Пройти по краю

За два-три года Первой Мировой войска всех государств были истощены физически и морально. Недовольство воинов увеличивалось по мере того, как война принимала все более ожесточённые формы, а попытки генералов сломить сопротивление соперника свелись к неоправданным жертвам с обеих сторон. Наступление, предпринятое в апреле-мае 1917 года по приказу французского командующего Робера Нивеля, окончилось для Антанты огромными утратами.

Французские армии появились в глубоком кризисе, окончившемся мятежами, парализовавшими Западный фронт и поставившими под вопрос продолжение по большому счету всей войны.

Провал наступления Нивеля

1917 год принёс тяжёлые опробования, как для Антанты, так и для держав Четверного альянса. Первая была поколеблена русским революцией, которая поставила под угрозу существование Восточного фронта благодаря падения дисциплины на фронте и резкой активизации антивоенного перемещения в тылу. Вторые чувствовали все громадные неприятности с экономикой, которая уже исчерпала резервы и прекратила справляться с последствиями экономической блокады.

Вождям обоих блоков был нужен рывок, что помог бы переломить обстановку на фронте и покончить с войной.


Раскрашенный снимок французских солдат, большая часть из которых награждены медалями «За храбрость».Пройти по краю

В центре пулеметчик с двумя секторными магазинами к ручному пулемету совокупности Шоша.

В среде французских и английских военных и политиков зрела идея, что стратегия маршала Жоффра, исповедующего«изматывание неприятеля», ненужна и неимеетвозможности привести к стремительной и гарантированной победе. В следствии Жоффр был заменён более активным Робером Нивелем, предложившим амбициозный замысел наступления. Но ставка Нивеля на внезапность не оправдалась – германскому руководству удалось взять подробности будущего наступления.

Виновным был попавший в плен французский сержант, при котором нашёлся приказ, раскрывающий замысел операции. Вспомогательный удар британцев не ввёл немцев в заблуждение и не отвлёк их от направления главного удара.

Последствия наступления были катастрофичными, и по требованию французского правительства, извещённого об огромных утратах, операция была прекращена. Французы утратили лишь ранеными и убитыми 180 000 человек, британцы – ещё 160 000 тысяч. Утраты немцев, но, также были большими, и составили 163 000 человек, из них 29 000 попало в плен.

Французские и английские воины разговаривают с местными обитателями на улице французского города. Имперский армейский музей (http://www.iwm.org.uk)

Провал наступления Нивеля, продолжавшегося с середины апреля по середину мая 1917 года, и новости о революции в Российской Федерации привели к брожению во французских армиях. Глухое недовольство неспешно вылилось в отказ и неповиновение возвращаться в окопы. Фактически, классическая точка зрения на мятежи в историографии помещает их в один последовательность с русской революцией, ростом пацифизма в Германии, мирными инициативами императора Карла в Австро-Венгерской империи, а в целом они явились явным показателем усталости от войны.

Поведение воинов

правительство и Командование во Франции, как и во всех остальных государствах, старалось следить за ситуациейобщества и армии, чутко отслеживая все трансформации в публичном сознании при помощи перлюстрации писем. Ещё за 10 дней до наступления, в начале апреля 1917 года, французские воины в письмах к себе высказывали оптимизм, причем «такое отношение было универсальным, распространившимся кроме того среди тех, кому оно, в общем, было несвойственно», подчеркивают историки Гилберт и Бернард.

Картина, прекрасно передающая вид пуалю-окопников — обвешанных амуницией, нечистых, небритых и оборванных.

Но уже к концу апреля от для того чтобы подъёма не осталось и следа. Цензорская работа с тревогой отмечала падение энтузиазма, рост упаднических настроений, а на одном из самых активных участков фронта цензоры заявили, что «только одна мысль появляется снова и снова: война должна быть окончена в текущем году тем либо иным образом».

Первые отдельные показатели падения дисциплины возможно было замечать уже в первых числах Мая, еще до окончания операции Нивеля. Одна из колониальных дивизий отказалась идти в окопы, раздавались выкрики «финиш войне» и «смерть предателям». Офицеры скоро сумели подавить недовольство, арестовав неформальных солдатских фаворитов, и остальные затем подчинились распоряжениям.

Потом беспокойств не было впредь до 20 мая, а после этого мятежи как пожар распространились по армии. 3 июня министр обороны доложил, что между Суассоном и Парижем имеется лишь две дивизии, на каковые возможно полностью положиться, остальные колеблются либо игнорируют распоряжения.

В большинстве собственном, мятежи были скорее массовыми забастовками. Но термин «мятеж», как пишет историк Леонард Смит, прекрасно высказывает «текучесть» событий, в которых нашлось место как мирному выражению эмоций протестовавших солдат, так и насилию, которое было показано обеими сторонами конфликта.

Французские воины 59-го пехотного полка. Национальная библиотека Франции (http://gallica.bnf.fr)

Тут нужно подметить, что именно дивизии в тылу, пребывавшие на переформировании и отдыхе, стали участниками мятежей. На фронте неповиновение распоряжениям было равносильно смерти, и воины это, в общем, осознавали. агрессия и Патриотизм по отношению к неприятелю до тех пор пока перевешивали у пребывавших в окопах все остальные мысли, среди них и мысли о социальной либо политической справедливости.

Какими же были требования воинов, массово отказавшихся возвращаться в окопы? Вот характерное письмо воина из 36-го пехотного полка (нужно подметить, что почта на протяжении мятежей исправно действовала и доставляла почту во все части без исключения), которое приводит в собственной работе Леонард Смит:

«Мы настойчиво попросили прав на следующие вещи:

1. Мир и право на отпуск для тех, кто его лишён из-за взысканий.

2. Больше никакой бойни – мы желаем свободы.

3. На еду, которая на данный момент позорна.

4. Никакой больше несправедливости.

5. Мы не желаем, дабы тёмные в других регионах и Париже не хорошо обращались с отечественными жёнами.

6. Нам нужен мир, дабы кормить детей и наших жён и дать хлеб сиротам и вдовам.

Мы требуем мира».

Заметно, что требования в целом пацифистские, но масштаб требований разен. Сочетаются как вещи ответственные в общеполитическом смысле (общий мир срочно), так и вещи сиюминутные (еда, вывод «тёмных» – т.е. колониальных армий). Причем создатель непоследователен, потому, что в случае если будет мир, то никакая еда на фронте уже не потребуется.

И напротив, хорошая еда, конечно, снизит недовольство воинов.

Парад фронтовиков в Париже в честь национального праздника Франции — Дня взятия Бастилии, 14 июля 1917 года. Национальная библиотека Франции (http://gallica.bnf.fr)

Воины были весьма чутки к тому, что происходило в тылу. В собственных разговорах и письмах они прямо показывали, что армейские «забастовки» (а многие предпочитали использовать данный мирный термин для описания собственных действий) в качестве примера брали стачечное перемещение на заводах. Из этого высказывания типа:

«Они [командование – тут и потом примечание автора] радуют нас одним отпуском в год, тогда как они должны давать его каждые четыре месяца. Мы тут уже пять месяцев, и отечественное продолжительное отсутствие [дома] – лишь из-за подлости руководства. Офицеры отправляются в отпуск каждые четыре месяца и забывают о нас, независимо от того, отправимся ли мы также в том направлении либо нет. Мы не можем этого допустить…

Капиталисты, каковые находятся не на фронте и получают денег втрое больше, чем до войны – это те, кто осуществляют контроль все это [ход войны] и планируют уничтожить рабочих. Солдат, [вернувшийся] из отпуска, сообщил мне, что ситуация в Париже накаляется, и что сейчас в том месте должна быть общая забастовка. Что же, тем лучше, в случае если никто не погибнет.

Это окажет помощь положить финиш этому аду, длящемуся три года и мучающему нас физически и морально. Мы все замечательно знаем, что нам ничего другого не остаётся, как послать бошей в том направлении, откуда они пришли, [а это значит, что надо] хаотично убивать людей и всё».

В целом, заметно, что социалистическая риторика сочеталась у воинов с чисто практическими требованиями соблюдения правил отпуска. По всей видимости, язык социалистических агитаторов был особенно близок воинам, каковые, но, не потребовали революции самой по себе. Скорее, это было требование честного участия в национальной судьбе.

Пуалю желали, дабы они, как граждане, имели возможность оказать влияние на политиков и генералов, устроивших апрельско-майскую бойню в наступлении на безрадосно известной дороге «Шмен-де-Дам». В принципе, они не отрицали и внешнеполитических целей страны. Так, один из армейских следователей, допрашивавших воинов на протяжении беспорядков, в ответ на вопрос «что же вы, фактически, желаете?» услышал, что они желают «мир без контрибуций и аннексий, и возвращения Эльзаса и Лотарингии».

Подобный раскол в сознании разрешал, в общем, играться как на патриотических эмоциях воинов, так и на эмоции социальной справедливости.

Увешанные призами фронтовики на параде в честь Дня взятия Бастилии, Париж, 14 июля 1917 года.

На переднем замысле предмет гордости — полковое знамя, которое потеряло в битвах половину собственной площади. Национальная библиотека Франции (http://gallica.bnf.fr)

Одной из увлекательных изюминок мятежа стало корректное отношение воинов к офицерам. Последние подчеркивали в собственных рапортах, что перемещение воинов «чисто политическое», не военное. Время от времени начальникам получалось совладать с воинами, апеллируя к эмоциям братской солидарности с теми, кто на фронте: «Желаете ли вы стать обстоятельством смерти вторых французов, если не подчинитесь?»

Мятежи как предлог для «закручивания гаек»

Для высшего командования и политиков подобное массовое неповиновение стало неприятным сюрпризом и разрешило повод подозревать, что за этим стоят какие-то происки германских агентов. Как заявил позже один из французских генералов, «страно, что такое подразделение [как моя дивизия] имело возможность позволить себе скатиться к такому важному акту нарушению дисциплины… Лишь пресса и замечательная подпольная организация, созданная в Париже, имели возможность, на мой взор, добиться для того чтобы результата».

Направления по реабилитации демобилизованных солдат. Если судить по надписи, тут готовят модельеров-литейщиков. Национальная библиотека Франции (http://gallica.bnf.fr)

Потому с конца мая армейские трибуналы, прочие органы и разведка национального и военного контроля начали работу по наказанию и выявлению зачинщиков. Бешенство политиков обратился на генералов и офицеров, каковые допустили все это. Последние же открыто говорили, что разложение армии началось благодаря работы профсоюзов, каковые кроме того в военное время разрешали себе устраивать забастовки.

Как заключил новый командующий генерал Петен, виноваты были и министры, каковые допустили социалистическую и пацифистскую агитацию в полках в тылу.

Современные историки уверены, что никакой никаких сотен и особой организации тысяч пацифистских брошюр, о которых сказал Петен, не было. Скорее они существовали в воображении генералов, стремившихся снять с себя ответственность за то, что они поставили Республику на край смерти. При германского наступления в первой половине июня руководство просто не смогло бы своевременно подтянуть резервы из-за «забастовок» и «мятежей», и генералы поспешили задавить протест.

Фотография, считающаяся изображением казни мятежника в 1917.

Но форма воинов заставляет высказать предположение, что это расстрел шпиона в начале войны, в 1914 либо начале 1915 гг.

Количество пострадавших, показываемое историками, разнится. Наверное, не меньше 3000 солдат было приговорено трибуналами к разным формам наказания, а более 500 либо кроме того 600 послано на смертную казнь – действительно, только 30–40 таких решений суда было выполнен. Историк Ги Педронсини именует информацию о 554 приговорённых к расстрелу и 49 казненных.

Остальные взяли сроки заключения, кое-какие погибли позже в колониях и на каторжных работах, а к 1922 году все подряд осужденные были высвобождены. Беседы о децимации, якобы совершённой в армиях, и о бессчётных обстрелах частей из артиллерийских орудий, согласно точки зрения историков, рождены фантазией парламентариев французского парламента.

Единственная большая операция по усмирению мятежников была совершена в лагере Ля Куртин и связана с историей так именуемого Русского экспедиционного корпуса, бригады которого превосходно зарекомендовали себя в битвах на Западном фронте. Но, в то время, когда по окончании русской революции в феврале 1917 года часть воинов захотела возвратиться к себе, случился конфликт с французскими армейскими властями. В следствии лагерь был обстрелян из артиллерии.

Французские воины-калеки слушают руководство на церемонии награждения, апрель 1917 года. Национальная библиотека Франции (http://gallica.bnf.fr)

В целом, мятежи в мае-июне 1917 года во французской армии содействовали консолидации власти в руках самый решительно настроенных политиков и военных (Петен и Клемансо), каковые, но, осознали, что единственно верным ответом на будущее будет отказ от авантюрных армейских замыслов. Согласно их точке зрения, для решения конфликта должны были употребляться свежие силы (американцы) и новая техника (самолёты и танки).

Мятежи высветили страхи французских солдат («тёмные» в тылу насилуют дам и отнимают работу; капиталисты гонят людей на смерть) и указали, в каком направлении (шовинизм/социализм и национализм) будут двигаться публичные перемещения по окончании войны.

Литература:

  1. Gilbert B.B., Bernard P.P. The French Army Mutinies of 1917 // Historian. 1959. Vol.22, №1. p.24–41
  2. Smith L.V. War and “Politics”: The French Army Mutinies of 1917 // War In History. 1995. Vol.2, №2. p.180–201
  3. Smith L.V. The French High Command семь дней the Mutinies of Spring 1917 // Facing Armageddon: The First World War Experienced / ed. Cecil H., Liddle P. – London: Cooper, 1996
  4. Зайончковский А.М. Первая мировая – СПб.: «Полигон», 2002

Vlog. Easy Breezy. Экскурсия по французской школе. Библиотека


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

  • «Они не пройдут!»

    Ровно сто лет назад германские армии атаковали Верден. Крепость, в битвах за которую погибнут много тысяч людей. Крепость, чьё имя окончательно станет…

  • Ганнибал против рима. республика на краю бездны

    История знает много случаев, в то время, когда единственный человек олицетворяет собой всю эру. Одним из таких исторических персонажей был Ганнибал, сын…

  • Ночной клуб на краю вселенной

    Оливер ошибался. Он поменял собственный вывод, по окончании того как стали проходить около переполненных улиц. Тартар совсем был не похож на Нью-Йорк, он…

  • Почему 200-летие отечественой войны пройдёт без киноэпоса

    Глубокоуважаемые читатели! Летом нас ожидает двухсотлетняя годовщина начала Отечественной войны, а масштабного киноэпоса на экранах не покажется. Это…

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.