Великий исход

Хронология и даты значимых военных событий

Первая мировая породила ужасный термин «беженство», но и век спустя это явление не кануло в лету. Сейчас мы можем фактически в прямом эфире замечать, как много тысяч людей бегут от войны. Но мало кто не забывает, что такие же вереницы изгнанников, начиная с 1914 года, брели по почвам России, соединяясь в людские реки.

Одна из столичных газет военной поры назвала это явление «Великим Финалом».

Пара миллионов беженцев из западных окраин – таковой была изнанка Великой войны.

Организация, а правильнее её отсутствие

История беженства в годы Первой Мировой условно делится на пара этапов. На протяжении первого из них, завершившегося весной 1915 года, вынужденные переселения носили в основном стихийный темперамент и ограничивались западным порубежьем.

Кризис на фронте и последующее «Великое Отступление» в течение всего лета и осени сопровождались значительно более массовыми депортациями. 2 марта следующего, 1916 года были утверждены главой МВД А. Н. Хвостовым и опубликованы «Руководящие положения по устройству беженцев». Они закрепили опыт организации вынужденных оказания и переселений помощи их участникам. Статья 15 данного документа гласила:

«Нуждающимся беженцам оказываются, сообразно местным событиям иимеющейся потребности, следующие виды помощи: 1) бесплатная, за счёт казны, перевозка по водным путям и железным дорогам…».

В конечном итоге же начиная с осени 1914 года вопросы транспортировки выдворяемых не через чур заботили местные власти.

Великий исход

Семейство беженцев в пути. Район Берёзы Картузской (территория современной Брестской области). 1915 год. Коллекция В. А. Богданова

К примеру, 14 октября 1914 года иудейскому населению гмины Гродзиск было приказано покинуть город в течение трёх часов без маршрутов пункта следования и указания назначения. Иудеи (всего порядка 4000 человек) брали детей, некий запас пищи и выходили на шоссе по направлению к Варшаве. Эта дорога проходила через соседнюю гмину Блоне, но тамошний бургомистр припугнул утопить беженцев и закрыл её.

Несколько была вынуждена двигаться по затопленным лугам.

Среди них были 110-слепой и летняя старуха старик, ведомый внучкой.

Дополнительной иллюстрацией к творившемуся тогда сумасшествию могут служить следующие факты. В мае 1915 года приказ по XVIII военному корпусу предписывал «гнать иудеев в сторону неприятеля», а в осеннюю пору того же года мэром Слуцка было строго не разрещаеться передвижение иудеев по дорогам, ведущим на запад.

ЖД паралич

В Могилёве, где в то время пребывала Ставка, были выгружены пара эшелонов беженцев-иудеев числом до 6000 человек. Им надлежало направляться на левый берег Днепра. Военное руководство не допускало их нахождения в черте города.

Для предстоящей эвакуации было собрано множество крестьянских подвод.

Но они за двое суток бесцельно простаивали на площадях и улицах города. Иудеи же слонялись по городу и не торопились приступать к погрузке. Помошник губернатора сумел начать её только важным ужесточением условий отправки, дав беженцам на сборы не более трёх часов.

Скоро последовательность подвод уже следовал через мост в заднепровское предместье Могилёва, Луполово. Наряду с этим в городе остались заложники из иудеев, позднее просившие о собственном освобождении.

Неимущим беженцам вправду надеялся бесплатный проезд по железной дороге по проходным свидетельствам, но сами они иногда стоили денег выдворяемым. В Новой Александрии Люблинской губернии, к примеру, за получение документа взимали по 30–50 копеек.

Беженский поезд – один из многих. Его пассажиров ожидал тяжёлый путь под открытым небом. Коллекция В. А. Богданова

Весной 1915 года последовательность армейских неудач армии на Юго-Западном фронте заставил её к отходу из западных губерний. Вкупе с эвакуацией их населения «Великое отступление» быстро затруднило работу транспортной сети. В декабре 1915 года начальник штаба Ставки генерал М. В. Алексеев признавал:

«Производившееся в августе и сентябре выселение мирного населения и последовавшая после этого перевозка его вглубь империи совсем расстроила ЖД транспорт…».

Сеть коммуникаций вправду функционировала на пределе возможностей. В ней появлялись тромбы из составов с беженцами, иногда получавшие черты локальной гуманитарной катастрофы. К примеру, в сентябре 1915 года недалеко от станции Речица скопилось порядка 58 поездов с 64 тысячами пассажиров-беженцев.

Для их пропитания в экстренном порядке требовалось выпечь не меньше 3150 пудов хлеба. У правительства Речицы, уже чуть снабжающих проживание нескольких тысяч переселенцев, не было кроме того теоретической возможности для этого. Северо-западнее, в привокзальных районах от Бобруйска до Минска, более 75 тысячам человек прекратили выдавать продовольствие.

Беженцы питались полусырым картофелем.

Как следствие, к Январю лишь на станции Минск было погребено 1893 беженца.

Открытка «Помогите беженцам», выпущенная в подмосковном Серпухове к одной из благотворительных акций в 1915 году

Бытописатель беженства в годы Первой Мировой Е. Шведер передавал в собственных рассказах чувство безнадёжности пассажиров одного из сотен аналогичных эшелонов:

«Долгий последовательность товарных вагонов отвезли на запасный путь и, казалось, забыли о них. Паровоз уехал, сопровождающие поезд кондуктора ушли, а люди из вагонов разбрелись по откосуи с тоскливою покорностью ожидают, в то время, когда, наконец, о них отыщут в памяти».

Целая тёмная полоса

Тяжёлым опробованием для переселенцев появились утраты в пути родственников, родных людей. Самый незащищённой категорией вынужденных переселенцев выяснялись дети. Отстав в дороге от своих семей или лишившись погибших родных, они выяснялись в намерено учреждаемых приютах.

В заполняемых их сотрудниками анкетах на подопечных малоправдоподобные сведения о родителях (к примеру, «папа в Америке») соседствуют с куда более распространёнными «папа на войне, мать погибла».

Иногда дети выяснялись в том месте и при живых родных. Восьмилетняя дочь гродненских крестьян-беженцев Вера Савчук трагически пострадала в пути, лишившись правой руки. Её мать 14 февраля 1916 года просила в Центральный обывательский комитет губерний Царства Польского о приёме девочки в приют, решившись на расставание окончательно для шанса выжить для дочери.

О родных девятилетнего беженца из Риги Игнатия Дикаса, погибшего от менингита в поликлинике св. Владимира села Богородское Столичного уезда, определить вовсе ничего опоздали…

Очень острой в беженской среде была неприятность здравоохранения. На втором году войны число беженцев и военнопленных в Российской Федерации дошло до 6 млн. Вместе с ними по стране распространились эпидемические болезни.

Они были зарегистрированы в 39 губерниях: брюшной тиф в 107 местах, сыпной — в 43-х и возвратный — в 25-ти.

Лагерь переселенцев – беженцы с фронта на пепелище в тылу. Коллекция В. А. Богданова

По словам очевидца событий — возможно, обитателя Поневежа Ковенской губернии,

«при выселении руководство показало конечный формализм. Ни тени сочувствия к больным, старикам, детям и женщинам. Выселяли богадельни и приюты.

Слепые, калеки, старики с трясущимися руками, старая женщина с котомками, все вталкивались в вагоны, битком набитые вещами и людьми. Больных уложили на открытые товарные платформы».

Смертность среди выселяемых в столь жёстких условиях следования выяснялась неизбежно высокой. Скончавшихся беженцев с лета 1915 года не запрещалось хоронить в братских могилах в соответствии с правилами, установленными для армий. Но и эта нужная с позиций этики и санитарии мера соблюдалась не всегда.

На подъездах к Гомелю с делавших остановку составов трупы погибших от холеры выбрасывались по ночам на полосу отчуждения. А на следующий сутки власти снова размещали эти тела по вагонам с беженцами, тем самым делая приказ хоронить умерших в пути лишь в местечке Новобелица за Гомелем. Управлению Общероссийских Земского и Городского альянсов поступали сообщения о необходимости устройства погребальных костров, помещений новых и организации кладбищ для карантина в окрестностях Гомеля.

Это не все тяготы, постигшие беженцев Первой мировой в пути и на местах. Тяжёлый рассказ о них продолжится в следующих публикациях.

литература и Источники:

  • Госархив РФ (ГА РФ). Ф. 579. Оп. 1. Д. 2011; ф. 9458. Оп. 1. Д. 165.
  • Центральный госархив г. Москвы (ЦГА М). Ф. 168. Оп. 1. Д. 1; ф. 1108. Оп. 1. Д. 4.
  • организация и Беженцы помощи им в связи с работами Особенного Заседания. Сост. М. И. Щепкин. М., 1916.
  • Друцкой-Соколинский В. А. На работе Отечеству: Записки русского губернатора, 1914–1918. М., 2010.
  • Курцев А. Н. Беженство // Российская Федерация и Первая мировая. Материалы международного научного коллоквиума. СПб., 1999.
  • Мурашко А. И. Деятельность подразделений жандармов по общественной безопасности и обеспечению правопорядка на железных дорогах Беларуси во второй половине XIX–начале ХХ вв. // Сацыяльна-эканамічныя і прававыя даcледаванні. 2008. № 2.
  • Нелипович С. Г. Генерал пехоты Н. Н. Янушкевич: «Германскую пакость выгнать с работы и без нежностей…» Депортации в Российской Федерации 1914–1918 гг. // Военный издание. 1997. № 1.
  • Прохоров Б. Б. Здоровье населения в Российской Федерации за 100 лет (1897–1997) // Российская Федерация в окружающем мире: 2000. Аналитический ежегодник. М., 2000.
  • Савицкий Э. М. Революционное перемещение в Белоруссии (август 1914–февраль 1917 гг.). Минск, 1981.
  • Солодков Т. Е. Борьба трудящихся Белоруссии против царизма (1907–1917). Минск, 1967.
  • Фрумкин Я. Г. Из истории русского еврейства (Воспоминания, материалы, документы) // Книга о русском еврействе: от 1860-направляться годов до революции 1917 г. М., 2002.
  • Шведер Е. Беженцы. Рассказы из великой войны. М.; Рига, 1915.

Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: