Противовоздушные замки нацистов: зенитные башни

Про военное

    Как мы знаем, огромные зенитные башни были выстроены лишь в трех больших городах рейха, но замыслы фашистов были куда шире. Еще три дополнительных противовоздушных комплекса предполагалось возвести в Берлине, и плюс к этому рассматривалась возможность переоборудовать в зенитную башню строение Рейхстага.
    Две башни проектировались для Бремена, восемь — для Мюнхена и еще одна — для Гамбурга. Помимо этого, подобные сооружения меньшего размера строились по инициативе властей в других городах тогдашней Германии, к примеру в Кенигсберге
    Цементный гигант 1) Вход 2) Бронированные ставни 3) Хранилища снарядов 4) Главная боевая платформа 5) дальномер и Командный пункт 6) Орудийные башни 7) 128-мм сдвоенное зенитное орудие 8) Легкое 20-мм зенитное орудие
    Башня «G» Самые впечатляющие из всех зенитных башен — башни «G» первого поколения — находились в Гамбурге и Берлине.
    Единственное сохранившееся сооружение из данной серии. Строение стоит в районе Хайлигенгайстфельд (Гамбург) и употребляется как жилой дом
    В ожидании налета 1942 год.
    Зенитчики люфтваффе подготавливаются к отражению воздушной бомбандировки на боевой позиции башни «G» в Тиргартене (Берлин). Далеко показывается башня «L» с развернутой антенной локатора
    Венский бастион Так сохранившаяся до наших дней башня «G» комплекса Flakturm VIII, установленная в парке Аренберг в Вене.

Противовоздушные замки нацистов: зенитные башни

    Ее «сестра», кроме этого относящаяся ко второму поколению зенитных башен, стоит в Вильгельмсбурге — районе Гамбурга
    Навстречу бомбам Цементные бомбоубежища конструкции Лео Винкеля, чем-то напоминающие фаллические мегалиты первобытных времен, были очень действенными укрытиями, защищавшими как от бомб, так и от отравления продуктами горения
    Башня «L» комплекса VII в Вене (слева) пустует, но быть может, со временем в том месте разместят вычислительный центр. В левой части кадра — башня «G» комплекса VIII (Вена), которая употребляется как хранилище для произведений искусства. Далеко — башня «L»
    Взор вовнутрь На схеме продемонстрированы крыша и второй сверху уровень комплекса «и» башни VII в Вене
    1) Расположение легкой зенитной артиллерии 2) Хранилища для снарядов 3) Подъемники для снарядов 4) Двигатель для подъемников 5) Углубление для зенитных орудий 6) Подъемный кран 7) Огневая позиция 8) Машинное отделение

Где Венк?.. Где Штайнер?.. В то время, когда они смогут начать атаку?

Умирающая нация обязана сражаться до последнего немца!..

истеричные приказы и Отчаянные вопросы фюрера поступали в армии в виде зашифрованных радиограмм через комплекс связи, скрытый за неприступными стенками башни «L» противовоздушного комплекса в Тиргартене, берлинском зоопарке. По соседству стояла куда более внушительных размеров башня «G». В этих двух циклопических сооружениях с 2,5-метровыми стенками из сверхпрочного бетона разыгрывалась одна из последних сцен драмы падения Берлина.

Башня «G», выстроенная в первую очередь как база зенитной батареи, имела высоту с 13-этажный дом, хоть этажей в ней было семь. В размещался госпиталь, хранились музейные сокровища, но основное — в том месте спасались от бомб, снарядов и пуль десятки тысяч берлинцев. В то время, когда силы штурмующих приблизились к центру города, в тригартенской башне «G» скопилось более 30 000 человек. Места всем, само собой разумеется, не хватало.

Люди находились в проходах, сидели на лестницах, дремали вместе.

В военного госпиталь умирали пострадавшие, у кого-то из гражданских не выдерживали нервы и они сводили счеты с судьбой, приняв яд. Полтысячи мертвых оставались прямо в том месте, рядом с живыми, поскольку никто не решился бы выйти наружу, дабы предать их тела почва. Воздушное пространство за цементными стенками башни был практически нашпигован разящим свинцом.

Противовоздушная крепость в Тиргартене в отличие от Рейхстага так и не была забрана штурмом. Ее сдали советским армиям 2 мая 1945 года, в то время, когда командующий обороной Берлина генерал Вейдлинг приказал своим армиям сложить оружие. По окончании войны башни Тиргартена и два вторых подобных комплекса берлинской ПВО были снесены.

Саперам было нужно помучиться с подрывом строений, каковые не брали ни бомбы, ни боеприпасы, и результата удалось достигнуть далеко не с первой попытки.

Говорят, что как-то ночью на еще не покорившейся английским подрывникам стенке одной из башен кто-то не без гордости намалевал краской слова Made in Germany — «Сделано в Германии».

Зенитки в городе

Еще в предвоенный период германские эксперты обратили внимание на очень значительный фактор, без шуток мешавший действиям зенитной артиллерии. Этим причиной были сами города Германии. Они, как и в большинстве государств Европы, были застроены многоэтажными зданиями, причем расстояния между строениями довольно часто оставлялись минимальными, а иногда и вовсе отсутствовали.

Возможно было пройти по улице километр и более, не заметив ни единого просвета между зданиями. Да и сами улицы, в особенности в ветхих кварталах, имели очень маленькую ширину.

Зенитные батареи, командные пункты, пункты наблюдения, как полагали эксперты из ведомства Геринга, нужно было размещать не только на подступах, но и в городов рейха, в особенности таких больших, как Берлин, Гамбург, Бремен, Вена. А в это же время именно в этих городах для объектов ПВО было мало места. Практически для размещения батарей возможно было применять лишь муниципальные площади, парки, стадионы.

Наряду с этим стоящие около высокие дома существенно ограничивали не только секторы обстрела и вертикальные углы орудий, но кроме того и возможность прицеливания. Бомбардировщик был виден наводчику считанные секунды, за каковые нереально выяснить с достаточной точностью скорость и курс цели, ввести нужные эти для стрельбы кроме того при применении ПУАЗО (прибора управления зенитным огнем).

Ответ всех неприятностей лежало на поверхности — правильнее, на уровне крыш домов. В случае если разместить командные пункты, устройства обнаружения, сами орудия на данной высоте, то приближающиеся самолеты возможно заметить на достаточном расстоянии, возможно совершенно верно определять их курс, высоту, скорость, типы самолетов, их построение. Это очень нужно, потому, что удаленные посты наблюдения смогут давать только примерные, ориентировочные эти.

А тут у начальников появляется время на подачу и принятие решений соответствующих команд, а у расчетов — на то, дабы установить на взрывателях время срабатывания, зарядить орудия, ввести в прицелы нужные поправки, шепетильно прицелиться и своевременно открыть огонь.

Ближе к небу

Но как поднять совокупности ПВО на нужную высоту? В советских документальных фильмах, посвященных обороне отечественной столицы, неоднократно мелькают кадры, на которых красноармеец, стоящий на крыше гостиницы «Москва», пристально всматривается вдаль в бинокль, а сзади него стоит 37-миллиметровая зенитка.

Приблизительно так же поступали британцы, размещая зенитные пулеметы на крышах домов, колокольнях соборов и церквей еще в Первую мировую, в то время, когда им приходилось отражать налеты германских цеппелинов. Но во время второй мировой англичане и русский предпочитали все же размещать солидную часть собственных средств ПВО на удаленных пределах. Благодаря сохраняющейся подвижности собственных зенитных средств они имели возможность маневрировать ими, сосредоточивать их на самые важных направлениях.

Действительно, стоит подметить, что люфтваффе не обладала такой же воздушной мощью, как англо-американцы. И неизвестно, как сложилась бы будущее Лондона либо Москвы, если бы фашисты владели аналогичной по боевым возможностям бомбардировочной авиацией.

Но как поднять орудия над городом? Домов, на крышах которых вероятно установить зенитки, в те времена как в Москве, так и в Берлине были считанные единицы. И чуть ли чердачное перекрытие какого-либо строения имело возможность выдержать вес зенитного орудия калибром больше 20−37 мм.

Об орудиях калибра 88 мм, весящих 8−9 т, сказать не приходится.

В Германии решение проблемы размещения зениток на уровне муниципальных крыш нащупали еще в 1935 году, в то время, когда архитектор Лео Винкель создал совсем неожиданную конструкцию бомбоубежищ для населения. Он внес предложение не зарывать убежища в почву, а строить их в виде высоких и узких башен. Скоро показались и первые проекты таких башен (Winkelturme).

Снаружи это были конусообразной формы многоэтажные бетонные сооружения, похожие на термитники либо на ракеты. Вместимость их составляла от 300 до 750 человек. Занимая минимальную площадь, башни имели возможность возводиться достаточно близко к местам скоплений людей — к примеру, около школ, заводских цехов, в жилых кварталах.

При том же расходе материалов, что и для подземных убежищ, башни Винкеля снимали массу неприятностей, которые связаны с земляными работами, грунтовыми водами, подземными коммуникациями, которых в большинстве случаев так много в городах. Возможность попадания бомбы в башню довольно мала. К тому же ее форма такова, что кроме того упавшая на башню бомба скользит на протяжении ее наружной стены, не попадая вовнутрь.

А высокая стойкость к родным взрывам сооружений типа заводских дымовых труб общеизвестна. Так как кроме того в Хиросиме по окончании ядерного взрыва трубы устояли в том месте, где все другое было сметено ударной волной. Башня Винкеля должна была шарнирно скрепляться с фундаментом в форме плиты, вольно лежащей на грунте.

При родных взрывах любых бомб она имела возможность качаться подобно трубе, и именно именно это выручало ее от разрушения, а людей от смерти.

Время распознает и еще один защитный фактор башен Винкеля. При массированных воздушных налетах, в то время, когда в городе начинались массовые пожары, во многих подземных убежищах люди погибали от угарного газа, что, как мы знаем, стелется понизу. Укрывшиеся в башнях Винкеля были защищены от этого кошмара.

Крепости из бетона

Уже во второй половине 30-ых годов XX века проекты Винкеля позвали громадной интерес у руководства люфтваффе, железнодорожников и вермахта. Ведомство Геринга начало строить башни на фирмах авиапромышленности, назвав их «Люфтшутцтюрме» (Luftschutzturme). Люфтваффе выстроило 29 таких башен, железнодорожники — 17.

Вермахт для собственных командных пунктов в Потсдаме и Цоссене выстроил 34 башни.

Большое количество башен возвели компании, занятые производством военной продукции.

В октябре 1940 года Гитлер приказал начать строительство таких бомбоубежищ (по проектам его конкурента и Винкеля Пауля Цомбека) для населения городов. Они должны были вмещать не меньше 5% неспециализированной численности жителей.

В то время, когда германские эксперты без шуток занялись разработкой совокупности ПВО Германии и, например, зенитной обороной больших городов, они не потеряли из виду башни-бомбоубежища Винкеля и внесли предложение строить особые сооружения, названные зенитных башен (Flakturme).

Проектированием этих зенитных башен занялся любимый архитектор Гитлера Альберт Шпеер, что к августу 1940 года внес предложение первые проекты, одобренные фюрером. Возведение зенитных башен было возложено на национальную военно-промышленную корпорацию Organisation Todt, известную, например, постройкой германских автобанов.

Чрево твердыни

Разглядим более подробно одну из «G-башен — выстроенную в Гамбурге Хайлигенгайстфельдскую башню IV. Она практически подобна всем трем берлинским, но в отличие от них сохранилась до наших дней.

Башня представляла собой бетонное семиэтажное строение, квадратное в плане. Сторона квадрата — 60 м. Высота (по орудийным площадкам) — 39 м. Гарнизон башни складывался из 8000 человек. Из них расчеты зенитных орудий — около 300 человек.

Не считая гарнизона в башне на протяжении воздушного налета имели возможность укрываться до 18 000 гражданских.

Для жизнеобеспечения башня имела собственную независимую дизель-генераторную электростанцию мощностью 100 кВт, независимую совокупность водоснабжения с получением воды из скважины, кухню. На одном из этажей размешался госпиталь на 200 коек. Нижний этаж предназначался для сохранения художественных и культурных сокровищ из картинных галерей и музеев.

По некоторым сведениям в комплексе I в Берлине укрывали археологическую коллекцию Генриха Шлимана, известную в мире как «золото Трои».

Толщина межэтажных перекрытий доходила до двух метров, крыши — до 2,5 м, стен — 2−2,5 м. Это снабжало защиту от прямых попаданий фугасных авиабомб весом до 1 т.

Тяжелые зенитные орудия размешались в верхней части строения в особых цементных башенках. Ниже каждой тяжелой зенитки на окружающих башенки площадках размещались по три одноствольные 20-мм зенитки и по две счетверенные. Их главная задача пребывала в защите тяжелых орудий от самолетов-штурмовиков типа Thunderbolt либо Tempest.

В центре крыши строения размешался командный пункт.

Механизированные совокупности подачи снарядов с нижних этажей строения, помогавших артпогребами, были заимствованы у ВМФ и снабжали бесперебойную подачу снарядов, удаление стреляных гильз в течение долгого времени. Все механизмы были электрифицированы.

Эти башни не были задуманы и оборудованы как опорные пункты против наземных армий, потому, что было ясно, что устоять против тяжелой артиллерии они все равно не смогут.

Замок с аквариумом

Само собой разумеется, эти замечательные и основательные крепости поражали воображение, внушали почтение к национал-социалистическому стране и вселяли в немцев уверенность в том, что гений Гитлера, зенитки и истребители Геринга, строители Тодта и Шпеера обеспечат им неуязвимость и безопасность.

Но идеологическое значение зенитных башен, Наверное, существенно превысило их чисто армейский суть. 24 июля 1943 года англо-американская бомбардировочная авиация начала бомбить Гамбург. К 3 августа погибло практически 43 000 обитателей и 37 000 были ранены.

Город был полностью разрушен. За один лишь налет в ночь на 3 февраля 1945 года в Берлине погибло 25 000 человек. 26 февраля Берлин пережил уже сороковой массированный воздушная бомбандировка.

Масштабы бомбардировок были такими, что ничего действительно им противопоставить люфтваффе не смогла. В то время, когда войска СССР подошли к Одеру, подготавливаясь к решающему штурму, на германскую столицу стали совершать налеты не только англо-американские высотные бомбардировщики, но и низколетящие штурмовики с красными звездами. Пробуя отбить атаки советских пилотов, германские зенитчики были вынуждены стрелять по траектории, близкой к горизонтальной, и из-за разрывов зенитных снарядов на малой высоте гражданское население Берлина понесло новые ужасные жертвы.

Зенитные башни, воплотившие в себе исконную тевтонскую мрачность и одновременно оригинальный движение мысли германских фортификационных инженеров, возможно заметить и Сейчас. В Вене и Гамбурге сохранились все пять «G-башен и три «L-башни (все в Вене). В одной из них кроме того устроен аквариум.

Будущее берлинских башен другая. Город был поделенным на союзнические территории, а альянс победителей скоро был порван «металлическим занавесом»: началась холодная война. Западные союзники и СССР взаимно опасались, что вчерашние соратники по войне будут применять башни друг против друга, в первую очередь для целей разведки.

Это стало причиной тому, что все три комплекса были снесены.

Но, останки некоторых башен все же сохранились до наших дней.

Три поколения

Любая из «зенитных башен» на деле представляла собой комплекс, складывающийся из двух сооружений. На одном из них («G-башня, от нем. Gefechtsturm, «боевая башня») размещались орудия и командные пункты батарей, на втором («L-башня, от нем.

Leitturm, «башня управления») — развитые совокупности наблюдения, оповещения, управления и связи. В башне управления комплекса I (Тиргартен) размещался командный пункт воздушной обороны Берлина, а на крыше стоял радиолокатор типа FuMG 62 Wurzburg с дальностью обнаружения 32−40 км. Башни «G» и «L» отстояли друг от друга приблизительно на 500 м и соединялись туннелями.

Первые три комплекса начали строить в Берлине в осеннюю пору 1940 года, и уже к весне 1941-го вступил в строй первый берлинский комплекс на территории зоопарка, взявший номер I. Второй комплекс II в районе Фридрихсхайн был выстроен в октябре 1941 года, а номер III в Хумбольдтхайне вступил в строй в апреле 1942-го.

В Берлине артиллерийские башни были расположены так, что появившаяся треугольная территория закрывала центральную часть города. Первоначально их оснастили 88-мм зенитными пушками Flak 37 либо Flak 41 (по четыре пушки на башне). В осеннюю пору 1942 — весной 1943 года башни были перевооружены спаренными 128-мм зенитками Flakzwilling 42.

Эти пушки отправляли собственные 26-килограммовые боеприпасы на высоту до 11 км (по другой информации, до 15 км), действенная наклонная дальность стрельбы достигала 13 км, а любой ствол выбрасывал до 12−14 снарядов в 60 секунд. Отметим, что известная американская «Летающая крепость» В-17 выше 11 км не летала. И вдобавок более тяжелая и большая машина В-29 поднималась до высоты 10,2 км.

В случае если наряду с этим учесть, что эти для стрельбы орудия приобретали централизованно, уже в обработанном виде, от башни управления через собственный командный пункт, размещавшийся в центре башни, то в принципе эти комплексы имели возможность принимать во внимание важной противовоздушной силой.

Кроме орудий главного калибра башня располагала еще восемью счетверенными 20-мм зенитными автоматическими пушками Flakvierling 38 c дальностью стрельбы более двух километров и скорострельностью 800 выстрелов в 60 секунд. К ним добавлялись 12 одноствольных автоматических зениток Flak 38 скорострельностью 120 выстрелов в 60 секунд.

Нетрудно подсчитать, какой купол из осколков создавала любая такая башня, и легко заключить, что в радиусе 12−13 км от башни не рисковал показаться ни один бомбардировщик.

В Гамбурге были выстроены комплекс IV в Хайлигенгайстфельде (так и не был закончен) и комплекс V во Вильгельмсбурге, оба в октябре 1942 года. Они сходу взяли 128-мм спаренные орудия.

В Вене были выстроены комплекс VI на территории монастыря в сентябре 1943 года, комплекс VII в районе Аугартен в начале 1944-го и комплекс VIII в Аренберге в октябре 1943 года. По непонятным обстоятельствам башни в Вене были вооружены символически (VI-я — одной 105-мм пушкой, VII-я — одной 128-мм пушкой и VIII-я — одной сперва 105-мм, позднее 128-мм спаренной пушкой). Это событие наводит на определенные размышления.

Как словно бы немцы заблаговременно знали, что англо-американская авиация бомбить Вену не будет.

Так оно и произошло.

Башни при неспециализированной схожести имели кое-какие различия, потому, что на протяжении строительства и эксплуатации выявлялись недочёты, каковые учитывались при постройке новых башен. Всего существовало три поколения (Bauart) зенитных башен. Самый ранний и самый грандиозный проект был реализован в Берлине и в Гамбурге.

Второе поколение меньших по размеру башен представлено одним сооружением в Гамбурге и одним в Вене.

Третье поколение «G-башен в отличие от первых двух имело в основании не четырехугольник, а близкий к цилиндру многогранник. Данный проект представлен двумя строениями в Вене.

Статья размещена в издании «Популярная механика» (№77, март 2009).

Зенитные башни, Flakturm


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: