Метательные машины дальнего востока: чем воевали буддисты

    Спусковое устройство многозарядного арбалета (по Ральфу Пейн-Галвею)
    Трехлучный осадный арбалет семейства Сон, заряжаемый защитниками города Данту (Китай, 1131 г.) стрелой с прикрепленным к ней пороховым мешком. На картинках продемонстрирована конструкция спускового механизма
    Мобильная артиллерийская установка в виде тягового требушета метает бомбы, наполненные расплавленным железом, при обороне Куджу (Корея) в первой половине 30-ых годов XIII века от монгольских завоевателей
    Осада монгольскими завоевателями китайского города Сянянь в первой половине 70-ых годов XIII века посредством требушетов с противовесами, первое появление оружия для того чтобы рода (изготовленного по приказу хана Кубилая посредством мусульманских инженеров) в Китае
    Японская штурмовая башня, на которой расположились солдаты со штурмовыми арбалетами (оюми), метающими не только стрелы, но и камни, при штурме крепости Ацукаши во второй половине 80-ых годов XII века. Подобное оружие употреблялось по большей части не для пробития стен, а для поражения живой силы соперника

Первой механической боевой машиной и в том месте и в том месте стал арбалет. Разумеется, с развитием городов и осадного дела неизбежно появляется идея усовершенствовать лук так, дабы разрешить возможность накапливать энергию и обеспечить большее время для прицеливания.Метательные машины дальнего востока: чем воевали буддисты Скорострельность падает, но выстрел делается замечательнее и понижаются требования к глазомеру.

В Греции развитие осадной техники сходу приняло очень бурный и одновременно с этим узконаправленный темперамент. В том месте сначала стали применяться сложные частные технические ответы, относящиеся к механизму натяжения, устройству дуги рамы и лука, при узком диапазоне неспециализированных схем. Греки практически сходу отказались от ручных арбалетов и целиком и полностью сконцентрировались на тяжелых осадных автомобилях.

Рвение к увеличению мощности скоро стало причиной замене хорошего цельного лука на торсионы — закрученные клубки жил либо волосяных канатов с засунутыми в них маленькими древесными плечами.

Наоборот, в Китае перепробовали широкий диапазон неспециализированных схем оружия при относительной примитивности каждого раздельно забранного примера. Причем экзотические артефакты, нерациональные с технической точки зрения, в течении многих столетий сосуществовали с успешными моделями. По всей видимости, для древнекитайского образа мысли внешняя внушительность, эстетика а также экзотичность оружия были не меньше серьёзны, чем практическая полезность.

Первые арбалеты

Первые археологические находки подробностей арбалетов (медные спусковые устройства) и более-менее точные письменные свидетельства в Китае относятся к IV-III столетиям до н.э. В произведении Мо Ци (380−350 гг. до н.э.) упоминаются массивные стрелометы на раме с четырьмя либо шестью колесами, обслуживавшиеся десятком человек.

Это был арбалет с дугой 1,8 м длиной, натягиваемой воротом, метавший трехметровый дротик с привязанной к нему веревкой (дабы возвращать по окончании выстрела) плюс пара более маленьких стрел. Возможно высказать предположение, что первые китайские арбалеты были станковыми и показались приблизительно в пятом веке до н.э.

Уже тогда проявились характерные изюминки древнекитайской артиллерии: внешняя внушительность в сочетании с низкой практичностью. В частности, 3-метровый дротик через чур долог для аналогичной автомобили и неимеетвозможности иметь хорошую аэродинамику, привязанная «из экономности» позади веревка кроме этого не содействует устойчивости полёта и высокой скорости. Разумеется, арбалет имел возможность стрелять лишь на маленькое расстояние и больше пугал соперников, чем наносил им настоящий ущерб.

Ранний расцвет

Китайское арбалетное дело достигло расцвета при династии Хань, воцарившейся в 210 году до н.э. и существенно расширившей пределы Поднебесной. Продолжали широко применяться станковые арбалеты, запускавшие пара стрел сходу, — для обороны крепостей, и, в соответствии с отчету 99 года до н.э., для отражения атак вражеской конницы на полевые лагеря. Начали использоваться и ручные арбалеты.

Их дуги стали составными (к древесной базе приклеивались накладки из сухожилий и рога), натягивались они при помощи ног — стрелок садился на землю, брался руками за тетиву, а ногами отжимал дугу лука. Имелись и более не сильный древесные арбалеты, натягиваемые легко руками. Эта техника удачно употреблялась против кочевников-хуннов, населявших нынешнюю Монголию.

Арбалетные стрелы значительно чаще делали из бамбуковых планок, пропитанных лаком и склеенных совместно, либо из жёсткого сандалового дерева и снабжали медными либо костяными наконечниками. Оперение складывалось из полос кожи либо перьев. Причем различные стадии изготовления арбалетов (особенно их составных дуг) и стрел приурочивались к определенным временам года и сопровождались волшебными ритуалами.

Спусковое устройство китайского оружия было достаточно успешным (похоже на европейский «орех»), а ворот — примитивным (потребовал громадных упрочнений — по всей видимости, рабочую силу в Китае не экономили). Тогда же арбалеты стали распространяться и по государствам, пребывавшим в китайской сфере культурного влияния, — Корее, Таиланду, Вьетнаму, Бирме.

Продолжительная стагнация

По окончании активного старта во II в. до н.э. — II в. н.э. в китайском арбалетостроении наступил застой. В истории Китая не было «провала», как в Европе, но происходило множество отливов и приливов; до конца прежние умения не исчезали, но и в благоприятные периоды громадного прогресса не наблюдалось. В частности, подъем отмечался в седьмом веке (семейство Тан) и в XI-XIII столетиях; любопытно, что второй из периодов не помешал монголам Чингисхана завоевать Китай с очень явным преимуществом.

С XI века в китайских источниках появляются первые характеристики арбалетов. Во второй половине 60-ых годов XI века арбалет некоего Ли Хуна при ложе длиной 1 м имел силу натяжения 132 кгс, а его стрела с дистанции 370 м пробралась в вяз на полметра. Современные исследователи вычисляют такие сведения несерьезными.

Оружие, аналогичное по мощности с европейским арбалетом со стременем, не имело возможности стрелять потом 200−250 м и в лучшем случае пробивало наборный панцирь с маленького расстояния.

Столь же вызывающи большие сомнения китайские сведения об эффективности станковых арбалетов с воротом (о них возможно определить подробнее в хорошем изучении С.А. Школяра «Китайская доогнестрельная артиллерия»). Станковые арбалеты делились на два вида: устройства на поворотном станке и на стационарном.

Их дуги делались из самшитового либо тутового дерева и достигали 3−4 м в длину.

Сила натяжения ворота составляла около 700 кгс, что якобы разрешало стрелять на 1 км и потом. Действенная дальность стрельбы не превышала 250−400 м.

Многодужные арбалеты

Характерной китайской изюминкой были многолучные (многодужные) станковые арбалеты, в первый раз зафиксированные в седьмом веке. У двулучных арбалетов в одном ложе были укреплены наоборот друг друга две дуги, соединенные финишами и имевшие одну тетиву. Суть данной задумки заключался в повышении мощности.

Время от времени совокупность усложняли — над одной двулучной рамой надстраивали вторую, причем обе натягивались тем же воротом — таковой двойной арбалет запускал две стрелы сходу. Стреляли они на 180 м. В Камбодже и Вьетнаме их использовали кроме того со поясницу слонов.

Замечательнее были трехлучные арбалеты — два лука приятель за втором спереди, один наоборот позади. Они стреляли на 450 м. Но такая конструкция технически вызывающа большие сомнения, потому, что ее усложнение неизбежно снижает надежность. Мощность арбалета разумнее наращивать повышением толщины и длины дуги и увеличением ее стойкости (и качества упругости к сгибанию).

Как раз таким методом шли европейцы.

Возможно, целью китайского изобретения было сузить оружие без понижения мощности, потому, что аркбаллисты многометрового размаха не помещались на крепостных башнях. В Европе к концу XII века эту проблему решили введением торсионов. В Китае пошли по бесперспективному пути усложнения хороших арбалетов.

Многозарядный арбалет

Еще одна китайская специфика пребывала в навязчивом рвении к созданию многозарядных арбалетов. По всей видимости, у китайцев были неприятности с противостоянием бурным натискам безжалостных толп, и с обучением собственных солдат дальнобойной прицельной стрельбе. Исходя из этого они стали создавать арбалеты принципиально не сильный и неточные, но скорострельные.

К 121 году до н.э. относится упоминание об арбалете с одной дугой, но с широким ложем с несколькими желобками-стреловодами. Не было возможности ожидать мощности и точности от многих легких стрел, запущенных одной тетивой, но на близкой расстоянии по незащищенной доспехами плотной толпе они могли быть действенны.

По крайней мере, древние китайские источники хвалят это оружие: в соответствии с отчетам эры Тан (VII-VIII вв.), семь 90-сантиметровых стрел запускались таковой машиной на 700 шагов (470 м) и «разрушали всё, что поразят, твердыни, подобные городским и стенам башням» (но, принимать такие утверждения действительно не следует). После этого пучок стрел стали помещать в один глубочайший желоб, а тетиву снабдили накладкой из толстой кожи либо железа, именовавшейся ковшом.

Но вершиной необычного китайского изобретательства стал магазинный арбалет, предположительно придуманный Джуге Ляном в третьем веке н.э. и именуемый в десятом веке «стремительной драконовой машиной». Он употреблялся в Китае в течение двух тысяч лет, впредь до японо-китайской войны 1894−1895 годов. Над ложем помещался примитивный древесный магазин, из которого стрелы длиной 20−30 см под собственным весом спускались в желобок.

За 15 секунд стрелок имел возможность выпустить 10−12 стрел.

Конечно, ни дальнобойности, ни пробивной способности у этих легких стрел не было, что время от времени компенсировали, смазывая их ядом. По всей видимости, не обращая внимания на простоту конструкции, существовали и неприятности с надежностью, в особенности в стрессовых условиях ближнего боя. Так что это было скорее оружие «отряд специального назначения», чем линейных армий.

От китайцев к монголам

Китайские изобретения вместе с инженерами деятельно заимствовались монгольскими завоевателями XIII века. Ручные арбалеты их не интересовали, поскольку не могли соперничать с умелыми монгольскими лучниками, но вот трехлучные станковые арбалеты обширно употреблялись для метания дротиков длиной 3−4 локтя и горшков с нефтяными смесями. В походах их разбирали на 5−7 частей и везли на повозках либо верблюдах к местам осад.

В частности, 1000 «команд» китайских артиллеристов сопровождали хана Хулагу в его нападении на Багдад во второй половине 50-ых годов XIII века.

Арбалеты в Японии

В Японию арбалеты в первый раз попали в 618 году в виде даров, вместе с несколькими искусными китайскими пленниками. Уже в 672 году из них пускали стрелы «подобно дождю» в местных междоусобицах, что подразумевает, согласно точки зрения историков, использование многозарядных моделей. Устанавливали их в пограничных упрочнениях против айнов и корейцев и на судах.

В отличие от Китая, японские станковые оюми довольно часто метали камни вместо стрел (нерациональное ответ, по всей видимости, вызванное отсутствием в Японии требушета). Между 1083 и 1089 годами камнемет-ишиюми («каменный лук») ударом по шлему оглушил и поверг на землю Бана Дзиро Кендзо Сукекане, храбреца «Поздней трехлетней войны» (Госаннен Кассен Экотоба).

Европейские камнеметы-требушеты в сходных обстановках в большинстве случаев вышибали из храбрецов мозги, несмотря ни на какие конкретно шлемы (к примеру, так произошло с крестоносцем Симоном де Монфором под Тулузой в 1218 году). Но постепенная политическая стабилизация в Японии стала причиной полному забвению арбалетного мастерства.

Китайский вклад в цивилизацию

В области стрелометания при одновременном старте Китай скоро отстал от Рима и древних Греции, вышел вперед по окончании их крушения в V-VI столетиях, но в тринадцатом веке отстал от Европы опять, в этом случае безнадежно. Другая обстановка сложилась в камне-, а правильнее, пращеметании.

Древние греки пошли по порочному пути — постарались приспособить для метания тяжелых камней катапульты, случившиеся от луков. Китайцы же выбрали собственный, значительно более перспективный путь. В четвертом веке до н.э. на базе пращеметалки (привязанной к палке пращи) они создали уникальное устройство — тяговый требушет (см. «ПМ» №5’2007).

Ранееупомянутый Мо Ци (380−350 гг. до н.э.) обрисовывает древесную раму высотой около четырех метров, вкопанную в почву, вверху которой на оси вращается метательный рычаг длиной более десяти метров с привязанной к нему 80-сантиметровой пращой. К маленькому финишу рычага (ось дробила его в пропорции 1:3) были привязаны тяговые канаты. Дергая за них, солдаты приводили в перемещение «стрелки», и они метали зажигательные снаряды и камни.

Пропорции устройства далеки от оптимальных (через чур маленькие праща и метательное плечо рычага), однако почин был сделан.

Как и при с арбалетом, выдающееся начало имело в Китае весьма вялое продолжение: в течении многих столетий начальная конструкция практически не изменялась. Разве что раму стали время от времени ставить на колеса.

Трансформации были по большей части количественные — в момент насильственной смены семейства Суй семейством Тан тяговые требушеты употреблялись сотнями. Новая семейство деятельно применяла осадные камнеметы при завоевании Кореи (взятие Пхеньяна в 666 г.), а после этого и при усмирении мятежников. Кое-какие из них приводили в воздействие по 200 тягунов.

Стало более четким деление на легкие и тяжелые автомобили.

Вихревой камнемет

Пример легкой автомобили семейства Тан — «вихревой камнемет», упомянутый в армейском трактате 1044 года. Он установлен на вертикальном столбе и приспособлен для вращения на 360 градусов. 5,5-метровый эластичный рычаг сделан из бамбука и может метать боеприпасы весом 1,8 кг на 77 м с хорошей точностью.

Пара более замечательная разновидность той же автомобили устанавливалась на колесной повозке.

Так как места на стене было мало, в обороне такие автомобили помещались внизу под стеной и проводили метание навесом, в соответствии с указаниям стоящего на стене корректировщика. Дальность стрельбы регулировалась трансформацией числа тягунов. Конечно, меткой стрельбы подобным способом добиться нереально, но это было и не требуется при стрельбе в хорошем темпе по идущей на штурм толпе.

Требушет у монголов

Китайские тяговые требушеты были скоро переняты монголами, полностью оценившими их практичность — простоту, возможность изготовления на месте приведения и осады в воздействие при помощи неквалифицированной рабочей силы, в большинстве случаев пленных. На протяжении монгольского вторжения в Корею в 1230-х годах они массово использовались обеими сторонами, а также для разрушения и контрбатарейной борьбы не сильный упрочнений из мелкого камня и дерева.

По общепринятой сейчас мнению, на вооружении хана Батыя находились как раз тяговые требушеты китайского примера (и, быть может, мусульманские требушеты с противовесом), сметавшие защитников русских городов и устраивавшие пожары в городах Венгрии на протяжении татаро-монгольского похода 1237−1241 годов.

Противовес с запада

При всех собственных преимуществах (простоте, низкой стоимости, скорострельности) тяговый требушет неимеетвозможности разбивать каменные стенки — нет точности попадания и должной мощности. Самостоятельно решить эту проблему Китай не сумел. Ответ пришло с запада, с насильственной помощью монголов.

В шестом веке конструкция тягового требушета перекочевала из Китая в Европу. Спустя 700 лет стенобитный требушет с противовесом проделал обратный путь, из Восточного Средиземноморья через мусульманский мир в Китай. Его появление в Китае датируется 1272 годом.

Благодаря введению этих автомобилей, быстро ускоривших осады, монголы хана Хубилая смогли завоевать Южный Китай к 1279 году.

По окончании свержения монгольской семействе Юань требушет с противовесом взяла на вооружение китайская семейство Мин, но к 1480 году они неспешно вышли из потребления — не столько из-за вытеснения огнестрельным оружием, как в Европе, сколько из-за снизившейся потребности в тяжелой осадной технике по большому счету.

Дабы метать боеприпас дальше, китайцы и монголы утяжеляли противовес либо сдвигали его к концу рычага, для более родных расстояний — уменьшали либо смещали ближе к оси. Европейцы использовали менее очевидный, но более действенный метод: поменяли длину пращи либо наклон зубца, на что надевается праща перед пуском.

Отсталая Япония

Страно, но факт — применение требушета в Японии не зафиксировано до 1468 года. Корейцы применяли эти орудия против японцев начиная с VII века н.э., монголы (правильнее, подчиненные им китайские армии на корейских судах) — на протяжении годов 1274 и 1281 вторжений, но сами японцы их не переняли.

Только на протяжении войны Онин 1467−1476 годов показались хассекибоку («автомобили летающих камней»), стреляющие ядрами, разбивающимися на осколки при ударе о скалы, и 7-килограммовыми зажигательными боеприпасами, «подобными китайским сливам», на 300 шагов (200 м). Каждую машину обслуживали 40 человек. В Европе сейчас уже использовались бомбарды со боеприпасами в пара центнеров.

Громаднейшего распространения применение тяговых противопехотных требушетов в Японии достигло в шестанадцатом веке, в один момент с применением аркебуз. Последний эпизод относится к осаде замка Осака в 1614 году, в то время, когда защитники тщетно пробовали противопоставить их дальнобойным европейским пушкам, купленным диктатором Токугавой.

Два мира, две культуры

Знакомство с техническими достижениями старого и средневекового Дальнего Востока создаёт чувство утончённости и странного сочетания примитивизма, хрупкости и смертоносности, в противоположность прямолинейной и неотёсанной мощи европейской техники. Слабосильные древесные арбалеты, но многозарядные и талантливые выбрасывать отравленные стрелы с необычайной быстротой — в противоположность тяжелому арбалету со металлической дугой и замечательным зубчатым воротом, бьющему редко, но со ужасной силой.

Примитивнейшие, из верёвок пращи и бамбуковых палок с многолюдной командой голоштанных тягунов, но создающие собственными боеприпасами облака ядовитого дыма либо неугасимый пламя — и огромные дубовые требушеты с противовесом, сокрушающие двухметровые гранитные стенки несколькими правильными попаданиями шепетильно отесанных и взвешенных 100-килограммовых ядер. Два этих подхода, не легко слившиеся и обогатившие друг друга, и породили современную техническую цивилизацию.

Местная экзотика

Экзотическим видом зажигательного средства было расплавленное железо, залитое в керамический сосуд. Для китайских металлических руд характерно высокое содержание фосфора, что разрешало плавить их при относительно низкой температуре, достижимой в бытовых условиях.

На протяжении походов в южный Китай и Корею в тринадцатом веке монголы якобы применяли кипящий человеческий жир в качестве начинки снарядов, метаемых из требушетов с целью поджога древесных навесов на стенах и башнях. Уникальным дальневосточным изобретением были и «ядовитые дымовые бомбы».

Шар из низкоселитренного пороха, смешанного с разнообразными ядовитыми веществами, хорошо обматывали пеньковыми канатами и покрывали слоем из размолотого гриба-трутовика, смешанного с китайской полынью. Перед метанием из требушета данный внешний слой поджигали при помощи раскаленного прута, и он действовал как замедленный фитиль. При падении получался густой ядовитый дым, вызывающий кровотечение изо носа и рта.

В более недорогом варианте порох всецело либо частично заменяли людскими экскрементами. С XII века употреблялась кроме этого размолотая в порошок известь, создававшая собственного рода туман, что не давал вражеским воинам открыть глаза.

Боеприпасы для китайских требушетов

Консервативность конструкции китайских тяговых требушетов компенсировалась разнообразием снарядов. Не считая простых камней употреблялись ядра из обожженной глины, каковые при ударе о жёсткую поверхность раскалывались и создавали подобие осколочного результата. В том месте, где не хватало камней, использовали ядра из пропитанного водой (для утяжеления) дерева (к примеру, тутового).

Простой практикой было и метание отрубленных голов вражеских солдат — для психотерапевтического результата.

Активно использовались зажигательные боеприпасы. Горшки со смолой с XII столетия дополнили сосуды с порохом (либо же селитрой, смешанной с воском) — «огненные шары». Время от времени вместо горшков использовались корзины из бамбука — «бамбуковые огненные коршуны».

Первоначально порох был не сильный, с пониженным содержанием селитры, исходя из этого горел, но не взрывался. Зажигательные пороховые боеприпасы, обернутые в бумагу, прикреплялись и к стрелам. Взрывные бомбы, метаемые тяговыми требушетами, показались позднее.

Они отмечены на протяжении первого вторжения монгольских армий в Японию в первой половине 70-ых годов тринадцтаго века.

Имеется единичные упоминания нафты (отфильтрованной легкой фракции нефти, кипящей при низкой температуре) как зажигательного средства. Ее помещали в тонкостенные горшки; с конца XIII века стали применяться и ручные зажигательные гранаты. Нафту легко отличить от вторых веществ по свойству гореть в воде.

Статья размещена в издании «Популярная механика» (№57, июль 2007).

Либеральные реформы 60—70-х гг.


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.