Category История

Xvi. обязательства из правонарушений. проблема ответственности за вред

История

Как было сообщено выше, обязательства из правонарушений были по большому счету исторически старейшим видом обязательств. Но тогда они преследовали неоднозначную цель: с одной стороны, возмещение причиненного вреда, а иначе — некое имущественное наказание правонарушителя; в том имущественном штрафе, что влекло за собою правонарушение, сплошь и рядом сливались и вознаграждение за вред, и карательный штраф в собственном смысле.

Предстоящая историческая эволюция этих обязательств содержится в том, что неспешно эта вторая, карательная, функция их отпадает (переходя в руки права), и для гражданского права остается лишь задача первого рода — организация возмещения причиненного вреда. Такое разрешение диктуется самой природой обеих функций: уголовно-правовое наказание имеет собственные особенные цели и определяется совсем иными началами, чем те, которыми может руководиться гражданское право. В том месте, в области наказания, нужно принимать во внимание со степенью опасности деяния для всей публичной жизни, со степенью не добрый воли преступника;

в том месте возможно обращение о помиловании его и т.д.; тут, в области гражданского права, мы имеем дело лишь с частным вредом, причиненным одним лицом второму, и отечественной задачей есть принятие мер для возмещения этого вреда, для устранения вредных последствий неправомерного деяния в сфере частных заинтересованностей потерпевшего.

Read More

Возвращение сновидений тем, кто в них нуждается

История

прорицатели и Шаманы, призванные определить внутреннюю работу1 души… должны принимать во внимание врачевателями, находящимися превыше неспециализированных законов природы… Они обращаются за советом к собственному воображению.

Жозеф-Франсуа Лафито, 1724

Множество людей около нас нуждаются в снах. Они ощущают, что большинство их жизни лишена смысла и цели. Они пойманы ограничивающими убеждениями, быть может, убеждениями, появившимися под давлением вторых людей, каковые довольно часто говорят нам о том, чего мы не можем делать и что нереально в реальности.

Они утратили контакт со снами и той частью себя, которая есть красивым сновидцем. Оии ощущают, что подошли к краю пропасти, которую не смогут перейти, и цепляются за узкий уступ, не талантливый поддержать их. Они смогут нанести большой ущерб себе и друтим либо же присоединиться к долгой процессии живых мертвецов.

Ирокезы, подобно многим родным к природе людям, говорят, что в случае если мы не в контакте со снами, то утратили часть души.

Дабы вернуть сновидения нуждающимся в них людям, мы можем пригласить их в отечественное место исцеления, видения и смелости, «завернув» их в отечественное собственное сновидение, сновидение силы, которым мы решили поделиться с ними, либо взрастить для них свежее, сильное и повое сновидение.Такова старая практика шаманов-сновидцев.

Read More

Vol.6 на самом дне гудзона 4 страница

История

— Пришёл в сознание! – в первую очередь услышал я. Линия забери, наверное, я опять забыл присесть и грохнулся на пол…

— Какой-то он у вас нервный, но…

— Чего вы стоите? Бегом мальчишку искать!

Послышался топот ног. Я открыл глаза и заметил Антона.

— Он на хоккейной коробке. – Сообщил я. – Побежали, в том месте что-то плохое творится!

Антон кивнул, и мы выбежали на улицу с тёмного хода. Чуть позднее нас догнал Миша, у которого из-под куртки торчала рукоять обреза.

— Смотрите! – Антон указал на следы, цепочкой уходящие вдаль. – Сперва их было двое: отечественный мальчик и кто-то взрослый, если судить по размеру ноги. А позже… смотрите!

Следы взрослого поворачивали в сторону и прятались за углом строения, тогда как детские длились в прошлом направлении.

— Мне думается, что-то начинает вытанцовываться… — Пробормотал Антон. Мы скорым шагом продолжили собственный путь.

Ледовое поле, на котором я увидел Славика, было самым отдалённым и диким. От лагеря его отделяли заросли обнажённых ветвистых кустов, а иначе окружал чёрный хвойный лес.

— Идите, я вас догоню! – шепнул мне Антон и рысцой побежал в том направлении, куда уводили следы взрослого.

Через заросли вела одна чуть заметная тропинка, но времени для её поисков не было, исходя из этого мы с Мишкой двинулись напролом.

Read More

Vol 4. победителей не судят 1 страница

История

Vol.1 Альфа

Я закрыл глаза и постарался представить себе, какого именно формы и цвета возможно жужжание насекомых на этом лугу. Оказалось множество узких многоцветных штрихов, в беспорядке разбросанных на угольно-тёмном полотне полуденной тишины. Если бы внести какую-нибудь последовательность в эти звуки, подирижировать ими, привнести чисто людскую логику… Тогда, быть может, оказалось бы сплести из этих многоцветных прутиков корзинку. Либо ещё что-нибудь нужное.

Но такими вещами я не занимался.

Я лишь слушал и замечал. Это было моё давнишние увлечение, но оно помогало мне и в работе. У меня, фактически, и должность была соответствующая – наблюдатель.

А кличут меня Олег. Но это не верно уж принципиально важно.

Танька прогуливалась рядом, пощипывала пальцами стебли трав и нетерпеливо сопела. Танька – маленькая блондинка со вздорным нравом. С ней уживётся далеко не каждый.

Слава всевышнему, что мне приходится с ней лишь трудиться… А вот Андрюхе здорово не повезло – его угораздило втрескаться в Таньку по самые уши. И самое ужасное, что это у них, думается, взаимно. Но, не моё это дело.

— Уверен, что он ещё не заснул? – задала вопрос она. Я кроме того с закрытыми глазами имел возможность ощутить её взор. Наблюдает на меня так, словно бы это я виновен в том, что мы третий час торчим на этом поле.

Read More

Жизненные искания андрея болконского и пьера безухова

История

Война и мир у Толстого — это два универсальных состояния людской бытия. В ситуации войны люди теряют историческую память и неспециализированную цель, живут сегодняшним днем. Общество распадается на атомы и судьбой начинает править эгоистический произвол.

Такова наполеоновская Франция, но такова и Российская Федерация светских гостиных и придворных кругов.

В 1805 году эта Российская Федерация определяет во многом жизнь всей страны. Великосветская чернь — это царство интриги, где идет обоюдная борьба за индивидуальные блага, за место под солнцем. Сущность ее олицетворяет возня Курагиных с мозаиковым портфелем у постели умирающего графа Безухова.

Семейка Курагиных несет одни несчастья и беды в мирные гнезда Ростовых и Болконских.

Те же самые мелкие наполеоны в генеральских эполетах приносят России поражение за поражением и доводят ее до позора Аустерлица. Мучительно переживают состояние эгоистического распада и всеобщего хаоса лучшие герои романа. Пьер Безухов нечайно оказывается игрушкой в руках ловких светских интриганов и хищников, претендующих на его богатое наследство.

Пьера женят на Элен, а позже втягивают в неле-(*118)пую дуэль с Долоховым.

Read More

X. проблема личности в сфере семейственных отношений

История

Одну из самых чувствительных областей гражданского права воображает семейственное право, потому что, возможно, нигде не затрагиваются столь интимные интересы людской личности, как как раз тут.

Но семья, как мы знаем, в ходе собственного исторического развития совершила долгий путь. Не начнём забираться в туманную даль коллективного брака либо матриархата; в случае если мы кроме того ограничимся семьей в ее более современном смысле, семьей моногамической, то и тогда мы заметим, что эта семья в старейшее время определялась совсем иными началами, чем нынешняя.

Как показывают остатки старейшего права и старейших обычаев у всех более известных нам народов, начальным источником таковой семьи было похищение жен либо приобретение их, и притом, по-видимому, из чужого племени. Супруга же, похищенная либо приобретённая, становилась рабыней супруга (возможно, кроме того это был по большому счету старейший случай всякого рабства), делалась его собственностью наравне с другими рабами либо вещами.

Примитивное правосознание не различало еще оттенков власти; оно знало лишь одну единственную власть господина над всем, что входило в сферу его господства, что ему принадлежало, и эта власть мыслилась, как некое одностороннее и полное право его: все то, что этому праву подлежит, имеется не субъект, а объект.

Read More