Category Герои войны

История в цитатах: «мы лишь пылинки…»

Герои войны

«Мы только пылинки, осевшие в ночи на карту мира…»

Уинстон Черчилль по окончании Тегеранской конференции
1 декабря 1943 года

Полная изоляция города, а тем более целого страны — само по себе событие из последовательности вон выходящее. «Тегеран был полностью отрезан от воздушного сообщения, телеграфа, дорожных и ЖД коммуникаций; было полностью прекращено вещание тегеранского радио и закрыта иранская граница. Практически вся страна была отрезана от всей земли», — вспоминал о событиях финиша осени 1943 года иранский автор А. Хамзави.

Но и обстоятельство тому была веской: начальники Англии, США и СССР в первый раз встретились совместно. Арестанты на Тегеранской конференции договорённости должны были сломать фашизму хребет.

27 ноября борт номер один C-54 Douglas президента Рузвельта приземлился на советском аэропорте. Глава Соединённых Штатов только единожды переночевал в американской резиденции, разместившись после этого в главном строении советского консульства в Тегеране. Бытует версия, растолковывающая такое ответ тревогой Рузвельта за собственную жизнь ввиду угрозы покушения.

Сам президент утверждал, что стремился этим жестом расположить советских союзников к доверию.

Так или иначе, Сталин взял возможность разговаривать с Рузвельтом с глазу на глаз в отсутствие английского премьера.

Read More

Жизнь и деяния васко да гамы: все дороги ведут в индию

Герои войны

…В то время, когда б Гомера воскресили всевышние,

Его б кифара Эгаша прославила.

Прославила бы храбрецов темнооких,

Двенадцать португальских кавалеров.

А славный Шума, воин и мореход,

Энеев щит наследовать хорош.

Луиш де Камоэнш, «Лузиады», песнь I, стих 12

В то время, когда заходит обращение об эре Великих географических открытий, по обыкновению первым вспоминают Колумба, после этого – Магеллана, и только позже – Васко да Шуму. географии преподавателей и Большинство истории сообщат, что был он португальским мореходом и известен за счет того, что проложил для потомков и современников морской путь в Индию. Советские историки, традиционно осуждавшие колониальную политику европейских стран, ставили да Шуму в один последовательность с испанскими конкистадорами и, отмечая его несомненные заслуги как первопроходца, «обличали» его как жадного, безжалостного палача, принесшего горе и смерть в негромкий и заповедный мир сказочного Востока.

Непременно, частично они правы – Васко да Шума отнюдь не был благородным миссионером. Он не только достиг загадочной Индии, но совершил в том месте полноценную военную кампанию, завоевав для Португалии новые богатые колонии, и попутно содействовал формированию инновационных трансформаций в тактике морского боя.

Португалец был фигурой противоречивой, но его открытия идеяния по эпохальности и своему масштабу несоизмеримо превосходят те пара сухих строчков, каковые ему в большинстве случаев отводят в книжках.

Read More

Злой гений карфагена

Герои войны

«Массинисса сделался основателем нумидийского царства, и нельзя сказать, дабы выбор либо случай довольно часто ставили так удачно настоящего человека на настоящее место… он был одинаково способен пасть с абсолютной преданностью к стопам могущественного покровителя и беспощадно раздавить под ногами не сильный соседа».
Теодор Моммзен

Масинисса, первый царь Нумидии, был не только человеком, что подчинил собственной власти два народа собственной страны, но и тем, кто волею судьбы стал могильщиком могущественного соседа – Карфагена. Прожив девяносто лет, Масинисса покинул своим наследникам огромное царство. Каким запомнили этого выдающегося полководца его современники?

Нумидия

Пунические войны, в которых Древний Рим столкнулся с Карфагеном в III-II столетиях до н.э., затянули в собственный круговорот много иных народов, населявших в те времена древнее Средиземноморье. Одним из них таких народов были нумидийцы.

Нумидия – в древний период область в Северной Африке на территории современных Алжира и Туниса, ограниченная с севера Средиземным морем. Во времена Пунических войн Нумидию населяли два народа: массилы и масаэсилы. Столицей массилов была Цирта, на месте которой сейчас находится алжирский город Константина.

На западе массилы граничили с масаэсилами, а на востоке – с карфагенянами.

Read More

Жизнь и деяния васко да гамы: приносящий бурю

Герои войны

В случае если первый поход к берегам Индии Васко да Шума совершал во главе маленькой флотилии из 4 судов, в повторном плавании под его началом была уже целая армада. Время дипломатических увещеваний прошло. Маврам и их индийским союзникам предстояло испытать на себе воздействие португальской корабельной артиллерии.

К родным берегам

Любимых храбрецов величая,

Гирлянды нимфы резвые сплетали

И, с гордой розой лавры сочетая,

Потомков Луза щедро увенчали.

После этого, к своим супругам припадая,

верности и Обет любви им дали,

Сообщив, что смерть и жизнь,

несчастья, беды

Не властны над любви святой обетом.

Луиш де Камоэнш, «Лузиады», песнь IX, стих 84

Спустя пара дней по окончании отплытия из Каликута да Шума высадил на берег одного из пленников и передал ему письмо для заморина, в котором говорилось, что адмиралу бы хотелось вычислять всё произошедшее досадным недоразумением. Пленников же дон Васко обещался вернуть по окончании того, как продемонстрирует им Португалию и представит королю, чтобы они смогли убедиться, что португальцы – отнюдь не разбойники, каковыми их обрисовывали арабские торговцы.

Путь до побережья Африки был мучительным. За всё время экспедиции погибло от заболеваний либо погибло много моряков, так что на остальных ложилась дополнительная нагрузка.

Read More

Жанна д’арк: орлеанский миракль

Герои войны

Warspot публикуетцикл статей Андрея Мартьянова о Жанне д’Арк. С прошлыми частями вы имеете возможность ознакомиться тут, тут и тут. Материал публикуется в редакции автора.

Мы уже упоминали о том, что, несмотря на много книг, исследований и диссертаций по данной тематике, отечественные знания о Жанне очень ограничены — нет портретов, отсутствуют подробные описания наружности, дата рождения в точности не выяснена, хронология событий 1429–1431 годов разнится. Скажем больше — кроме того с её именем имеются определённые затруднения: современники ни при каких обстоятельствах не называли Деву конкретно Жанной д’Арк — в первый раз это имя появляется спустя 15 лет по окончании костра в Руане, на протяжении процесса по реабилитации, с написанием «quondam Johanna Darc».

В те времена было принято додавать к имени наименование местности, откуда происходили предки либо появился сам, и наименование родового владения — с частицей «de», «из»: де Бурбон, де Валуа, де Ре. Это не было строго дворянской привилегией, а потому какой-нибудь портной либо гуртовщик Жан родом из Труа имел полное право именовать себя Жан де Труа.

Были обширно распространены прозвища, достаточно отыскать в памяти мать Жанны, Изабеллу Роме, «римлянку», взявшую добавление к имени якобы по окончании паломничества к святым местам Рима. Топонимическая же приставка звучала как де Вутон, а местечек с таким заглавием в Лотарингии два — Вутон-О и Вутон-Ба, оба находятся в 7–8 километрах к северу от отчизны Жанны, деревни Домреми.

Read More

Три женщины карфагена

Герои войны

Древняя история сохранила много имен выдающихся карфагенян – полководцев, правителей, политический деятелей. Куда меньше известно о дамах Карфагена. Но среди них были те, память о которых сохранилась и через тысячелетия.

Три из них были так связаны с историей Карфагенской державы, что стали ее неотделимой частью.

Основательница Карфагена

У царя Муттона (он же Маттан либо Метон), правителя одного из старейших финикийских города Тира, жившего в девятом веке до н.э., было двое детей: сын Пигмалион и дочь Элисса, славившаяся собственной красотой. Муттон сделал собственными наследниками их обоих, но по окончании его смерти граждане Тира передали всю власть Пигмалиону. Принцесса Элисса стала женой собственного богатого и могущественного дядю Ахерба, жреца великого Мелькарта, главного божества Тира.

Повзрослевший Пигмалион был громадным стяжателем и захотел овладеть сокровищами храма Мелькарта. Но Ахерб, предвидевший такое развитие событий, шепетильно скрывал их местонахождение. Нетерпеливый Пигмалион, переступив через родственные узы, скоро злодейски убил дядю.

Он сохранял надежду, что оставшаяся в одиночестве сестра начнёт искать у него покровительства и защиты и сама принесет ему сокровища Ахерба.

По всей видимости, непременно Пигмалион лишил бы жизни и сестру, если бы та показала строптивость.

Read More