Британцы на «бычьем ринге»: революция или бунт?

История Первой Мировой была бы неполной без упоминания некоторых ужасных эпизодов, конкретно не связанных с военными действиями, каковые до сих пор редко попадают на страницы официальных описаний этого конфликта, созданных в различных государствах.

Такими эпизодами являются, к примеру, бунты (и их последствия) среди армий Антанты и Тройственного альянса. Фактически, мятеж в одной из частей Петроградского гарнизона в 1917 был одним из главных эпизодов Февральской революции в Российской Федерации, а с выступления моряков в Киле год спустя ведёт собственное начало Ноябрьская революция в Германии. Бунты случались во французской и австро-венгерской армии, беспокойства были и среди воинских контингентов других государств.

Помимо этого, во всех армиях офицеры и солдаты совершали разные менее нарушения дисциплины и тяжкие проступки, за каковые подвергались наказаниям со стороны собственного руководства, судов и военной полиции.

Вид английского лагеря в Этапле, снимок от 18 ноября 1915 года

Подобные солдатские выступления затронули и английскую армию. Так, за годы Великой войны, по информации из официальных источников, около 3000 английских военнослужащих были приговорены армейскими трибуналами к смертной казни за дезертирство, трусость, неподчинение распоряжениям, сон на должности и самовольный уход с него, и за отказ от исполнения работ и принуждение по отношению к сослуживцам.Британцы на «бычьем ринге»: революция или бунт? Реально был казнены 306 приговорённых (а также два офицера), наказание для остальных было смягчено.

Конечно, не считая смертных решений суда трибуналы выносили и другие, менее жёсткие, счёт которым шёл на десятки тысяч.

В 1917–1919 годах, в то время, когда силы обеих сторон конфликта были исчерпаны совсем, по английской армии с новой силой прокатилась волна выступлений, связанных, в первую очередь, с недовольством от условий работы либо возмущением от придирок руководства. Подобные жалобы, и рост числа нарушений дисциплины разъяснялись, в общем, усталостью от войны и острым жаждой поскорее закончить её.

Карта английской военной базы в Этапле

Большинство выступлений случилась уже по окончании Компьенского перемирия 1918 года из-за недостаточной, с позиций воинов, отправки частей и скорости демобилизации к себе, и из-за опасений, что их смогут перебросить в Россию. Беспокойства были отмечены и среди частей из доминионов (самый узнаваемый случай – мятеж канадцев в лагере Кинмель в Уэльсе в июне 1919 года). Продолжительное время подробности этих солдатских выступлений были сохраняються в тайне, и только в 70-х годах прошлого века правительство Англии официально признало, что подобного рода инциденты вправду имели место.

Один из мятежей, в частности столкновения воинов с военной полицией на английской базе недалеко от французского города Этапль, привлёк особенное внимание публики во второй половине 70-ых годов двадцатого века, потому, что этому событию была посвящена нашумевшая книга Уильяма Аллисона и Джона Фэйрли «Мятежник с моноклем» («The Monocled Mutineer»). Выход книги стал причиной кроме того парламентский запрос депутата-лейбориста Эрика Мунмана в адрес военного министра о материалах дела. В ответе сообщалось, что все отчёты по расследованию мятежа были давным-давно стёрты с лица земли.

Через десятилетие по окончании выхода книги телекомпания BBC продемонстрировала основанный на ней четырёхсерийный художественный телефильм, что подвергся критике известного английского военного историка Джона Кигана. Помимо этого, исторический консультант съёмочной группы Джулиан Путковски (создатель последовательности работ, посвящённых системе и мятежам наказаний в английской армии начала XX века) поспешил откреститься от ответственности за неточности и объявил, что его рекомендации не принимались во внимание создателями фильма. Что же это за событие?

Тренировка армий на «Bull Ring» в зоне дюн между Этаплем и Камье

В первую очередь, нужно подчернуть, что французский город Этапль не просто так стал местом мятежа. Данный маленький населённый пункт с населением около 10 тысяч людей, расположенный на побережье Ла-Манша южнее Булони, был одним из больших перевалочных пунктов английского экспедиционного корпуса. Через него с июня 1915 по сентябрь 1917 гг. прошло свыше миллиона солдатах, каковые размещались на базе в т.н.

Infantry Base Depot – частях, занимающихся подготовкой, распределением и формированием пополнений для фронта.

База в Этапле сыграла ключевую роль в наступлении 1917 года. Около были развёрнуты лагеря и госпитали для выздоравливающих, в «учебках» происходило переформирование батальонов, понёсших важные утраты в битвах. Собранные тут воины, как новобранцы, так и вышедшие из военного госпиталя ветераны, должны были пройти достаточно ожесточённую двухнедельную тренировку на т.н. «Bull Ring» – «Бычьем ринге».

Он воображал собой огромную территорию вдоль берега моря между Этаплем и соседним городом Камьер, покрытую площадками для физподготовки, полосами препятствий, маршрутами для продолжительных переходов в песчаных дюнах и т.д.

Жёсткие тренировки, проблемы и скудное питание с получением увольнительной в город сочетались с величайшей переполненностью лагеря. Казармы, предназначенные для отдыха, и территория рядом с мостами через ЖД дороги, каковые вели в город, всегда были полны народу в воскресенье днём, потому, что тренировок по окончании необходимого богослужения не бывало.

Купание воинов в море недалеко от Этапля, сентябрь 1917 года

Воскресенье 9 сентября 1917 года не было исключением. Кроме этого традиционно военная полиция имела приказ держать мосты свободными от людей, и традиционно воины пробовали этому приказу сопротивляться. В данный сутки один из унтер-офицеров предотвратил полицию, что воины из новозеландской «учебки» собираются напасть на милицейский барак, дабы высвободить одного из собственных, арестованного ранее за какой-то проступок.

Милицейский не приняли эти слова всерьёз, поскольку им уже неоднократно доводилось такое слышать. Вправду, наступление так и не было осуществлено, но то, что случилось позднее, имело значительно более важные последствия.

В три пополудни полиция арестовала по подозрению в дезертирстве новозеландского артиллериста, что не оказал сопротивления и позднее утверждал, что был задержан необоснованно. Недоразумение разрешилось достаточно скоро, и он был отпущен, но арест был увиден вторыми воинами, среди которых распространились «эмоции против полиции». К четырём часам начала планировать масса людей, а в следующие полчаса к ней присоединились воины, возвращавшиеся с кинопоказа.

Масса людей купила угрожающие размеры. Новозеландцы, прямо потребовавшие отпустить артиллериста, были допущены в милицейский барак, дабы удостовериться, что пленник уже давно высвобожден.

Это откровение пришло через чур поздно. Масса людей выплеснулась на мост, где между одним из милицейских и воином-австралийцем случилась перепалка. В ходе выяснения взаимоотношений милицейский пара раз выстрелил в сторону напиравшей толпы, убив капрала шотландских горцев по фамилии Вуд и ранив находившуюся на другой стороне моста француженку.

Масса людей была разъярена, в полицейских полетели камни.

Физподготовка солдат на «Bull Ring»

Но, продолжать потасовку с полицией захотели не все – как сообщают свидетели, многие воины по требованию начальников и унтер-офицеров возвратились в размещение собственных частей. Другие, числом до тысячи человек, всё-таки прорвались в город, в котором в первую очередь начали преследовать чинов военной полиции.

Показания свидетелей и сохранившихся документов во многом расходятся – так, например, имеется позднейшие воспоминания о том, что пострадал и штаб начальника базы бригадира Томсона. Сам он, по утверждению некоторых, был чуть ли не выкинут в реку, а в его офицеров, убежавших в сторону станции, полетели камни, и они спаслись, запрыгнув на проходящий поезд.

Но офицер, руководивший отправленным на место происшествия отрядом из 50 новозеландских воинов, вооружённых ружьями с примкнутыми штыками, но без патронов, вспоминал, что масса людей около полицейского барака в лагере была «достаточно негромкой». Этого не было возможности сообщить об ушедших в город маори, «каковые задали жару», пробуя вместе с шотландцами прорваться в кафе, где, как они считали, укрылись милицейский.

Данный новозеландский лейтенант, Рэндольф Грей, пробился через толпу к полковнику, что увещевал солдат перед входом кафе и в запале замахнулся собственной тростью на появившегося перед ним лейтенанта. Один из здоровяков-маори срочно схватил полковника и закричал, что убьёт его за то, что тот ударил новозеландского офицера. Но лейтенанту удалось успокоить и воина, и толпу, которая по окончании обещания полковника забыть обиду эту выходку скоро растаяла.

Но воины не прекращали попыток прорваться в город. На двух подступах и мостах к ним были развернуты пара постов неспециализированной численностью в 220 человек, а из «учебок» прикомандировали офицеров, каковые должны были убедить солдат успокоиться. Лейтенант Чарльз Миллер, руководивший пикетом на одном из мостов, вспоминал, что его отряд (также, кстати, не имевший боевых патронов) легко заворачивал группки по два-три воина.

Но собравшаяся громадная масса людей влёгкую опрокинула пикет, сбившись в плотную массу и действуя наподобие игроков в регби. Охрана была сметена, и, по словам Миллера, «Томми Аткинс свалил за собственной выпивкой». Так повторилось пара раз, а позже на мосту уже никого и не пробовали задержать.

По окончании полуночи охрана была снята.

Прибытие армий на квартиры в Этапльский лагерь

В аналогичных случаях неизменно возможно беспокоиться за дам. Мисс Лирд из канадского женского запасного корпуса, трудившаяся водителем в Этапле, обрисовывала, как громадная масса людей мужчин собралась у женских бараков и потребовала, дабы дамы (это были в основном медсестры) срочно вышли к ним. Всех обитательниц, числом до 500 человек, руководство срочно собрало в один из бараков, приказав петь церковные гимны.

сестра и Офицер корпуса из Красного Креста совершили переговоры с толпой, убедив её разойтись.

К 9 часам вечера город был очищен от воинов, а через лагерь и полчаса погрузился в тишину. Воскресенье было первым и, пожалуй, самым напряжённым днём мятежа.

На следующий сутки в лагерь прибыл генерал Джозеф Ассер, нёсший ответственность за территорию снабжения английских армий. Он распорядился усилить охрану лагеря и начать расследование проишествия. Обстановка опять накалилась, в то время, когда поступила информация, что пара сот людей, разъярённых смертью капрала Вуда, собираются покинуть лагерь, дабы продолжить охоту за милицейскими.

В течение дня офицерам базы пара раз удалось уговорить большие толпы мирно разойтись. Примечательно, что, не обращая внимания на происходившее в лагере брожение, работа больниц по приёму раненых, и «учебок» по отправке пополнений на фронт не прерывалась.

Отряд воинов из корпуса военной полиции на протяжении инспекции руководства. Лагерь в Этапле, декабрь 1916 года

11 сентября руководство лагеря и намерено прибывшие высшие чины, а также командующий военной полицией генерал-бригадир Уильям Хорвуд, сделали вывод, что нужно подкрепление, потому, что находившиеся на постах воины из «учебок» фактически не мешали перемещениям мятежников из лагеря в город и обратно.

В данный же сутки случилось событие, которое позже послужило предлогом для трибунала с вынесением смертного решения суда. Капитан Уилкинсон свидетельствовал перед лицом армейских судей, что он «…11 сентября был начальником пикета из 150 вооружённых и 50 невооружённых людей на мосту через реку Канш из Этапля на Парижский пляж. Около 9 часов 15 мин. вечера приблизительно 80 человек, выйдя из Этапля, вступили на мост, кое-какие из них были вооружены досками и палками.

Пикету не удалось не допустить их переход через реку». Обвиняемый, капрал Джесси Робарт Шорт, по словам Уилкинсона, вышел из толпы, и, пока капитан укорял собственных людей за невыполнение приказа «находиться прочно», начал «разглагольствовать перед воинами пикета, что им-де необходимо накинуть верёвку на шею этого …, привязать к ней камень и скинуть его в реку». Шорт кроме этого призывал солдат не слушать собственного офицера.

Через пара мин. Уилкинсону при помощи собственных людей удалось арестовать капрала.

Воины из корпуса военной полиции верхом. Лагерь в Этапле, декабрь 1916 года

Слова Шорта, в принципе, имели возможность произвести некоторый эффект. Уже упоминавшийся лейтенант Миллер потом вспоминал, что был серьёзно обеспокоен тем, что постовым уже раздали либо смогут раздать снаряды, потому, что кое-какие из них имели возможность симпатизировать мятежникам.

12–14 сентября были произведены важные перемещения в лагеря. Кое-какие части были выведены с территории базы и направлены на фронт либо же переведены в другие лагеря. Пара раз громадные толпы воинов выходили и возвращались в лагерь, но все столкновения между ними и вооружёнными пикетами прошли без жертв.

К лагерю были стянуты силы т.н.

Почётной артиллерийской роты (Honourable Artillery Company), полка Королевских уэльских фузилёров и Манчестерского полка, подкреплённые отрядом военной полиции.

Рядовой-валлиец по фамилии Томас писал в личном ежедневнике, что людям из этих подразделений «…было назначено пребывать по углам тренировочной площадки. стрелки и Пулемётчики были размещены около плаца.

По мере того как части прибывали в том направлении из различных бараков в простое время утром с 7:30 до 8:30, различные унтер-офицеры и уорент-офицеры … в недвусмысленных выражениях растолковывали воинам, что может случиться, в случае если тут будут ещё какие-то радостные дела». «Мы слышали, – додаёт Томас, – как уорент-офицеры говорят в собственных отрядах, что если они не будут вести себя как направляться, то войска, окружившие базу, откроют огонь, в то время, когда руководство прикажет. Это, думается, смогло утихомирить всех, и не смотря на то, что мы были тут четыре дня, ничего необыкновенного так и не случилось».

Плакат cо легко поменянными словами известного детского стишка на ЖД станции в Этапле, март 1917 года. Прозаический перевод: «Умный ветхий филин жил на дубу; чем больше он видел, тем меньше он сказал; чем меньше он сказал, тем больше он слышал; воины должны подражать данной ветхой птице!»

Армейский издание командующего базой зафиксировал финал мятежа: «50–60 человек вырвались из лагеря, но были арестованы в Этапле». Затем уже ничего не происходило, и руководство занялось поиском виновников.

Спустя семь дней, к 22 сентября, обвинения были предъявлены 53 военнослужащим, из которых лишь четыре человека, включая уже упоминавшегося капрала Шорта, предстали перед трибуналом как раз как мятежники. Шорт был казнен в Булони 4 октября, остальные трое взяли по 10 лет каторги. Ещё 10 человек взяли год исправительных работ в колонии, другие 33 были подвергнуты т.н. «полевым наказаниям №1 и №2» от семи до 90 дней.

Первое заключалось в приковывании воина с туго связанными ногами наручниками к какому-либо неподвижному объекту (врытый в почву столб либо древесный крест, время от времени пушечный лафет) на два часа в сутки в любую погоду. При втором на ноги и руки кроме этого налагались кандалы, но без приковывания к столбу. Оставшиеся пара военнослужащих были оштрафованы либо понижены в звании.

Английские полководцы, и прежде всего командующий Английским экспедиционным корпусом генерал-фельдмаршал Дуглас Хейг, также сделали определённые выводы из случившегося. Изматывающая солдат ожесточённая совокупность тренировок на «Бычьем ринге» была, по сути, отменена, кроме этого пара смягчили режим выхода в город и на пляжи к морю. Но были предприняты большие упрочнения чтобы известия о мятеже не стали известны журналистам, и продолжительное время эти события были окутаны самыми домыслами и разными слухами.

Колонна английских солдат в лагере в Этапле. Рисунок Гертруды Лиз

Мятеж в Этапле взял различные трактовки в историографии. По одной версии, это было спонтанное выступление, вызванное недовольством условиями судьбы воинов в лагере. Основной исторический источник в этом случае – все те немногочисленные воспоминания и официальные документы, что дошли до нас.

Джулиан Путковски в собственных работах выделил, что нет никаких свидетельств заговора либо попыток воинов создать какие-то особенные формы самоуправления наподобие солдатских советов в Российской Федерации. Целый мятеж заключался, по сути, в несанкционированном переходе воинов по мостам из лагеря в город либо из города на пляж и попытках избить некоторых чинов военной полиции. За целый мятеж было всего три жертвы – убитый шотландец Вуд, раненая француженка и расстрелянный Джесси Шорт.

Схватки на мостах же заканчивались, как максимум, синяками.

Вторая версия гласит, что мятеж, не смотря на то, что и начался спонтанно, после этого был возглавлен мошенником и ловким авантюристом по имени Перси Топлис. Эту версию выдвигали в собственной книге Аллисон и Фэйрли.

Но она, не обращая внимания на всю привлекательность, несостоятельна – как подчёркивают историки, к примеру Джулиан Путковски, Дуглас Гилл и Глоден Даллас, нет никаких свидетельств участия в мятеже этого вправду существовавшего преступника, как нет и следов какого-либо одного явного вожака среди осуждённых. Топлис вправду в годы Первой Мировой попал в английскую армию и позже убегал из неё, но его часть была весьма на большом растоянии от Этапля на протяжении мятежа.

Третья версия, которую выдвигают по большей части левые публицисты и историки, пребывает в том, что мятеж в лагере под Этаплем стал закономерным итогом классового разделения английской армии – так, против бунтующих были брошены элитные офицерские части, в первую очередь Почётная артиллерийская рота, и классового характера всей войны в целом. Кое-какие свидетельства намекают, что воины вправду имели возможность высказывать какие-то левые взоры.

Так, капитан Уилкинсон вспоминал, что к палкам, которыми размахивали воины, были привязаны лоскуты различных цветов, среди них и красные. Но, Наверное, это однако случайность.

Как бы то ни было, мятеж в Этапле был и остаётся одним из редких случаев массового неповиновения распоряжениям в английской армии за целый ХХ век. Возможно, «Томми Аткинс» вправду устал вести войну. Он желал отдыха, выпивки, дам и билет к себе.

Иллюстрации забраны с сайта Имперского военного музея iwm.org.uk

Перечень использованной литературы:

  1. Field general court martial. Catalogue reference: WO 71/599 (http://www.nationalarchives.gov.uk)
  2. Gill D., Dallas G. Mutiny at Etaples Base in 1917 // PastPresent. No.69. (Nov., 1975). PP. 88–112
  3. Lamb D. Mutinies: 1917–1920 (https://libcom.org)
  4. Putkowski J., Sykes J. Shot at Dawn: Executions in World War One by Authority of the British Army Act – Barnsley, England: PenSword, 1999
  5. Putkowski J. Mutiny at Etaples (http://www.shotatdawn.org.uk)

Знакомьтесь — SIDER!


Похожие статьи, которые вам понравятся:

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.