«Батальоны друзей»: вместе весело шагать…?

Герои войны

Первая мировая настойчиво попросила тотальной мобилизации талантливых держать оружие мужчин. Но не во всех державах-участницах конфликта изначально существовала совокупность общего военного призыва. Англия, продолжительнее всех игнорировавшая подобный метод комплекта в вооружённые силы, была вынуждена обратиться к вторым механизмам формирования армии.

Одним из них была призыв и широкая пропаганда записываться добровольцами.

Многие из добровольцев образовали так именуемые «батальоны друзей», каковые не имели аналогов в армиях других государств.

Думается необычным, но огромная по размерам Англия ни при каких обстоятельствах не владела громадными по численности вооружёнными силами, предпочитая опираться на флот и относительно скромную по размерам опытную армию. Такая обстановка продержалась впредь до начала ХХ века, в то время, когда наметившееся противостояние с Германией продемонстрировало, что прошлые силы уже не могут служить достаточной гарантией не только для защиты заморских колоний, но и самой метрополии.


Добровольцы из Престона. 7 сентября 1914 года 200 добровольцев из этого города организовали роту 7-го батальона Североланкаширского полка (Loyal North Lancashire Regiment) (http://www.iwm.org.uk)

Вопрос о защите Английских островов, и неприятность стремительной отправки на континент экспедиционного корпуса при громадной войны деятельно обсуждались среди политиков и послужили предлогом для в далеком прошлом назревших реформ армии.«Батальоны друзей»: вместе весело шагать…? Нужные преобразования были осуществлены Ричардом Халдейном (Richard Haldane), что был министром обороны в 1905–1912 годах.

Переформированию подверглись как регулярная армия, которая первой выдвигалась на театр боевых действий, так и вспомогательные части, предназначенные для обороны островов и пополнения армии. Милиция (militia) стала особым военным резервом, а добровольческие местные отряды (volunteers) и йоменри (yeomanry), архаичные остатки франко-английского противостояния XVIII века, были перевоплощены в территориальные армии (territorial forces).

Сейчас любой полк в армии состоял обыкновенно из двух батальонов регулярных армий (они чередовались в работе за морем и в метрополии), одного батальона резерва и одного-двух батальонов территориальных армий. Все эти силы были срочно приведены в перемещение и кинуты на фронт в 1914 году. Новообразованный Английский экспедиционный корпус во Франции, которым руководил Джон Френч (John Denton Pinkstone French), насчитывал около 140 000 солдат регулярной армии, а следом подтягивались резервисты (ещё приблизительно 100 000) и территориальные армии (272 000 человек).

«Друзья из Лидса» (Leeds Pals) в тренировочном лагере в Йоркшире, сентябрь 1914 года. Местный меценат пожертвовал новобранцам трубки, а вот форма прибыла лишь к ноябрю (http://www.iwm.org.uk)

Однако, этих армий, не обращая внимания на их чёткую отправку и отличную подготовку во Францию, не хватало. Требовалось прибегнуть к чему-то более масштабному, напоминавшему массовую мобилизацию в Германии, Франции, России и Австро-Венгерской империи. Но подобный ход был неосуществим по политическим обстоятельствам.

Политики старались сохранять хладнокровие в стране, убеждая общество «вести дела как в большинстве случаев» (business as usual) и не допустить беспорядков.

Помимо этого, мысль, что война продлится только до Рождества 1914 года, распространилась среди народа, и введение общей воинской обязанности имело возможность привести к нежелательным последствиям.

Тогда политической военными элитой и высшими чинами Соединённого Королевства была разыграна патриотическая карта. Срочно развернувшаяся в прессе агитационная кампания убеждала каждого мужчину в необходимости выполнить собственный долг по отношению к стране и королю и обезопасисть независимость и свободу страны, и отомстить за разорённую Бельгию, наказать вероломную Германию и т.п.

Англичане показали большой уровень лояльности собственному правительству. Много тысяч мужчин пришли на призывные пункты, дабы добровольно отправиться в том направлении, откуда многие из них так и не возвратятся – на Западный фронт, в Галлиполи, Египет и Палестину. Совокупность полков была срочно усложнена, потому, что показался ещё один вид армейских частей – так именуемые Service battalions, каковые дополняли регулярные и резервные части.

Инициатором их создания был прославленный генерал-фельдмаршал Китченер (Horatio Herbert Kitchener), потому они взяли прозвище «армия Китченера» либо, более фамильярно, «масса людей Китченера» (Kitchener’s mob).

«Однокашники из Гримсби» на стрельбище, сентябрь 1914 года. Также до тех пор пока без формы (http://www.iwm.org.uk)

Совокупность их формирования допускала громадную самостоятельность отдельных добровольцев. С августа 1914 года и до введения в июне 1916 года общей воинской обязанности было создано 557 новых service-батальонов, из которых 215 (38%) появились по инициативе частных лиц, а не национальных учреждений. Потому, что Британия к тому времени уже была урбанизированной страной, то центром формирования этих батальонов стали громадные и малые города.

Для большинства из них использовался термин «pals battalion» – «батальон друзей». Эта идиома изобрёл Эдуард Стэнли (Edward John Stanley), лорд Дерби, выступая в Ливерпуле в связи с организацией таковой воинской части:

«Это должен быть батальон друзей, батальон, в котором приятели с одного места работы будут сражаться плечом к плечу за честь Британии и во славу Ливерпуля».

В самой идее не было ничего нового: приблизительно по такому же принципу были устроены территориальные армии. Лорд Дерби внес предложение Китченеру официально закрепить практику формирования отрядов, в которых помогали бы одноклассники, приятели, соседи либо коллеги. Были созданы кроме того отряды из опытных спортсменов.

Инициатива в таких случаях была полностью дана местным влияниям.

До тех пор пока не прибыла военная форма, добровольцам имели возможность выдавать вот такие значки для ношения на гражданской одежде. Данный предназначался для батальона, собранного лорд-мэром Брэдфорда (http://www.iwm.org.uk)

Англичане с радостью восприняли таковой метод создания армии. Он отдавал чем-то средневековым, общинным, не смотря на то, что таковым и не был. Сама по себе мысль команды ветхих друзей, неизменно и везде поддерживать друг друга, апеллировала к древним примерам, известным из школьного обучения.

К тому же мужчины и британские юноши с детства пребывали в командах , скаутских отрядах, классах воскресных школ, самых различных школьных кружках, а потому были привычны обществу товарищей-единомышленников и ощущали себя комфортно в их окружении. Данный тыловой комфорт многие попытались перенести и на фронт.

Первые колонны добровольцев, записавшихся в «батальоны друзей», промаршировали по улицам английских городов в последних числахАвгуста 1914 года. Так, столичный Королевский фузилёрный полк пополнился «Батальоном биржевых брокеров» (более чем 1500 человек), в который пошли клерки английского Сити. В Ливерпуле неутомимый лорд Дерби привлёк 3000 человек, по большей части рабочих и служащих торговых компаний, что дало три новых батальона.

В Манчестере горсовет, вдохновившись примером Ливерпуля, собрал манчестерский батальон служащих и клерков складов. После этого срочно было собрано 15 000 фунтов по подписке среди коммерсантов города чтобы собрать и экипировать ещё один батальон. В итоге за 14 дней августа-сентября 1914 года в Манчестере были собраны люди для четырёх батальонов, другими словами целая пехотная бригада!

В Бирмингеме решили мало подождать, пока спадёт горячка и наладится верный учёт, а до тех пор пока внесли предложение добровольцам присылать имена в газету для опубликования. Срочно набралось 4500 имён молодых клерков, преподавателей, предпринимателей, работников магазинов.

Добровольцев приводят к присяге на Библии в призывном пункте (http://www.iwm.org.uk)

чиновники и Призывная комиссия, занимавшиеся проверкой новобранцев, обыкновенно были их земляками. Доброволец, письменно изъявивший желание пойти в армию, приобретал в ответ открытку с указанием времени и места, куда нужно было явиться. По вынесению ответа, значительно чаще хорошего, добровольца отпускали к себе, опять-таки до срока, в то время, когда ему нужно было явиться в тренировочный лагерь.

Так, не терялось время, да и новобранец не разочаровывался в собственном выборе, поскольку он миновал переполненную полковую «учебку».

Как подмечает историк Питер Симкинс (Peter Simkins), распоряжение Китченера о том, дабы заботу о «батальонах друзей» , пока они не попадут под военное руководство, взяли на себя местные гражданские власти, перевоплотило эти отряды в подобие неких частных армий. Батальоны жили, тренировались и питались пара месяцев на армейский манер, но наряду с этим юридически частью армии не являлись.

Проверка зрения у добровольца. Сперва к добровольцам предъявляли весьма строгие требования, каковые были очень сильно снижены по окончании первых важных утрат во Франции (http://www.iwm.org.uk)

Кроме Ливерпуля, Манчестера и Бирмингема, ещё семь городских общин создали более одного «батальона друзей». Отличился, к примеру, Кингстон-апон-Халл (Kingston upon Hull), в котором при деятельном участи Чарлза Уилсона (Charles Henry Wellesley Wilson), лорда Нанбернхолма, за 11 недель было развёрнуто четыре батальона. Местная газета едко писала:

«Сейчас начало записи в добровольцы уроженцев людей класса: и среднего клерков свободных профессий – это «батальон тёмных пальто». Не нужно думать, что это проявление классовых различий, но в случае если докеры чувствуют себя лучше дома, среди собственных друзей, то и обладателям карандашей и ручек кроме этого будет прекрасно среди собственных».

Классовость давала о себе знать, а также неформальные заглавия новых батальонов из Халла были соответствующими: «Коммерсанты» (Hull Commercials), «Торговцы» (Hull Tradesmen), «Спортсмены» (Hull Sportsmen and Athletes). Для четвёртого батальона, но, особенного заглавия не нашлось, и он был известен как «Другие торговцы» (T-others). В Глазго, укомплектовавшем три батальона, нашлись кроме того «трамвайщики» (Tramways Battalion).

Кое-какие подразделения полностью складывались из рабочих – к примеру, работников Северо-Западной железной дороги (North Eastern Railway Battalion) либо шахтеров Йоркшира (Miners’ Battalion). В Ньюкасле появились «ирландские» и «шотландские» батальоны из местных шахтёров (Tyneside Irish and Scottish). В один момент выпускники вузов и школ формировали батальоны и свои роты – так, питомцы одной школы в линкольнширском городе стали «Однокашниками из Гримсби» (Grimsby Chums), а 18-й, 19-й, 20-й и 21-й батальоны Королевского фузилёрного полка стали известны в качестве «Университетской и школьной бригады» (University and Public Schools’ Brigade).

Батальон «Коммерсантов из Халла» (Hull Commercials) недалеко от Дуллана, в департаменте Сомма, 28 июня 1916 года. Для многих данный фотоснимок будет последним (http://www.iwm.org.uk)

По мере разрастания конфликта и усиливающихся требований армии о новых пополнениях призывные пункты снижали проходную планку. В случае если первые рекруты отличались отменным здоровьем и были холосты, то уже в сентябре-ноябре 1914 года стали брать фактически всех, кто приходил записываться в армию.

Помимо этого, не во всех частях Соединённого Королевства был однообразный энтузиазм. Особняком стояла Ирландия, но, давшая большое количество добровольцев. Политические сложности сопровождали процесс записи в армию в Уэльсе.

Ллойд Джордж (David Lloyd George), будучи главой МинФина, спорил в сентябре-октябре 1914 года с Китченером по поводу формирования особенного Валлийского корпуса.

Генерал-фельдмаршал не одобрял идею создания мононациональных батальонов, но был должен сдаться, в то время, когда ему указали на случай Ньюкасла.

Само собой разумеется, не следует преувеличивать энтузиазм англичан. Многие из мужчин уклонялись от военной работы. Рабочая группа лорда Дерби установила в 1915 году, что не меньше миллиона человек, талантливых сражаться, остаются вне военного работы.

Машина военной пропаганды и публичное осуждение тех, кто отсиживался дома, к тому времени уже не могли обеспечить достаточного притока рекрутов, и в 1916 году была введена общая воинская повинность.

Тайнсайдская ирландская бригада в первоначальный сутки битвы на Сомме (http://www.iwm.org.uk)

Участь «батальонов друзей» была незавидна. Потому, что в том направлении шли люди, ранее не имевшие дела с военным работой, тренировка многих частей затянулась до середины 1915 года. Первой большой битвой для большинства «батальонов друзей» стала битва на Сомме.

Фактически все они понесли такие утраты, что вернуть их в прошлом виде не представлялось вероятным. Введение же общей воинской повинности совсем похоронило идею «батальонов друзей» – романтический порыв, соединивший судьбы тысяч людей, закончился.

Литература:

  1. A Nation in Arms / ed. Beckett I.F.W – Pen and Sword, 2004
  2. Brosnan M. The Pals Battalions Of The First World War (Electronic resource): http://www.iwm.org.uk/history
  3. Simkins P. Kitchener’s Army: The Raising of the New Armies 1914–1916 – Pen and Sword, 2007

Вместе весело шагать (из к/ф И снова Анискин)


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: