  1. Favier J. La Guerre de Cent ans. – Paris: Fayard, 1980
  2. Pernoud R. Jeanne d’Arc (avec Madeleine Pernoud) Seuil, 1981
  3. Gilliot Christophe. Orleans 1429: Siege de jour le jour. Broche – 1 janvier 2008.
  4. Басовская Н.И. Столетняя война. Леопард против лилии / отв. ред. Архарова И. Н.. – Москва: АСТ: Астрель, 2010
  5. В. И. Райцес. Процесс Жанны д’Арк. – Изд. «Наука», М.-Л., 1964.
  6. Ольга Тогоева. Карл VII и Жанна д’Арк: потеря девственности как потеря власти.
  7. Wheeler B. Joan of Arc’s sword in the stone // Fresh Verdicts

Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

  • Жанна д’арк: орлеанский миракль

    Warspot публикуетцикл статей Андрея Мартьянова о Жанне д’Арк. С прошлыми частями вы имеете возможность ознакомиться тут, тут и тут. Материал публикуется…

  • Жанна д’арк: рождение французской нации

    Окончание цикла статей Андрея Мартьянова о Жанне д’Арк. С прошлыми частями возможно ознакомиться по ссылкам, представленным ниже. Материал публикуется в…

  • Жанна д’арк: чудеса только начинаются

    Продолжение истории Жанны д’Арк, первая часть тут. Как мы уже упоминали ранее, Столетняя война, по сути, началась не во второй половине 30-ых годов…

  • Процесс века: жанна д’арк перед костром

    Warspot знакомитчитателей с историей Жанны д’Арк. С прошлой статьей, и ссылками на все материалы цикла, возможно ознакомиться тут. Материал публикуется в…