Пашендаль под ленинградом: упущенные возможности

Боевые действия Красной армии на всём Северо-Западном направлении на протяжении кампании лета-осени 1943 года остались за кадром истории «Громадной ВОВ». С одной стороны, если сравнивать с большими наступательными операциями битвы под Ленинградом вправду смотрелись локальными боями относительно малого масштаба. Но ограниченный размер района военных действий далеко не полностью отражал трагизм происходивших в том месте событий и накал борьбы.

Упорные попытки соединений Красной армии летом 1943 года овладеть Синявинскими высотами по различным обстоятельствам известны значительно меньше, чем сражение на Курской дуге либо битва за Кавказ. Попытаемся хотя бы частично восполнить данный пробел.

Ситуация

По окончании успеха в первой фазе операции «Искра» в январе 1943 прорыва и года блокады, напряжённые упрочнения армий Ленинградского и Волховского фронтов, пробовавших увеличить отбитый у немцев узкий коридор, привели только к локальным удачам. А масштабная операция «Полярная звезда» в феврале – апреле того же года.

На протяжении битв южнее Ладожского озера ситуация , очень сильно напоминавшая условия борьбы во Фландрии на протяжении битв у Пашендаля в 1917. Армиям сперва Волховского, а позже и Ленинградского фронта, было нужно наступать из болотистой низины и штурмовать цепь высот, протянувшуюся от берега Невы на восток. Наряду с этим для развёртывания и передвижения армий в боевые порядки приходилось применять узкие перемычки между котлованами торфоразработок.

Немцы смогли удержать за собой основные дороги и господствующие высоты района. Важное значение для всей совокупности обороны соперника южнее Ладожского озера игрались Синявинские высоты. Эту возвышенность германская пропаганда именовала «Глазами Северного фронта».

С высот просматривалась вся территория, которая была высвобождена Красной армией на протяжении операции «Искра», среди них и проложенные тут главные дороги. До тех пор пока Синявинские высоты и опорные пункты около них не были забраны, германская защита к югу от Ладожского озера оставалась несокрушимой.

Пашендаль под ленинградом: упущенные возможности
Положение частей 123-й стрелковой дивизии
Источник: ЦАМО РФ

В первую очередь февраля 1943 г. линия фронта проходила по восточному склону высоты 43,3. Само бывшее село Синявино и выдающийся на север «лоб» высоты 45,9 с обрывистыми склонами (в том месте, где на данный момент находится мемориал) оставались в руках у соперника. Южнее пребывала топографическая отметка высоты 50,1.

Исторически сложилось так, что именно на высоты вела главная дорога южнее Ладоги – Архангельский тракт.

Силы сторон

Ударная группировка 67-й армии складывалась из 43-го стрелкового и 30-го гвардейского стрелкового корпусов. Перед 43-й стрелковой дивизией, которая ранее (весной 1943 года) кроме этого входила в состав 43-го стрелкового корпуса, стояла задача овладеть укреплённым узлом Синявино и выйти на южные скаты Синявинских высот, где следовало перейти к обороне. Управление 43-го стрелкового корпуса было организовано недавно, и сам корпус на протяжении летних битв активных действий не предпринимал.

Как указано в дополнениях к боевой чёрту 43-й стрелковой дивизии, первую половину июля 1943 года соединение настойчиво занималось боевой подготовкой. Тренировки проводились и на заблаговременно возведенных оборонительных сооружениях, где командиры и бойцы отрабатывали элементы наступательного боя.

Пехоту дивизии поддерживали 48 орудий на прямой наводке, ещё около 200 орудий входили в группу разрушения. Ширина полосы наступления дивизии составляла 4 км. Возглавлял дивизию настоящий ветеран Ленинградского фронта генерал Ян Петрович Синкевич, ранее проходивший службу в 125-й стрелковой дивизии.

Оборону на Синявинских высотах с февраля 1943 г. занимала германская 11-я пехотная дивизия XXVI военного корпуса. В её составе были три гренадёрских полка (3-й, 23-й, и 44-й), артполк, особые подразделения. Боевая численность всех гренадёрских полков дивизии составляла около 3 тысяч людей.

В качестве резерва дивизия имела возможность употребляться подразделения разведывательного, сапёрного противотанкового дивизиона и батальонов.

В первой линии германской обороны размещались все три гренадёрских полка 11-й пехотной дивизии. 23-й гренадёрский полк занимал оборону на правом фланге дивизии, район бывшего села Синявино занимал 44-й полк, район совхоза «Торфяник» — 2-й полк. На правом фланге 11-й дивизии, на протяжении Архангельского тракта, пребывала 290-я пехотная дивизия.

Любой из гренадёрских полков взял усиление противотанковой артиллерией, а 23-й полк был кроме этого усилен разведывательным батальоном. Также, дивизию поддерживали штурмовые орудия из 226-го дивизиона. Персональный состав дивизии имел на вооружении и некое количество опытных образцов «штурмгеверов».

Артполк дивизии был переведён на новый штат. В её дивизионах были трёхорудийные батареи. Вся артиллерия дивизии оставалась гаубичной.

Карта положения частей 11-й пехотной дивизии к середине июля 1943 г.
Источник: NARA

Чисто номинально превосходство в средствах и силах однако было на стороне Красной армии. Действительно, это превосходство было количественным, а не качественным.

Тяжёлая задача

К началу июльских битв советская разведка имела достаточно правильное представление о германских силах, расположенных южнее Ладожского озера. Из описания германской обороны в районе Синявинских высот, сделанного именно к началу июля 1943 года, возможно сделать следующие выводы. Советские начальники подготавливались к тому, что им нужно будет иметь дело с шестью батальонными опорными пунктами, расположенными на участке от совхоза «Торфяник» до местности восточнее высоты 45,9.

Все эти опорные пункты имели много деревоземляных сооружений и развитую совокупность ходов сообщения. Огневые точки в них были расположены так, дабы иметь максимально громадное поле для ведения и обзора ружейно-пулемётного огня. Так, на крайнем левом фланге, у совхоза «Торфяник», соперник имел возможность вести пламя по советским позициям на глубину 1–2 км.

Наряду с этим обзор из советских траншей ограничивался только передним краем соперника, а все подступы к переднему краю превосходно просматривались германскими наблюдателями.

Согласно точки зрения советских разведчиков, самый прекрасно укреплены были участки конкретно на самих Синявинских высотах. В том месте имелись траншея полного профиля, идущая по переднему краю обороны, и много пулемётных гнёзд. Подступы к траншее были прикрыты последовательностями колючей проволоки.

Развалины домов села и фундаменты строений употреблялись для обороны. На восточных скатах Синявинских высот кроме этого имелась отсечная позиция, подготовленная ещё зимний период 1942 года.

С самого северного участка Синявинских высот советская защита просматривалась, а вдруг нужно – и простреливалась практически до самого Ладожского озера.

Уже из данной информации видно, что задача, поставленная перед воинами 43-й стрелковой дивизии, была очень непростой. Им предстояло нападать по окончании сосредоточения на узких пятачках у подошвы высоты 43,3 и применять для рывка узкую полосу почвы на вершине самой высоты.

Более удачным для атаки имело возможность показаться направление южнее бывшего села Синявино. Но тут все подходы к переднему краю простреливались перекрёстным огнём сходу с двух направлений. Восточнее Синявино часть германских позиций скрывал лес, и в том месте кроме этого предстояло наступать из болотистой низины.

Потерянный шанс

22 июля 1943 года подразделения 43-й стрелковой дивизии действовали следующим образом. На высоте 43,3 отечественные траншеи весьма близко доходили к траншеям соперника. Советская пехота броском смогла преодолеть первую и вторую линии вражеских траншей.

Два батальона прорвались в глубину обороны соперника.

В издании военных действий 11-й пехотной дивизии данный эпизод детально не описывается. А вот в истории дивизии прямо указывается, что на переднем крае германской обороны, мало что смогло сохраниться по окончании бомбардировки. Исходя из этого уже к 7:30 утра отечественные бойцы смогли не только прорвать оборону соперника, но и выйти прямо к штабу I батальона 23-го полка и к самому полковому штабу южнее бывшего села Синявино.

Схема из приложения к изданию военных действий 11-й пехотной дивизии
Источник: NARA

Для немцев сложилась критическая обстановка. В бой были брошены имевшиеся резервы – сапёры, штурмовые орудия и самокатный взвод. Вовремя введённые в бой, они разрешили немцам ликвидировать прорыв.

К 7:40 (по берлинскому времени) 11-я пехотная дивизия уже информировала, что положение западнее Синявино восстановлено.

В плен был забран коммунистический лейтенант из 43-й стрелковой дивизии, сказавший на допросе достаточно полные информацию о силах 67-й армии.

К слову, эта германская атака в отчёте полковника М. В. Люшковского о летних битвах 67-й армии была признана практически образцовой. Сам Люшковский служил в отделе изучения опыта войны Ленинградского фронта и подготовил достаточно пространный отчёт о действиях армий этого войскового объединения на протяжении летней операции 1943 года.

В соответствии с приведённым им данным, соперник контратаковал силами трёх сапёров и групп пехоты, каковые действовали по сходящимся направлениям и должны были соединиться у отметки 45,9. Наряду с этим самая правофланговая несколько шла вперёд за огневым валом. Под прикрытием огня двух артиллерийских дивизионов, каковые меняли собственный пламя, она дошла до траншей и ударили во фланг прорвавшимся вперед бойцам Синкевича.

Эта несколько и отрезала советские батальоны от вероятной помощи, а пламя германской артиллерии дополнительно укрепил данный заслон. Данный тактический приём стал известен советским начальникам ещё и по показаниям военнопленных.

Обстоятельство последующего уничтожения и неудачи сначала удачно действовавших стрелковой 43-дивизии и частей была ещё и в том, что начальный успех батальонов не был никем закреплён и обеспечен. Каждое подразделение действовало само по себе.

Потом 43-я дивизия успеха не имела. Как указывается в её характеристике, соперник вернул нарушенную совокупность огня, контратаковал и создал численное превосходство в живой силе.

направляться наряду с этим учесть, что ссылка на превосходство соперника была простым оправданием собственных просчётов. А вот утверждение, что совокупность огня немцами была восстановлена, соответствовало действительности. Не обращая внимания на силу первого советского артиллерийского удара, германские воины весьма скоро вернули сеть огневых и траншей точек.

Кроме этого по большей части остались не уничтоженными и ходы сообщения. А по ним германские пулемётные расчёты скоро перебрасывались в необходимое место.

По окончании неудачных битв 23–25 июля 43-я стрелковая дивизия передала часть собственной полосы вводившейся в бой 123-й стрелковой дивизии, а 26 июля снова перешла в наступление. Цель её в этом случае была ограниченной — овладеть двумя опорными пунктами. Но сейчас бойцам кроме того не удалось преодолеть нейтральную полосу.

Огнём соперника они были практически прижаты к почва.

27 и 28 июля длились действия штурмовых групп. После этого 43-я стрелковая дивизия была выведена из боя, а её 65-й полк, что был организован из остатков 147-го и 708-го стрелковых полков, был передан 123-й стрелковой дивизии. Утраты дивизии Синкевича за пара дней активных действий при попытке прорыва германской обороны были весьма тяжёлыми – 870 убитыми, 2292 раненными.

Для сравнения, утраты германской 11-й пехотной дивизии за целый июль составили 454 убитыми, 969 раненными и 27 пропавшими без вести.

В будущем успеха не смогли добиться и сменщики 43-й дивизии. Атаки 123-й стрелковой дивизии была неудачными. Оказалось, что одна германская пехотная дивизия последовательно смогла удачно отразить атаки двух советских стрелковых дивизий и наряду с этим сохранить боеготовность.

Начальник 43-й стрелковой дивизии Ян Петрович Синкевич.

Источник: Комдивы. Великая Отечественная. Т. 5. М., 2014

Наряду с этим 43-я стрелковая дивизия сумела захватить один из самых серьёзных германских опорных пунктов, но удержать его и тем более развить собственный успех не смогла. Советское руководство надеялось на силу артиллерийского удара, но, как выяснилось, эта ставка не всегда была оправдана.

В следующем материале разглядим, как при последующих попытках овладеть Синявинскими высотами советское руководство применяло штурмовые батальоны. Тут же, резюмируя, напомним, что в 20-х числах июля 1943 года Красной армией был потерян настоящий шанс занять эту ответственную возвышенность.

Источники:

  • Документы ЦАМО РФ
  • Документы NARA

Pashendal Posledniy Boy 2008


Похожие статьи, которые вам понравятся:

  • Бой у вапио и поццо. боевые действия 16 и 17 апреля

    Вечером 15 апреля в штаб французской армии в северной Италии был доставлен пакет с приказом директории о смещении генерала Шерера и назначении генерала…

  • Крушение «крепости» тарнополя

    Главное назначение новых тяжёлых танков ИС-2, поступивших на вооружение Красной армии в первой половине 40-ых годов XX века, было в том, дабы крушить…

  • «Быть за дунаем или в дунае»

    Ночью 15 июня 1877 года понтоны с русскими воинами отчалили от румынского берега Дуная. Первыми на болгарский берег переправлялись пара рот 14-й пехотной…

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.