Злой гений карфагена

Герои войны

«Массинисса сделался основателем нумидийского царства, и нельзя сказать, дабы выбор либо случай довольно часто ставили так удачно настоящего человека на настоящее место… он был одинаково способен пасть с абсолютной преданностью к стопам могущественного покровителя и беспощадно раздавить под ногами не сильный соседа».
Теодор Моммзен

Масинисса, первый царь Нумидии, был не только человеком, что подчинил собственной власти два народа собственной страны, но и тем, кто волею судьбы стал могильщиком могущественного соседа – Карфагена. Прожив девяносто лет, Масинисса покинул своим наследникам огромное царство. Каким запомнили этого выдающегося полководца его современники?

Нумидия

Пунические войны, в которых Древний Рим столкнулся с Карфагеном в III-II столетиях до н.э., затянули в собственный круговорот много иных народов, населявших в те времена древнее Средиземноморье. Одним из них таких народов были нумидийцы.

Нумидия – в древний период область в Северной Африке на территории современных Алжира и Туниса, ограниченная с севера Средиземным морем. Во времена Пунических войн Нумидию населяли два народа: массилы и масаэсилы. Столицей массилов была Цирта, на месте которой сейчас находится алжирский город Константина.

На западе массилы граничили с масаэсилами, а на востоке – с карфагенянами. Масаэсилы были западными нумидийцами, с востока они граничили с массилами, а с запада – с Мавританией.

Их столицей был город Сига. Вожди массилов и масаэсилов всегда враждовали между собой.

Злой гений карфагена
Нумидийская конница в атаке.

Современная реконструкция.

Как и население вторых территорий, подвластных Карфагену, нумидийцы платили налоги в казну города и считались частью его населения. Но ключевая роль, которую игрались нумидийцы в жизни Карфагена, все же была военная. Вот как их характеризует современный швейцарский историк Эди Дриди:

«Нумидийцы, шла ли обращение о царствах Масаэсил либо Массил, были самые боеспособные союзники Карфагена, но и одновременно с этим самые непредсказуемые. Их армии оказали неоценимую услугу на протяжении завоевания Испании и в первой половине Второй пунической войны. Как раз благодаря натиску и быстроте их кавалерии Ганнибал нанес тяжелые поражения римлянам».

Нумидийская конница

В войске Карфагена было две разновидности кавалерии: тяжелая и легкая. Последняя именно и состояла полностью из нумидийцев. Хорошие наездники, приученные к коню с детства, нумидийцы не использовали удил, а руководили конями при помощи ошейника.

Вооружены они были клинками, дротиками и лёгкими щитами. Не отягощенные доспехами, нумидийцы не могли выстоять в открытом бою против вражеской тяжеловооруженной конницы, но с громадным успехом употреблялись в скоротечных схватках.

Часть рельефа известной колонны Траяна в Риме, на которой, согласно точки зрения многих историков, изображены нумидийские солдаты.

Они были хороши для завязки сражения с лёгкой пехотинцами-кавалерией и вражескими застрельщиками, при набегах на вражеские обозы, в засадах и т.д. Легко незаменимы были легкие и стремительные нумидийцы при преследовании бегущего неприятеля. Тит Ливий упоминал об их умении прямо на протяжении битвы перепрыгивать с усталой лошади на свежую — нумидийцы постоянно стремились иметь их по две и более на каждого наездника. Второй древний историк, Страбон, оставил нам следующее красочное описание нумидийцев:

«Наездники у них сражаются большей частью вооруженные дротиками, на лошадях, взнузданных веревочной уздой и без седел… Лошади у них мелкие, но стремительные и такие послушные, что ими возможно править прутиком. На лошадей надевают хлопчатобумажные либо волосяные ошейники, на которых прикреплены поводья. Кое-какие лошади следуют за хозяином, даже в том случае, если их не тянут за поводья, как собаки.

У них в ходу маленькие кожаные щиты, мелкие копья с широкими наконечниками; они носят с широкой каймой без пояса хитоны и, как я уже сказал, шкуры в виде панцирей и плащей».

Масинисса в армии Ганнибала

Масинисса (он же Массинисса либо Массанасса), был одним из сыновей правящего в то время царя народа массилов Галы. Он был воспитан и образование в Карфагене, куда был отправлен отцом. Вот что пишет о нем римский историк Аппиан:

«…у массилиев, весьма сильного племени, был сын царя Массанасса, что вырос и воспитался в Карфагене; так как он был красив по наружности и добропорядочен характером, Гасдрубал, сын Гискона, не уступающий никому из карфагенян, предназначил ему в жены дочь, не смотря на то, что Массанасса был номад, а он карфагенянин. Сосватав их, он, отправляясь полководцем в Иберию, забрал с собой и парня».

Серебряная нумидийская монета с профилем Масиниссы.

Но, кое-какие исследователи уверены в том, что это не Масинисса, а его сын Миципса.

Гасдрубал, сын Гискона, по словам Тита Ливия «…первенствовалчеловеком в стране по родовитости, по собственной славе, по достатку», являясь, так, представителем богатейшей карфагенской аристократии. Одновременно с этим он был и одним из полководцев в войске Ганнибала в первые годы Второй Пунической войны. Вместе с Масиниссой они принимали участие во всех ответственных битвах этого периода, перед этим совершив в составе армии Ганнибала легендарный переход через Альпы в октябре 218 года до н.э.

Сражения в Италии: Тичино, Треббия, Тразимены, Канны

В ноябре 218 года до н.э. произошло первое большое сражение данной войны: битва при Тичино. Судьбу схватки решила атака нумидийской конницы, которая с флангов обошла римлян с обеих сторон и ударила им в тыл.

Через месяц, в декабре 2018 г. до н.э., состоялась еще одна громадная битва – при реке Треббии. Ганнибал приказал нумидийцам перейти реку, подскакать к самым воротам римского лагеря и, бросая дротиками в караульных, вызвать неприятеля на бой. Римский консул Тиберий Семпроний Лонг попался в эту ловушку и выслал для атаки нумидийцев сперва всю собственную конницу, а за ней и другое войско.

Замерзшие и голодные римляне перешли через зимнюю реку на другой берег, где их встретили успевшие покушать и отдохнуть солдаты Ганнибала. Римляне были разбиты и в этом случае.

Перезимовав в равнине реки По, Ганнибал весной 217 года до н.э. во главе собственного войска совершил неожиданный переход через занесенные снегом Апеннинские перевалы, прошел на юг на протяжении морского берега и форсировал топкие болота в пойме реки Арн. В апреле того же года случилось еще одно сражение, у Тразименского озера, в котором карфагенская кавалерия решающей роли не сыграла, а употреблялась только для преследования бежавших римлян.

В следующем, 216 году до н.э., состоялась самая известная битва данной войны – битва при Каннах. В начале сражения находившаяся на правом фланге нумидийская кавалерия, не превосходившая численностью собственного соперника (легкую союзную конницу римлян), по приказу Ганнибала не ввязывалась в важный бой. За это время на левом фланге карфагенян их объединенная гальско-испанская тяжелая конница победиларимской, а после этого, соединившись с нумидийской, помогла ей разбить и ее соперника.

По окончании чего последовал классический удар во тыл и фланг римской пехоте. Римляне потерпели одно из самых ужасных поражений. В данной битве также был момент, в то время, когда нумидийцы смогли продемонстрировать себя во всей своей наготе. Вот как его обрисовал Тит Ливий:

«Сражение шло и на левом фланге у римлян, где союзническая конница встретилась с нумидийцами. Неприятели были еще далеко друг от друга, в то время, когда пятьсот нумидийских наездников, скрыв под панцирями мечи, помчались к римлянам, символами показывая, что желают сдаться в плен. Подъехав близко, они спешились и кинули к ногам неприятелей дротики и свои щиты.

Им приказали расположиться в тылу, и, пока битва лишь разгоралась, они нормально выжидали, но, в то время, когда все были уже поглощены боем, неожиданно выхватили запрятанные мечи, подобрали щиты, валявшиеся везде между грудами трупов, и напали на римлян позади, разя в пояснице и подсекая жилы под коленями».

Принимавший участие в этих триумфальных для Карфагена сражениях, Масинисса выступал в роли номинального начальника одного из племенных формирований, которых у Ганнибала было много. В его армии, не считая нумидийцев, были представители и иных африканских народов, и иберы, балеарцы, галлы. Полученный на протяжении работы у Ганнибала опыт позднее оказал Масиниссе неоценимую помощь, в то время, когда он стал командующим собственного собственного войска.

С Гасдрубалом Гисконом в Испании

По окончании битвы при Каннах наступил новый этап войны, в то время, когда римляне уже не решались дать открытый бой суровому Ганнибалу. Но Масиниссе не суждено было принимать участие в предстоящих событиях в Италии: в 213 году до н.э. он опять был в Африке, покинув войско Ганнибала и возвратившись к отцу. К этому времени в Нумидии обострились отношения между массилийским царем Галой, отцом Масиниссы, и его соперником — царем масаэсилов Сифаксом.

Последний рассорился с Карфагеном и вступил в альянс с римскими консулами Публием Корнелием Сципионом-его братом и старшим Гнеем Сципионом, отправившими ему из Испании армейского советника центуриона Квинта Статбрия.

При помощи Статбрия Сифакс кроме того победил у карфагенян пехотное сражение в открытом поле. Карфаген срочно заключил альянс с царем массилов Галой, войско которого и возглавил Масинисса. В последовавшем сражении масаэсилы были разбиты от объединенной армии карфагенян и массилов, и Сифакс бежал к маврам, преследуемый Масиниссой.

На пятый год Второй Пунической войны (214 год до н.э.) покинул Италию и покровитель Масиниссы Гасдрубал, сын Гискона. Он был отправлен в Испанию и возглавил в том месте одну из карфагенских армий. Скоро в Испании был и Масинисса, прибывший со собственными нумидийцами на помощь карфагенянам.

Соперниками пунийцев в том месте так же, как и прежде оставались братья Публий и Гней Сципионы, нанесшие им последовательность чувствительных поражений. Война в Испании длилась, и неспешно чаши весов склонялась в пользу римлян, пока в 211 году до н.э. Сципионы не поделили собственную армию на две части.

Публий Сципион двинулся против Магона Барки и Гасдрубала Гискона, но на этом пути его армию непрерывно тревожила нумидийская конница Масиниссы, к тому же на помощь к пунийцам шел испанский вождь во главе 7500 солдат. Сципион решил напасть сперва на него, проделав ночной марш. Потом слово Ливию:

«Очевидно, выстроить боевую линию ни римляне, ни испанцы опоздали и бились в походных колоннах. В хаотичном этом сражении римляне одерживали уже верх, как внезапно прискакали нумидийцы, чью бдительность Сципион, как ему казалось, сумел одурачить ночным походом. Нумидийцы ударили римлянам в оба фланга.

Римляне испугались, но все-таки, собравшись с духом, приняли бой, в этот самый момент подоспел третий неприятель – карфагенская пехота, которая нападала сражающихся с тыла».

В данной битве римляне были разбиты, погиб от копья и сам Публий Корнелий Сципион. Ненадолго пережил его и брат . Его отступающее войско было настигнуто объединенными силами карфагенян и потерпело поражение, Гней Сципион был убит.

Римляне утратили многочисленную армию и двух выдающихся умелых полководцев.

На смену погибшему отцу и дяде новым командующим в Испанию был отправлен Публий Корнелий Сципион-младший.

Сципион изгоняет карфагенян из Испании

Не имевший ранее опыта управления войском, юный Сципион был гениальным полководцем. Сперва он забрал неожиданным штурмом основную базу пунийцев в Испании – Новый Карфаген, которая охранялась не сильный гарнизоном. После этого он искусной политикой склонил на собственную сторону многих иберийских вождей.

Но три карфагенские армии так же, как и прежде удерживалиИспанию.

В 208 году до н.э. Сципион победилодной из них под руководством Гасдрубала Барки в сражении при Бекуле. Наряду с этим случилось незначительное на первый взгляд событие: среди пленных африканцев, намеченных римлянами для продажи в рабство, был ребёнок по имени Массива, появлявшийся племянником Масиниссы.

Сципион приказал отпустить его а также одарил подарками, очевидно хотя переманить на сторону Рима Масиниссу.

Затем поражения пунийцев измены испанцев еще более участились. Карфагенские командующие в Испании заключили, что Сципиону удалось привлечь в свой лагерь практически всю Испанию, и сделали вывод, что Гасдрубал Барка обязан со своим войском идти в Италию, на подмогу к Ганнибалу. Магон Барка и Гасдрубал Гискон остались в Испании, но им и потом сопутствовали неудачи: римляне наносилиим поражения одно за вторым, но еще более ужасные опустошения в армии карфагенян вносило практически поголовное дезертирство испанцев, каковые переходилина сторону Сципиона, искусно переманивавшего их.

Встреча Масиниссы и Софонисбы.

Фреска средневекового итальянского живописца Джованни-Антонио Фасоло.

Не осталась в стороне от его внимания и Африка, где, как мы не забываем, оставалась ожидать собственного жениха Масиниссу дочь Гасдрубала Гискона. Кликали ее Софонисба (Софониба). Аппиан так обрисовывает эти события:

«Сифакс же, охваченный любовью к данной девушке, начал грабить владения карфагенян, и Сципиону, приплывшему к нему из Иберии, давал слово быть союзником, в то время, когда тот отправится на карфагенян. Увидев это и полагая крайне важным купить Сифакса как союзник для войны против римлян, карфагеняне отдали ему девушку без ведома Гасдрубала и Массанассы, бывших в Иберии. Очень страдая вследствие этого, и Массанасса со своей стороны заключил альянс в Иберии со Сципионом тайно, как он думал, от Гасдрубала».

Вот что пишет об данной тайной встрече Масиниссы и Сципиона Тит Ливий:

«В первую очередь Масинисса поблагодарил Сципиона за освобождение племянника. – С того самого дня, – продолжал он, – я ищу случая увидеться с тобою, и наконец-то бессмертные всевышние даровали мне радостный данный случай. Я готов помогать тебе и римскому народу так преданно, как не служил еще ни один иноземец. Но в Испании возможностей для этого несравненно меньше, чем в Африке, где я появился и вырос, где ожидает меня, как я надеюсь, отцовский престол и царская власть.

Пускай лишь римляне назначат тебе провинцией Африку – будь уверен: Карфаген продолжительно не устоит».

Эта встреча случилась по окончании битвы у Бетиса, на протяжении которой Гасдрубал Гискон потерпел очередное поражение, по окончании чего часть его испанцев снова убегала. Пунийский полководец увел остаток армии в лагерь, а сам ночью бежал в Гадес, кинув собственных солдат. В итоге войско, кинутое вождями, частью перешло к неприятелю, частью рассеялось по ближайшим городам.

Скоро римлянам сдался и Гадес – последний опорный пункт Карфагена в Испании. Так, упрочнениями Сципиона карфагеняне были изгнаны из Испании. Возвратившись в Рим, Сципион отчитался перед римским сенатом о собственных победоносных действиях, по окончании чего стал консулом, добился разрешения на высадку в Африке и начал набирать себе войско.

Переход Масиниссы на сторону римлян. Смерть Софонисбы

По окончании встречи со Сципионом Масинисса отплыл в Африку. Папа его Гала к тому времени уже погиб, на троне массилов воцарился узурпатор Мазетула, но Масиниссе удалось скоро вернуть себе отцовское царство. Но в разгоревшейся после этого войне с Сифаксом Масинисса выдерживал одно поражение за вторым.

Тем временем, Сципион в 204 году до н.э. со своей новой армией приплыл из Сицилии и высадился на африканском побережье, и к нему тут же прибыл Масинисса всего с двумя сотнями наездников.

В последовавших сражениях все с тем же карфагенским полководцем Гасдрубалом Гисконом и его союзником Сифаксом Сципион разгромил их войска, в следствии чего Гасдрубал с остатками собственной армии укрылся в Карфагене, а Сифакс бежал к себе в Нумидию. В погоню за ним Сципион послал Масиниссу, придав ему в помощь часть римских армий, возглавляемую Лелием. Сифакс успел организовать сопротивление и еще раз постарался дать им бой, но снова потерпел поражение.

На протяжении битвы лошадь под ним была ранена, он упал и был пленен. Среди трофеев и добычи в царском дворце Масиниссе досталась и его бывшая невеста, дочь Гасдрубала и супруга Сифакса Софонисба, которая и поведала Масиниссе о собственном браке по принуждению. Аппиан так обрисовывает последующие события:

«Приняв с удовольствием Софонибу, Массанасса женился на ней; отправляясь сам к Сципиону, он, уже предвидя будущее, покинул ее в Цирте… Сципион приказал Массанассе передать жену Сифакса римлянам. В то время, когда же Массанасса начал умолять и говорить, какие конкретно у него были с ней в прошлое время отношения, Сципион еще более быстро приказал ему ничего не брать самовольно из римской добычи».

Масинисса решил передать Софонисбе яд. Предстоящее красочнее всех обрисовывает Ливий:

«Слуга передал яд и эти слова Софонибе. «Я с признательностью, – сообщила она, – приму данный свадебный презент, в случае если супруг не смог дать жене ничего лучшего; но все же сообщи ему, что легче было бы мне умирать, не выйди я замуж на краю смерти». Твердо сказала она эти слова, забрала кубок и, не дрогнув, выпила».

Софонисба и вестник с ядом, прибывший от Масиниссы.

Эта картина — только одно из многих произведений на данный сюжет.

На следующий сутки, дабы отвлечь Масиниссу от мучивших его мыслей, Сципион приказал созвать сходку, в первый раз назвал Масиниссу царем, осыпал его похвалами и драгоценными дарами. Эти почести рассеяли скорбь Масиниссы, и он занялся тем, что подчинил практически всю Нумидию собственной власти. Сифакс в качестве пленника был доставлен в Рим, где и погиб.

Так, Масинисса сделал выбор между своими честолюбием и любовью и жаждой власти в пользу последних. Эта, по всей видимости, самая узнаваемая любовно-драматическая история древнего периода уже две с лишним тысячи лет воодушевляет поэтов, художников и писателей на написание произведений искусства.

Битва при Заме

В связи с угрозой городу карфагенский сенат отозвал Ганнибала и его войско из Италии. Решающая битва, выяснившая финал Второй Пунической войны, прошло в 202 году до н.э. около города Зама. По словам Полибия, Масинисса стал причиной Сципиону 6000 нумидийских всадников и 4000 пеших воинов, что дало последнему большое численное преимущество в коннице перед Ганнибалом. В собственном описании этого сражения германский историк Ганс Дельбрюк изображает действия кавалерии соперников следующим образом:

«Скоро собрать удалых наездников не так легко; для этого нужна хорошая военная выучка, которой не достигнешь за одни сутки. Исходя из этого для победы при Каннах потребовался не только численный перевес в коннице, но и тот созданный Гамилькаром Баркой комсостав, что умел держать в руках собственных бойцов кроме того на протяжении сражения. Нумидийцы же, приведенные к Сципиону Масиниссой, только что явились со склонов Атласа и из ливийских оазисов… Он (Ганнибал – прим. авт.) предоставил конному бою завязаться простым порядком на обоих флангах, не подкрепив собственной конницы слонами (как это сделано было при Треббии), и римляне легко одержали победу.

Современный рисунок — карфагенские слоны в сражении при Заме.

Кроме того через чур легко. Мы можем принять, что карфагенянин сам ни на что второе и не рассчитывал: Ганнибал дал своим наездникам приказ не сражаться, а методом бегства отвлечь за собою соперника с поля сражения. Так и произошло.

На обоих крыльях конница, как нумидийская, так и римско-италийская, во хмелю победы погналась за собственными соперниками и все больше удалялась от того места сражения, где решалось сражение».

Но сражение карфагенской пехоты и римской затянулось, и, в итоге, возвратившаяся по окончании разгрома собственного соперника конница Сципиона ударила Ганнибалу в тыл, чем решила результат битвы при Заме в пользу Рима.

Масинисса ставит на колени Карфаген

По окончании заключения договора и поражения Карфагена о мире пунийцы лишились всех собственных заморских владений. В соответствии с этому же соглашению, они обязывались не объявлять войны без соизволения римлян ни одному из народов, и этим событием с успехом воспользовался Масинисса. Нумидийский царь постоянно тревожилкарфагенян и отнимать у них одно владение за вторым.

Обращавшиеся в Рим карфагеняне не обнаружили в том месте помощи – напротив, римский сенат всячески помогал Масиниссе. У Полибия имеется описание данной ситуации:

«В Ливии Масанасса в далеком прошлом уже с завистью взирал на бессчётные города, выстроенные в пределах Малого Сирта, на красивые почвы, именуемые Эмпориями, и обильные доходы, доставляемые этими местностями, а потому незадолго до обрисовываемых событий решил напасть на карфагенян. Почвы скоро переходили в его руки, потому что в открытом поле он имел перевес над неприятелем.

Карфагеняне ни при каких обстоятельствах не были искусны в сухопутной войне, а к этому времени, благодаря продолжительному миру, и совсем отвыкли от войны. Городами, но, Масанасса не имел возможности завладеть, потому что карфагеняне шепетильно ограждали их. Обе стороны обратились за ответом распри к сенату, чем вызывались от одной и второй сторон нередкие консульства.

Но карфагеняне любой раз проигрывали у римлян не вследствие того что они были не правы, а вследствие того что такие ответы были удачны для судей».

В Риме, сенат которого систематично выслушивал речи возглавлявшего «антикарфагенскую партию» Марка Порция Катона о том, что «Карфаген должен быть уничтожен», в итоге заключили о необходимости «решения карфагенского вопроса». Предлогом для этого послужило то, что карфагеняне, устав ожидать разрешения римского сената, все-таки отважились на открытые боевые действия против Масиниссы и выставили против него 58-тысячную армию, но скоро потерпели поражение. Сделав последовательность твёрдых требований сената (а также сдав все оружие), карфагеняне не дали согласие на последнее из них: «все обитатели должны покинуть Карфаген и поселиться где-нибудь в другом месте в расстоянии 80 стадий от моря», и решили сопротивляться до последнего.

Так началась Третья Пуническая война, которая стала причиной гибели большинства и разрушению Карфагена его обитателей.

Масинисса, сам грезивший о захвате Карфагена, был далеко не в восхищении от действий римлян и отказался им помогать. Начавшиеся сражения сперва не принесли римлянам успеха: они потерпели пара поражений в схватках, и сенат Рима опять отыскал в памяти о Масиниссе, отправив к нему послов, дабы обратиться с просьбой о помощи. Но послы уже не застали того в живых.

Случилось это в 148 году до н.э.

Заключение

Масинисса был броским представителем собственного времени. В его характере воплотились самые типичные черты, свойственные его народу. Владевший жаждой власти и непомерным честолюбием, он смог подкрепить их талантом и храбростью полководца, отменным здоровьем, и хитростью и расчётливым умом. Вот каким остался Масинисса в памяти собственного современника, Полибия, с которым они неоднократно виделись и разговаривали:

«Он был громадного роста и до глубокой старости физически весьма силен; до конца жизни он учавствовал в битвах и верхом на коня садился без помощи стремянного. Более всего о его несокрушимом здоровье свидетельствует то, что, не смотря на то, что у него рождалось и умирало большое количество детей, ни при каких обстоятельствах у него не было в живых менее десяти и, умирая девяноста лет, он покинул по окончании себя четырехлетнего ребенка».

Остается лишь удивляться жизненным силам этого человека, поскольку речь заходит о временах античности, в то время, когда средняя длительность судьбы мужчин составляла около сорока лет. Масинисса был не только полководцем, но и рачительным правителем. Об этом говорит Аппиан:

«До него вся Нумидия была бесплодна и по своим природным особенностям почиталась негодной к обработке; он первый и единственный из царей доказал, что эта страна не меньше всякой второй способна к произрастанию всех полевых и садовых плодов, каждому из сыновей предоставив возделанное очень плодоносное поле в десять тысяч плефров. Посему, в то время, когда Масанасса погиб, возможно было с полным основанием превозносить его за эти заслуги».

Марк Туллий Цицерон упоминает в одной из собственных речей о случае, случившемся в старом храме Юноны на острове Мальта:

«По рассказам, в то время, когда к этому месту в один раз пристал флот царя Масиниссы, его полководец царя забрал из храма слоновые бивни огромной величины, привез их в Африку и принес в дар Масиниссе. Царь сначала был рад подарку, но после этого, определив, откуда эти бивни, срочно послал на квинквереме верных людей, дабы они возвратили эти бивни по принадлежности».

Данный эпизод говорит о Масиниссе уже как о царе умном и почитавшем традиции. О мудрости Масиниссы говорит и тот факт, что, ощущая приближение смерти, поделить собственный наследство между бессчётными потомками он пригласил Публия Корнелия Сципиона Эмилиана, внука собственного покровителя Пу

Симулятор злого гения ! Бедная женщина !


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: