Значение петровских реформ для этнокультурной истории народов региона

История

5. Элементы культуры эры Просвещения в ареале Кольского полуострова в конце XVIII — XIX столетиях.

6. Модернизационные процессы в Русской Лапландии в конце XIX — начале XX столетий.

7. Трансформации этнического состава населения.

8. Становление новой хозяйственно-коммуникаций и экономической культуры в регионе.

9. Развитие градостроительства.

10. Роль русских ученых в изучении общества и природы Кольского Заполярья.

11. Русская Лапландия в зеркале русского мастерства. Становление креативного типа культуры.

12. Морфология опытного мастерства этого времени.

13. Особенность развития этнических культур на рубеже XIX — XX столетий.

14. Сложение неспециализированного регионального типа культуры — полиэтнического, интегративного.

Главное содержание

Петровские реформы открывают нововременные циклы развития культуры региона. Геополитические, социальные и культурные интересы России на Кольском полуострове явились ответственным причиной для обновления научного, духовного и художественного содержания культуры.

За время царствования Петра I, два раза ходившего на морских судах у берегов Кольского полуострова, тут прошла административная реформа (преобразование Колы в замечательную крепость-острог (1700-1706); саамов стали привлекать к национальной работе в качестве стрелков, возвращение саамам всех занятых монастырями территории).Значение петровских реформ для этнокультурной истории народов региона

Не обращая внимания на трансформации в Российской Федерации связанные с переменами эры Просвещения, все же до середины XIX века Кольский полуостров оставался слабо заселенным и развитым районом России. И лишь начало активного развития капитализма в стране обусловило освоение богатых Кольских пространств и содействовало притоку населения из вторых регионов. До этого времени конфигурация этнических культур Мурмана оставалась мозаичной.

Во второй половине 80-ых годов XIX века в Русскую Лапландию на постоянное жительство прибыла первая маленькая несколько коми-ижемцев и ненцев. Миграционные процессы в их среде были связаны с экономическими проблемами. Инициаторами миграции коми на Кольский полуостров явились большие оленевладельцы. Исследователи В.Н. Белицер, Л.В.

Хомич отмечают, что в культуре ижемцев с давних пор переплелись черты классической культуры коми-зырян, элементов севернорусской оленеводческой культуры и культуры ненцев.

Культура прибывших ненцев данной группы была ближе к культуре ижемцев, говорили они кроме этого на языке коми. Отличительной чертой переселенческого перемещения ижемцев были развитые родственные и соседско-земляческие связи, взаимовыручка и взаимопомощь, благодаря чему удалось компенсировать многие издержки, связанные со стихийным характером миграции.

Опыт коми-ижемцев по заселению и освоению новой территории разрешил им достаточно скоро воссоздать в Русской Лапландии классическую совокупность хозяйствования, а на его базе кое-какие традиции художественной культуры. Отличия в классическом культурно- хозяйственном комплексе явились обстоятельством обособленности коми-ижемцев от саамов и поморов. Саамы миролюбиво терпели соседство, потому, что инопланетяне не проявляли агрессию, но дружеских взаимоотношений не складывалось.

К тому же, саамы пристально относились к тем новациям, каковые были привнесены культурой коми. Они освоили более идеальную разработку выделки меха животных, переняли кое-какие виды одежды, поменяли сани-кережи на стали и нарты по-новому впрягать в них оленей.

Технический прогресс финиша XIX — начала XX столетий активизировал интерес всего общества к изучению Русской Лапландии, показались новые имена исследователей региона и их фундаментальные научные труды. На страницах изданий обсуждались возможности развития края, были опубликованы материалы об экспедициях на Кольский Север, статьи по истории, этнографии, географии, археологии. В это время началось градостроительство.

Первым в Кольском Заполярье городом, создававшийся как коммерческий порт и «уездный центр», имеющий благоустроенные дома с водопроводом, электричеством и отоплением, с снова выстроенной железной дорогой, стал Александровск. На протяжении Первой Мировой он являлся ключевым пунктом обороны Мурмана. Тут была открыта станция интернационального телеграфа (по подводному кабелю до Англии), установлены артиллерийские батареи, находились суда флотилии Северного Ледовитого океана.

В октябре 1916 г. на берегу Кольского залива был основан новый город Романов-на-Мурмане, по окончании февральской революции названный – Мурманск. Городская культураактивно и достаточно скоро начала проникать в Кольское Заполярье, началось развитие разных ее форм, создавших очаги для нового творчества. Вместе с тем параллельно и пересекаясь, эволюционировали классические культуры населений украины.

Процессы модернизации России предела XIX-XX столетий, каковые оказали важное действие на формирование новых тенденций в развитии художественной культуры Кольского края. Об этом свидетельствуют видоизменения классической культуры, поиски новых духовных оснований для художественного осмысления бытия, институциональные и морфологические трансформации мастерства.

Изучения Кольского полуострова в десятнадцатом веке привлекли внимание творческой интеллигенции. Художественные правила русского мастерства этого периода в целом были связаны с необходимостью осмысления народной судьбе, постижением исторических традиций, глубин национальных характеров, человека и взаимоотношений природы.

Прежде всего художники и писатели открыли для себя новый, необыкновенный, «затерянный мир» – Русскую Лапландию, запечатлевали ее особенности, знакомили с ними широкую публику, завлекали внимание к проблемам региона (А.А. Борисов, В.М. Васнецов, В. Верещагин, А.В.Елисеев, Н.Н. Каразин, К.А. Коровин, С.И.

Мамонтов, С.К. Пиотрович, В.А. Серов, К.К.

Случевский,М.М. Пришвин, Е.И. Шарко, А. Шильдер).

Новым направлением художественного освоения Русской Лапландии стало в конце XIX века «светопечатное» мастерство – фототипии и искусство фотографии. Появилась возможность заметить своеобразие Кольского Заполярья, о котором писали исследователи и путешественники. Многие из фотографий являются примеромэстетической тонкости и высокого мастерства (Л.Л.

Брейтфус, Н.М.

Книпович, Я.И. Лейцингер, С.И. Мамонтов, В.А. Плотников, Г. Хальстрем, К.П. Ягодовский).

Инновационный темперамент имело применение фотографий для издания географических открыток. На них художественно ясно изображались бескрайние просторы Северного края, разные ландшафты, архитектурные памятники, картины судьбы местных обитателей. В первый раз на Кольском полуострове в 1885 году показалось экспозиционно-оформительское мастерство.

К приезду правительственной экспедиции была организована этнографическая выставка в Коле, на которой была представлены в экспозиции в виде макета саамская семья в классическом жилище – куваксе, домашние вещи, хозяйственный инвентарь. В постоянной экспозиции Дашковского этнографического музея экспонировались ясные ансамбли бытовой народного костюма и культуры. В эти годы у саамов показалось новое художественное направление – архитектоническое моделирование форм культуры (сувениры для гостей – миниатюрные модели саамской одежды, построек этнических типов и т.д.).

В начале XX века на Мурмане показались первые «публичные культурные места»: народный дом, клуб. В них в первый раз демонстрировались кинокартины, устраивались лотереи, танцы под баян либо шарманку, другие развлечения и игры, ставились пьесы, инсценировки, исполнялись юмористические рассказы, русские народные песни.

Данный был начальный этап становления культуры креативного типа в регионе, имевший темперамент вхождения в инокультурную первичное освоение и среду новых культурных смыслов. литераторов и Профессиональных художников в этнической среде не было в течении рассмотренного периода. Инновационную роль в художественном освоении Русской Лапландии сыграла плеяда литераторов и художников, исследователей и учёных, многие из которых создали неповторимое культурное наследие большого уровня.

Потом рассматриваются локальные изюминки художественной культуры саамов, каковые взяли собственный предстоящее развитие в Новое время. Ведущее значение в художественном творчестве саамов имела устная словесность. В многожанровых произведениях устного народного творчества сохранились религиозно-мифологические представления, восходящие к древности, разные пласты истории народа.

Отмечаются содержательно-стилистические изюминки саамского художественного творчества: импровизационность, котораяв Новое время стала характерной чертой всего их народного мастерства, и красочность, геометричность, графичность пластического фольклора. Выделим, что в течение XVIII- XIX столетий обогащалась морфология саамских народных сказок. Показались разные жанры: сакки (сказы), бойса («бывальщинки»), муштоллы (шутки), ловта (легенда), взяла развитие природная мифопоэтическая линия, представленная образами обитающих в горах мелких и злобных чакли, оленьей хозяйки, хвостатого лесного духа, обитающей в воде нагой чацень, покрытого шерстью домового перта.

В декоративно-пластическом мастерстве саамов этого времени бытовала«знаковая» письменность. Графические «символы» как образы и символы обозначали не слово, а определенный промежуток, отрезок повествования и составляли его рисуночную иллюстрацию. Они имели независимые значения, каковые приписывались одушевленным и неодушевленным предметам природы.

В один момент знаками и символами приписывалось воздействие определенных мистических, волшебных сил, обозначались границы сакральных влияний. В традициях саами развивался обычай художественного оформления оленьего символа «вить-суть», включавших графическую данные о хозяине, которая легко прочитывались вторыми оленеводами. Эта графическая традиция собственными корнями восходит к картинкам, выбитым на камнях в древние времена, в которых «прочитываются» сцены классических саамских занятий, а также, езда на олене, запряженного в легкие, ни при каких обстоятельствах не опрокидывающиеся саамские сани-керёжи.

Необыкновенный вид «письменности» представляет собой и классическая самобытная счетная саамская вышивка бисером, которую необходимо мочь просматривать. Мотивы бисерных композиций Нового времени складываются из вариаций несложных элементов – треугольников, ромбов, квадратов, полукружий, завитков, кружков, крючков, гребней, волнистых линий и прямых. В классические картинки вышивки мастерицы «вписывали» необычный «текст», где шифровались имя хозяина, путь к погосту и другие сведения.

Саами плели из корней предметы домашней утвари, вырезали фигурки людей, диких оленей и домашних, довольно часто изображали псов, орнаментировали искусно вырезанные кораблики, целые сцены охоты. Многие обиходные вещи и небольшую пластику саамы изготовляли из кости, плели из бересты короба, скатерти, шили сумки-кисы, пояса, ножны, парадную и повседневную оленью упряжь. Особенное художественное явление представляли собой классические изделия саамов, изготовленные из оленьего меха: печок, бузурунки, яры, каньги, рова, детские колыбельки.

В следствии культурного сотрудничества саами заимствовали у коми обувь – тоборки (пимы) и бурки, поменяв классические яры и каньги. Поменяли кроме этого классическую верхнюю одежду печёк на малицу, которая изготавливалась из замшевой выделки оленьего меха, была мягкой, более эргономичной и горячей, поскольку шилась с капюшоном.

Песенная культура сохраняла своеобразный темперамент. Готовых, отшлифованных временем песен не существовало. Певцы думали, что запоминать песню не нужно, ссылаясь на то, что в любой час смогут спеть новую, лучше прежней, исходя из этого песни саами исчезали и снова оживали в других импровизированных вариантах и вечно обновляющихся сюжетах.

В формировании художественной культуры поморов и ее локальных вариантов громадную роль сыграла изолированность от вторых поморских групп и другого северно-русского населения. Тесные контакты поморов с саамами, с карелами Кандалакшской губы содействовали выделению тех результатов сотрудничества культуры, каковые исследователи выяснили как поморский тип художественной культуры.

Его характерными чертами есть комбинаторика архаических разного рода и традиций исторических инноваций. Поморы сохранили художественные традиции северно-русской этнической группы во внутренней планировке жилищ, в одежде, в календарной и домашней обрядности, в развитии форм былинной поэзии, а также в сохранении элементов сказочности. Характерные показатели, определяющие неспециализированные черты художественной культуры поморов Кольского полуострова и дифференцирующие локальные отличия, выявляются при анализе архитектурных памятников, устного и обрядового художественного творчества, декоративно-прикладного мастерства.

Для поморов Кольского полуострова характерен прибрежно-родовой тип поселений. Один-два порядка крытых домов-дворов с воротами находились линиями на протяжении берегов реки приятель за втором. Древесные постройки поморы обильно украшали резьбой.

Внутреннее и внешнее убранство сооружения было связано с его конструктивными изюминками (скульптурное изображение конской головы на охлупне дома, декорирование наличников окон, причелин, подзоров карнизов, финишей выступающих бревен, крыльца, украшение красного угла, полатей, потолка, дверей, пространства голбца и т.д.).

Строительство церквей производилось правильно древнерусской архитектуры: шатровые, клетские, и одноглавые, более сложной конструкции. С 1862 по 1900 годы на Кольском полуострове было выстроено шесть церквей: Богоявленская в Ловозере (1862), Крестовоздвиженская в Поное (1871), Алексеевская в Еретиках (1874), восстановлен собор в Коле (1875), церковь в Харловке.

Художественное оформление было характерным при построении некрополей поморов. Они были двух видов: надгробия над грунтовыми захоронениями в виде «домиков», имитирующие жилище, и кенотафы – придорожные обетные, и столбики и поминальные «кресты», каковые делали кроме этого функцию оберега. В качестве меморативного сооружения время от времени выкладывалась ветхая лодка – обычай восходящий к старому культу, распространенному в погребальных обрядах других народов и норвежцев Европы.

Декоративно-прикладное творчество поморов включало изделия с резьбой по дереву, вышивки а также формы фигурного хлебопечения. Резьбой украшали жилые, хозяйственные, культовые постройки, суда, предметы быта, орудия промысла. Орнаментальные мотивы включали зооорнитоморфные – сирины, кони, львы, разные женские фигуры, и геометрические – розетки, звезды, ромбы, города, кресты.

Резьба имела защитно-волшебные функции, поскольку украшала не все предметы, а лишь те, каковые были связаны с обрядовой стороной жизни поморского населения. У поморов была распространена вышивка хлопчатобумажными, золотыми серебряными нитями, бисером и жемчугом. Украшали вышивкой одежду, скатерти, полотенца, декорировали головные уборы, другие изделия и платки.

Сюжеты орнаментов отражали древние религиозные воззрения славян.

Отмечается, что изюминкой устного поморского творчества есть наличие эпических жанров в сольной сказительной и сохранение эпической традиции в сказочных формах. Былины, баллады, вымышленные песни, небылицы, скоморошины в развитых вариантах были распространены на Терском берегу.

Они отличаются от эпических произведений вторых поморов по фактуре и сюжетам, но одновременно с этим имеют неспециализированные традиции, что разъясняется историко-культурными связями поморов этих берегов со средневековыми традициями северных территорий России. Стиль терских эпических старин определяет включение в повествование таких элементов, как бытовых реалий и описания природы. Сказки поморов, как эпические монументы, сохранили общерусскую и северно-русскую традицию.

Вместе с тем их своеобразие содержится в том, что они впитали в себя кое-какие сюжеты устного творчества саамов, к примеру, переняли содержание некоторых лопарских сказок. Русские поморские сказки неоднородны. Громаднейшее распространение взяли чудесные, сказки и сатирические сказки о животных.

Развивался семейно-бытовой цикл поморских песен, укрепилось независимое значение игровых песен с драматургическим содержанием; лирические песни, ранее включенные в обрядовые действия и хоровые жанры, в Новое время стали обладать определённой свободой, «нередкие» песни при маленьком, но разнообразном сюжете слагались из нескольких мотивов, сюжетно не объединённых. Песни исполнялись в любое время: на посиделках, при исполнении домашней работы, на отдыхе, на гуляньях и т.д.

Музыкально-интонационная база песенных жанров сохранялась.

Календарные обряды поморов, сохранившие архаические черты восточных славян, купили новые качества. В связи с адаптацией в новых климатических условиях в них сформировался промысловый оттенок.

Устное народное творчество имело огромное значение кроме этого и в мастерстве коми-переселенцев, снабжая сохранение классической культуры и расширяя тем самым развития и возможность адаптации в новых условиях без потери собственной самобытности. Народное поэтическое творчество коми-ижемцев, включало в себя мифы, легенды, предания и сказания, количество которых мало.

Характерной изюминкой эпоса коми есть органическое слияние собственного национально-локального и элементов эпоса вторых народов: так в сложении ижемского эпоса эксперты отмечают активное участие пермских, угорских и самодийских народов. Достаточно, к примеру, сопоставить смелое сказание «О богатырском сватовстве», составляющем базу коми-ижемского «Хозяина Керча-реки», с эпическими произведениями пермяков «О сватовстве Кудым-орша» и ненецкий «сюдбабц», дабы убедиться в этом.

Локальность сказаний говорит о древних исторических корнях коми-ижемских произведений, об определенной принадлежности их к архаическим видам родоплеменного устного творчества. Сюжетный состав коми сказаний, их главные художественные образы разрешают делать выводы о необычном обобщенном воплощении содержания духовной культуры.

Прибывшие в регион коми-ижемцы сохраняли собственные народные произведения искусства (этнические сказки, мелодичные песни, ритуальные причитания, элементы декоративно-прикладного творчества и др.) дома. Их вкладом в региональную художественную культуру стало внесение некоторых новых традиций в материальную культуру саамов (изменение разработки обработки меха, идеальные методы изготовления замши, строительство домов и церквей, новые образцы моделей классической одежды), и привнесение новых форм музыкального творчества (традиций хорового пения, музыкального сопровождения и т.д.). Но из-за их маленького состава, ограниченного временного цикла, из-за влияния муниципальный культуры центральной России действие выяснилось малым.

Так, культура Кольского Заполярья в Новое время обогатилась творчеством новых этносов и тут складывался неспециализированный полиэтничный интегративный тип региональной культуры и ее художественные системы.

Тема: Коммунистический цикл развития культуры Мурманского региона

Замысел

1. Первый период ускорения модернизации культуры региона. Политико-экономическая модернизация Кольского полуострова.

2. Антропологические трансформации (3 цикла смены населения). Главные урбанизационно-промышленные и научные процессы.

3. Становление Кольского научного центра РАН и результаты его деятельности.

4. Развитие военно-морского и рыбацкого флота.

5. Роль идеологии в социокультурных трансформациях.

6. Становление образовательных и просветительских сфер культуры.

7. Соотношение классического и опытного мастерства в 20-30 годы XX века.

8. Роль репрессированных и спецпереселенцев в становлении советской социокультурной совокупности Кольского полуострова.

9. Персонология храбрецов Кольского Заполярья. особенности и Культурное наследие советской мифологемы преобразований 20-40 годов.

10. Культура армейского времени и ее региональная специфика.

11. Второй период развития культуры Мурманской области. культурное строительство и Природные ресурсы 50-80 годов. Черта субъектов культурной деятельности.

12. Динамика промышленной, научной, духовной, художественной, культуры.

13. Будущее классических этнических культур.

14. интеллигенция и Образование 60-80 годов. Персонология.

15. Особенности регионального культурного наследия советского времени и его роль в развитии культуры страны.

Главное содержание

Коммунистический период для Мурманского региона был связан со большими переменами в образе жизни и составе населения северных обитателей, огромными промышленными и культурными преобразованиями, с развитием опытного мастерства. C 20-х годов началась индустриализация региона. Урбанизационно-промышленные и научные процессы в маленький срок стали причиной превращению края в один из самых развитых районов СССР.

Активизировалось градостроительство, на которое прибыло около двух тысяч трудармейцев, по главным замыслам сооружались индустриальные города Хибиногорск, Кандалакша, началось строительство Мурманска.

Революция принесла трансформации в жизни переселенцев и саамов. Строительство железной дороги поменяло ландшафт местности, затрагивало территории оленьих пастбищ и ранее недоступные для посторонних угодья, нарушало для оленеводческих хозяйств и кочевых народов экономику и экологию.

В это время Кольский полуостров стал интенсивно заселяться, и саами неспешно стали ослаблять собственное влияние на формирование неспециализированных культурных традиций в регионе, уступая позиции скоро растущему русскому населению. Всестороннюю помощь кольским саамам и вторым северным населениям украины оказывал Комитет содействия формированию малых народностей Крайнего Севера, решавший многие вопросы хозяйственной, политической и культурной жизни северян.

Культурная революция в тундре началась с ликвидации неграмотности среди саамов. Данный процесс шел весьма медлительно, потому, что затруднялся целым рядом факторов: кочевым ведением хозяйства, дефицитом учительских кадров, непониманием значения учебы среди оленеводов. Стали трудиться школы, избы-читальни, каковые в 20-е годы являлись центрами всей культурной жизни тундры.

Громадное значение имело кроме этого открытие в Ленинграде Университета населений украины, из которого на Кольский полуостров начали возвращаться выпускники (1930-1941). В первой половине 30-ых годов XX века была введена саамская письменность. Обучение в вузах и школах сближало людей и создавало землю для сотрудничества и взаимопонимания, обмена культурными сокровищами, будило и развивало интерес к изюминкам различных культурных традиций.

Неспециализированная образовательная и культурная подготовка создавали условия для создания целостной региональной новых и культуры традиций.

В 30-е годы Конечный Север начал превращаться в главную территорию ссылки репрессированных граждан и спецпереселенцев, что быстро поменяло состав населения и практически начало формировать новые базы будущей экономики, что не имело возможности не сказаться на состоянии всей культуры региона. Среди спецпереселенцев, высланных в Северный край, было много грамотных людей: ученые, доктора, учителя, инженеры, техники, артисты и другие творческие эксперты.

Они формировали в местах поселения собственную особую воздух судьбы, не смотря на то, что первоначально эти необычные очаги культуры не оказывали сильного влияния на культуру региона. С окончанием сроков нахождения в спецлагерях, при освобождении, а позднее и реабилитации, многие оседали во снова отстроенных ими же посёлках и городах, становились личностно-креативным источником тех трансформаций, каковые проявились в культуре уже с 40-х- 60-х годов. За 20-летний период освоения достатков Кольского полуострова как благодаря прибытию завербованных на производство строительных, горнодобывающих, вторых работ по освоению края, так и прибытию большого числа репрессированных, спецпереселенцев население Мурманского края увеличилось практически в 23 раза[25].

Изюминкой трудового применения спецпереселенцев Мурманского края есть то, что их труд был применен в развитии тех отраслей хозяйства, которых до 1930 года не было в Мурманском которые стали и округе фундаментом для развития производительных сил на Кольском полуострове в последующие годы (горно-химическая индустрия, энергетика, сельскохозяйственное производство, развитие рыбного флота и т.д.). Закладка фундамента новой индустриальной культуры Мурманского региона связана с деятельностью спецпереселенцев и приезжих энтузиастов с формированием развитой муниципальный культуры, человеческий модус которой отличается особенной нотой суровости, доброжелательности и сдержанности.

Подчеркивается, что изюминкой Мурманска есть его развитие как города-порта со своей морской культурой (порт, морское пароходство, ядерный ледокольный и рыболовецкие флота, рыбокомбинат, арктическая геологоразведка, НИИ – Полярный университет морского океанографии имени и рыбного хозяйства Н.М. Книповича (ПИНРО). Мурманск был и остался кроме этого наибольшей военно-морской базой страны.

Эти события предопределили главные профессии жителей, а эксперты с высшим образованием стали составлять большую часть трудящихся. В послевоенные годы начался других воссоздания городов и процесс Мурманска как больших экономических, научных, образовательных и художественных центров. Глубокое изменение культурного пространства Кольского Заполярья связано с возникновением новых городов.

Становление личностно-креативного типа культуры стимулировало относительную автономизацию художественной культуры в совокупности культуры и порождало необходимость в особых механизмах управления процессами сотрудничества художественного потребления и художественного производства. Самоорганизация художественной судьбе повлекла за собой создание новых институциональных форм, и функционирование художественной критики и развитие наук, изучающих х

История России. Эпоха преобразований Петра I. Выпуск 31


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: