Нетипичный миллиардер

Обозреватель «КП» Александр Милкус побеседовал с весьма необычным банкиром
…Я забрал его на слабо:
— Роман Иванович, у меня тут коврик для йоги припасен. Имеете возможность продемонстрировать, что можете?

Авдеев поднялся с кресла, опустил голову на коврик, завел за затылок руки и, оттолкнувшись, вытянул вверх ноги в бордовых дорогих туфлях.

Гость Комсомолки Роман Авдеев, обладатель Столичного кредитного банка, поднимается на руки

В первый раз в жизни передо мной на голове стоял человек, чье состояние, по оценке издания Forbes, в текущем году составило 1,3 млрд. долларов.

…Я продолжительно уговаривал Авдеева на интервью. Дал согласие на встречу Роман Иванович лишь вследствие того что его банк организовывал в столичном парке имени Неприятного необыкновенный детский фестиваль «броские люди», и ему хотелось, дабы на него пришли как возможно больше семей.

— Роман Иванович…

— Роман…

— Понимаете, воспитание не разрешает мне обращаться к уважаемому и влиятельному человеку лишь по имени… — здесь появлялся запутан уже я. — Вы мне вот что сообщите: для чего вам нужен был данный фестиваль?

— Моему банку — Столичному кредитному — 20 лет. Хотелось сделать презент по этому поводу всем. Собрали самые увлекательные, кружки и необычные студии, дабы дети и взрослые определили — возможно еще заниматься чем-то, не считая спорта и музыки.Нетипичный миллиардер

Осознаю, научить чему-то за 2 — 3 часа запрещено.

Но возможно заразить на всегда.

У меня и в семье имеется такая традиция. В то время, когда у детей сутки рождения, они готовят подарки вторым детям.

«ВСЕ — ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ»

— У вас 23 ребенка — 19 приемных и четверо собственных…

— Мы не делим детей на собственных и приемных. Это отечественные с супругой дети.

— какое количество лет назад вы забрали первого сироту?

— Десять лет назад.

— Супруга была согласна либо это ваше ответ?

— Если бы супруга меня не поддерживала — была бы полная ерунда. Дети должны попадать в полноценную семью. Я благодарю за такое ответ мою жену Елену.

Даме значительно тяжелее, чем мужчине, принять в собственную семью чужого ребенка. Главное слово тут «принять». Она это сделала.

На ней лежит сильная эмоциональная материнская нагрузка. Ей кроме того физически непросто перед сном всех обойти и поцеловать.

— Но у вас имеется и взрослые дети. Возможно, не всех нужно целовать перед сном?

— Всех, кто с нами живет.

Меня довольно часто задают вопросы: как вам удается все успевать, поскольку дети отнимают столько времени? Мысль в том, что ребенку необходимо уделять не большое количество времени. Но уделять его тогда, в то время, когда требуется.

И ощущать, в то время, когда ты в действительности нужен.

— Послушав вас, кто-то сообщит — ну он богатый, ему по карману содержать такую ораву.

— Непременно. У моих детей десять воспитателей русских и четверо гувернеров из Англии. Это дело недешевое.

— Думаю, самым сложным было сделать первый ход — забрать первого ребенка. В то время, когда это случилось, как? В большинстве случаев приемные родители говорят так: побывали в Доме малютки, заметили крошку с безобидным лицом, и сердце екнуло…

— У меня все легко. В то время, когда я начал зарабатывать приличные деньги, показалась мысль помогать сиротам. Я общался со многими детскими зданиями — приезжал, давал деньги.

Но заключил, что такая помощь ничего не меняет: сама совокупность детских домов порочна.

Я неоднократно сказал: страна, в которой увеличивается число детских домов, сирот, в особенности социальных — тех, кто находится в интернатах при живых родителях, — будущего не имеет. Я задал себе вопрос: желаю ли я что-то сделать либо мне необходимо галочку поставить — дескать, приобрел одежду детям, обстановку, сделал их жизнь чуть лучше? Ответ был понятен.

Я человек прагматичный. В случае если что-то делаю — желаю, дабы это приносило итог. Выбор был в другом: готов либо не готов?

Вернее, моя семья готова либо нет? Мы были готовы.
Совсем сравнительно не так давно Роман и Елена Авдеевы усыновили еще троих грудничков. На фото слева — момент, в то время, когда они забирают из детской поликлиники одного из малышей.
«В ЛИЧНУЮ СУДЬБУ НЕ ЛЕЗУ»

— Я все пробую вывести на конкретику — дабы вы поведали историю первого усыновления. А вы уворачиваетесь.

— Я сознательно ухожу от ответа — это относится личной судьбе детей. Про себя я сказать готов. Вот в то время, когда будут задавать вопросы у них — они смогут говорить все что угодно.

Лишь на правах того, что я — их папа, говорить подробности усыновления не буду.

— Как редактор отдела образования «Комсомолки», я подготовил множество материалов о судьбах сирот в Российской Федерации. Но до сих пор не могу кроме того для себя ответить на таковой вопрос. По окончании разрушительной ВОВ было большое количество сирот.

Но для того чтобы количества детских домов не было. Жили весьма бедно, но детей разбирали по семьям родственники, друзья, чужие люди.
90-е годы были тяжелыми, но уж точно не такими разрушительными, как послевоенные. Но как раз в 90-е годы случился ужасный рост количества сирот, прежде всего социальных. В Российской Федерации открыли больше 800 детдомов.

Эту катастрофу нельзя объяснить лишь только тяжелым материальным положением. Что случилось?

— Случился распад личности.

— Война сплотила, а безвременье 90-х годов развратило?

— Я бы не сказал о 90-х годах. на данный момент далеко не 90-е годы. Состояние страны, экономики значительно лучше, чем десять лет назад.

А количество социальных сирот растет. Мой ответ таковой: общество утратило моральные ориентиры.

— Из-за чего?

— Должна быть национальная мысль. При коммунистах, при Советском Альянсе она была. При царизме была.

на данный момент национальной идеи, которая бы сплачивала общество, двигала его вперед, нет.

Человек не только и не столько биологический объект, он — духовное существо. Многие рожают детей в этот самый момент же их оставляют. У них и мысли не появляется, что это не хорошо.

Я говорил с главой опеки, которая трудится в органах социальной защиты 27 лет. Она говорила, что за эти годы лишь одна мама, по окончании того как отказалась, захотела вернуть ребенка. Кроме того определила, какие конкретно документы необходимы.

А позже все равно отказалась от данной идеи.

А это громадное территориальное образование, в том месте ежемесячно по 10 — 20 человек отказников!

— Хорошо, социальные университеты уничтожены. Но имеется же материнский инстинкт, заложенный природой!

— Не действует. На мой взор, должны функционировать законы морали. Я знаю большое количество историй про матерей-отказниц.

Любой раз поражает одно: покинув ребенка в роддоме, они не переживают по этому поводу.
Авдеев свободно садится в позу лотоса.
Для ДЕНЕГ?

— Что, на ваш взор, возможно сделать? Государство на данный момент вкладывает деньги в детдома, пробует их реорганизовывать, укрупнять, вводит патронатное воспитание. Омбудсмены — защитники прав детей — имеется в каждом регионе.

А результата нет!

— Я знаю, что в некоторых регионах хорошо платили за детей, которых брали в патронатные семьи. Позже сумму уменьшили — и сирот стали массово возвращать. Имеется кроме того такая история: мать-одиночка родила, отказалась, а бабушка отправилась и усыновила. Дабы приобретать деньги от страны.

Ребенок остался жить в семье, где он маме собственной не нужен.

Мы на деньгах повернулись.

Государство делает большое количество. Денег достаточно. Но решить проблему лишь финансированием в данной сфере безтолку.

Мне думается, все лежит в вопросах образования — школьного и дошкольного.

— А какая сообщение? Не хорошо учил математику — покинул ребенка в роддоме?!

— В том и беда, что у нас критерии обучения: прекрасно учил математику либо нет, сколько стихотворений можешь поведать, пишешь с неточностями либо без. Эйнштейн сообщил: Образование — это то, что останется с человеком, в то время, когда он забудет все, чему его учили. Образование должно воспитывать личность, заинтересовывать, учить делать выбор.

Кроме того на уроках математики.

Образование, на мой взор, — это воспитание ответственности, восприятие себя как человека, что несёт ответственность за то, что он делает.
В то время, когда меня задают вопросы: воспитания детей и какие цели образования? Я отвечаю: дабы они знали, что такое прекрасно, что такое не хорошо. И необязательно, дабы это совпадало с моими убеждениями.

Дабы они почувствовали себя человеком.

Тогда включается механизм, заложенный природой. Тогда человек ведет себя как моральное существо.

МНОГИХ ОТ УСЫНОВЛЕНИЯ ОТГОВОРИЛ

— У вас 19 приемных детей. Довольно часто я слышу объяснения, из-за чего люди опасаются брать ребенка, — гены. Не смотря на то, что ни сложная наследственность, ни инвалидность не останавливают американцев, готовых усыновлять детей из России.

— Генетику отрицать запрещено. Но это предрасположенность — в первую очередь физическая, эмоциональная. Холерик, сангвиник — это заложено в генах.

Но человека воспитать возможно.

Не смотря на то, что, само собой разумеется, возможно столкнуться и с ментальными проблемами.

Основное, в то время, когда человек идет на данный ход, он должен быть готов принять ребенка. Я многих людей отговорил от усыновления, по причине того, что они говорили: я желаю выбрать девочку лет семи, с голубыми глазами, но я опасаюсь, что у нее будет плохой характер. С таким настроем лучше ребенка не брать.

— Быть может, предложить состоятельным людям в Российской Федерации решить проблему сирот: забрать в семью по 2 — 3 ребенка, и мы так закроем детские дома?

— Глупость. Интересы ребенка должны находиться в центре. А мы ставим задачу — ликвидировать детские дома и отчитаться.

Должно измениться отношение в обществе к сиротам.

Должно быть и желание принять ребенка, и возможность.

— Ну у вас-то и желание, и возможность имеется. Отчего же у вас 19 приемных детей, а не 25 либо 33?!

— Любой раз мы взвешиваем все нюансы.

— У вас какой-то определенный детский дом, из которого вы берете детей?

— Нет. Появляется желание — оформляем документы и идем за детьми.

— Как я знаю, у вас самому младшему три месяца?

— Самым младшим. Их трое: Петр, Руслан и Аня. Мы стараемся брать мельче возрастом — в месяц, два, три, четыре.

Дабы сходу начать заботиться. Период судьбы с нуля до трех лет крайне важен.

— Вы сходу продумываете обучение детей?

— Да, у нас имеется программа, мы понимаем, кого и как желаем воспитать.

Обучаться Желают В АНГЛИИ

— Роман Иванович, что, на ваш взор, нужно поменять в русском совокупности образования, дабы дети были успешными в жизни, радостными, здоровыми?

— Я не считаю себя специалистом в данной области. Я что-то сделать, и сделать прекрасно. Не смотря на то, что моя супруга преподает британский в университете.

Мы обсуждали с ней, стоит ли водить детей в простой детский сад, как быть со школой.

Я считаю, что необходимо водить как раз в национальные учреждения. Мы растим русских детей. Они должны знать отечественные реалии.

Мы пробуем воспитывать личность. В то время, когда я детям что-то запрещаю — я не говорю, что это верно. Говорю: я на правах старшего, на правах отца запрещаю это делать.

— И так подавляете…

— Воспитание — это все равно принуждение. Многие вещи ребенок сам выяснить неимеетвозможности в силу возраста.

У моих детей два языка: русский и британский. С трудящимися у меня британцами мы на данный момент сражаемся по поводу детских горшков. Мы вычисляем: чем раньше к ним приучать, тем лучше.

Они говорят: для чего вы насилуете ребенка, для него это стресс? В случае если ребенок уже готов физически — обязан сам себя обслуживать: кушать, убирать в собственной комнате, делать другие обязанности. Дисциплина, режим — это принципиально важно, дети к этому привыкают.
Кое-какие родители по окончании работы утыкаются кто в телевизор, кто в компьютер. А позже жалуются на детей — не то выросло. А другие оказывают помощь с уроками, рекомендуют детям, что почитать, гуляют с ними.

компьютер и Телевизор нужно ограничивать. У нас дома лишь один телевизор, висит на стенке на кухне, дабы не мешал. Но книг большое количество.

— Ваши дети ходят в муниципальную школу?

— Они ходят в одинцовскую школу для одаренных детей. В том месте простая национальная программа.

— Кто сделал вывод, что они одаренные?

— Это наименование такое. В том месте хорошие педагоги. Мы с данной школой сотрудничаем.

Слово «одаренный» мне самому не нравится. Это какой-то штамп. Мы стараемся штампы не ставить.

— Я знаю, что у вас дети еще ездят получать образование Англию…

— Они ездят тогда, в то время, когда в Российской Федерации каникулы. Время от времени еще прихватываем по семь дней. До тех пор пока это сходит с рук.

Тут вопрос не образования, а поддерживания живого английского, дабы они общались со сверстниками. Но они все желают обучаться в том месте, по причине того, что в том месте увлекательнее. Я задаю вопросы: а чем? «Ну мы тут механически учим — читаем, учим — читаем. А в том месте прочел — преподаватель задаёт вопросы, что ты осознал?»

В Англии их заинтересовывают учебой. Кроме того в случае если это урок математики. Ребенок мыслит. И это ему весьма интересно.

Я как-то об этом говорил с нашим педагогом.

Он возразил: я что, на математике буду задавать вопросы, что ты думаешь по поводу «два раза два — четыре»? Выучи и поведай! А из-за чего бы не задать вопрос, что ребенок об этом думает?

«ХОЖУ БЕЗ ОХРАНЫ»

— Роман Иванович, вы еще и деятельный блогер, занимаетесь йогой. В то время, когда все успеваете?

— Хватает времени. Йогой, к примеру, я занимаюсь 3 — 4 раза в неделю по два часа. Для этого поднимаюсь в пять утра.

— В собственном блоге вы выкладываете большое количество размышления и — личной информации, и фотографии с митингов на Сахарова и на Болотной, кроме того подробную книжку про историю вашей семьи. Это весьма необычно. В Российской Федерации в большинстве случаев банкиры — люди закрытые.

А вы и на отечественную встречу приехали на метро, без охраны…

— На метро ездить комфортно — в то время, когда встреча в центре, так получается значительно стремительнее. И охраны у меня нет. Я открыт, по причине того, что это моя жизнь.

Я неизменно так жил. И дальше буду так жить.

— Ну в то время, когда у вас не было громадного состояния, жить таковой судьбой возможно было себе позволить. А сейчас, в то время, когда вы на 69-м месте в русском список Forbes… Не думается, что это страшно?

— Нет, не думается. Я публичный человек. Мне нечего скрывать.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Роман АВДЕЕВ появился 17 июля 1967 года в подмосковном городе Одинцово. По окончании школы поступил в Столичный энергетический университет. Со второго курса был призван в армию.

Отслужил два года в стройбате.

К учебе в МЭИ больше не возвратился — занялся бизнесом.

Во второй половине 80-ых годов XX века открыл кооператив и начал выпускать популярные тогда декодеры PAL-SECAM. Микросхемы паяли все члены семьи, включая родную тетю. В первой половине 90-ых годов двадцатого века по объявлению в газете приобрел Столичный кредитный банк, в штате которого было 14 человек.

На сегодня, не считая банка, обладает концерном «Россиум» (в собственности почвы и строительные рынки в Столичной области), группой «Север-лес» (Архангельск), сельхозугодьями в Липецкой, Тамбовской и Воронежской областях. И девелоперской компанией «Домус-финанс», которая сооружает жилье в ближайшем Подмосковье и Москве.

В первой половине 90-ых годов двадцатого века окончил Столичный интернациональный университет информационных технологий и бизнеса. Во второй половине 90-ых годов XX века — Липецкий национальный технический университет. Кандидат технических наук.

Не считая йоги, увлекается бегом, греблей, велосипедом, лыжами. В 2009 году вместе с полярником Михаилом Малаховым совершил восхождение на пик Вильсона — самую высокую точку в Антарктиде.

Вегетарианец.

Миллиардеры Москвы и их роскошная жизнь и роскошные машины


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.