Приказ – умереть

Герои войны

Каждая война – это время храбрецов. На протяжении каждой войны в каждой армии постоянно встречались примеры необыкновенной доблести и героизма. Кроме того людям, имеющим смутное представление о ходе Второй мировой, известны леденящие кровь и в один момент вселяющие гордость истории о блокаде Ленинграда либо двадцати восьми панфиловцах.

Таких примеров очень много – случаи, в то время, когда люди жертвовали собой для спасения и победы судеб своих друзей, происходили чуть ли не каждый день, и исходя из этого очень сложно отыскать в памяти любой из них. Но только в одной армии мира принесение собственной судьбе в жертву не было чем-то из последовательности вон выходящим и воспринималось как составная часть тактики ведения боя. Данной страной была Япония.

Многие люди, интересовавшиеся историей Японии хотя бы вскользь, согласятся с тем, что для самурая не было большего позора, чем попасть в плен по окончании битвы. Законы чести потребовали от добропорядочного солдата покончить жизнь суицидом при поражения и ни за что не попадать в руки неприятеля живым. Эта традиция укрепилась в сознании обитателей Японии за продолжительный период правления армейского сословия – сёгуната.

И лишь по окончании событий, известных как «реставрация Мэйдзи», эта тенденция стала неспешно сходить на нет под влиянием европеизации. Японские солдаты поменяли доспехи, мечи и луки на полевую форму, винтовки и самурайские – традиции и артиллерию стали забываться, а традиция самопожертвования – и вовсе была запрещена императором.

Но спустя пяти десятилетий, благодаря внутриполитической борьбы в правительстве Страны Восходящего Солнца, наметился заметный рост националистических настроений. Все элементы европейской культуры, только-только прижившиеся среди японцев, стали жестко отторгаться – и это, а также, коснулось и тактики ведения боя, и отношения к жизни противника и собственной жизни.

Сопоставляя воспоминания воинов, попавших в японский плен на протяжении Русско-японской и Первой мировой войн, с воспоминаниями тех, кому не посчастливилось появляться в японских лагерях на протяжении Второй мировой войны, возможно поразмыслить, словно бы люди попали в плен к двум совсем различным государствам. От европейского гуманизма не осталось и следа – в случае если в начале ХХ века японцы уделяли внимание приличным хорошему обращению и условиям содержания с пленниками, то в годы Второй мировой войны малое число людей смогло пережить нахождение в японском концентрационном лагере для пленных.

Вместе с отношением к военнопленным изменились и офицеров и взаимоотношения солдат – бесконечная власть над подчинёнными возвращала офицерство к образу аристократов, каковые имели возможность распоряжаться судьбами собственных слуг и воинов не смотря на моральные нормы и уставы. И они не раздумывая отправляли людей на смерть, в случае если это имело возможность привести к успеху в боевых действиях.

Приказ – умереть
Самолёт-ракета «Yokosuka MXY7 Oka» использовалась для доставки замечательного заряда взрывчатки к судам соперника. Применявшая для перемещения ракетный движок, она была фактически неуязвима для зенитного огня.

Будущее пилота была предрешена – сама конструкция не предусматривала возможность посадки.

Самый хороший пример для того чтобы поведения – узнаваемые всему миру камикадзе; это слово, в переводе обозначающее «божественный ветер», уже давно стало синонимом слову «самоубийца». Но в действительности так именовали только японских пилотов, которых объединяли в отряды пор одному показателю: они готовьсяумереть. Самоубийственные миссии не были инициативой конкретно лётчиков – распоряжения о боевых вылетах отдавались руководством и не рассматривались.

Камикадзе употреблялись В течение всего ведения войны на Тихоокеанском фронте; это явление произвело сильное потрясение на Западе и вошло в мировую историю как не имеющий аналогов самопожертвования и пример исполнительности.

не меньше известны и «кайтэн» – торпеды, управляемые пилотами-смертниками. Один из изобретателей этого оружия, лейтенант Сэкио Нисина, стал и первым пилотом управляемой торпеды. Вместе с ним на борту был прах второго создателя, Хироси Куроки, погибшего при опробованиях.

Младший лейтенант Хироси Куроки и лейтенант Сэкио Нисина – изобретатели человеко-торпед «кайтэн»

Но японские воины жертвовали собой не только в воздухе и на море, но и на суше. Верные старому самурайскому правилу «не сдаваться в плен», офицеры и солдаты довольно часто шли на смерть, в случае если наряду с этим была возможность забрать с собой на тот свет хотя бы пара неприятелей.

Обширно известны так именуемые «банзай-атаки», предпринимаемые японскими воинами на протяжении военных действий: с громким криком «Тэнно Хэйка Банзай!» («Слава Императору!») офицеры и японские солдаты всеми силами кидались в ближкий бой, сжимая в руках винтовки с примкнутыми штыками и классические японские мечи. В ближнем бою у японцев довольно часто было превосходство – штыковому бою в японской армии уделялось огромное внимание, а японские ружья с долгими штыками разрешали не высокий японским воинам компенсировать отличие в росте со своим соперником.

Кроме этого направляться добавить, что солдаты США в принципе редко примыкали штыки – от этого винтовка теряла в точности; исходя из этого как правило противостоять мечам и штыкам морпехам приходилось посредством прикладов, боевых ножей и сапёрных лопат. Особенно довольно часто воины союзников сталкивались с этим явлением до 1943 года – исходя из этого на последнем этапе войны американские морпехи уже имели богатый опыт в отражении аналогичных наступлений, и самоубийственные атаки с каждом разом становились всё менее действенны.

Но в начале военных действий на островах Тихого океана они имели громадной успех – оказывающие замечательный психотерапевтический эффект, эти стремительные выпады довольно часто проламывали американскую оборону и вынуждали солдат союзников в кошмаре отойти. Но частенько подобные действия были, мягко выражаясь, не к месту – волна бегущих японцев разбивалась о стенке пулемётного и миномётного огня из американских окопов, не нанося сопернику ощутимого урона.

Так развивались события на протяжении битвы за реку Тинару на острове Гуадалканал. 21 августа 1942 года полковник Киёнао Итики повёл в банзай-атаку более восьмисот солдат. Не обращая внимания на маленькую расстояние, отделявшую их от соперника, практически все участники атаки были стёрты с лица земли массированным огнём из личного оружия и пулемётов, а полковник, управлявший наступление, наложил на себя руки, дабы избежать несмываемого позора.

На протяжении банзай-атак японские воины довольно часто несли знамёна с восходящим солнцем для поднятия боевого духа. Филиппины, начало 1942

Наровне с банзай-атаками были обширно распространены ночные набега на позиции соперника. Под покровом темноты японские воины по паре человек подкрадывались к американским окопам с единственной целью – зарезать как возможно больше неприятелей прежде, чем их найдут и убьют. Шансов на выживание у таких диверсантов фактически не было – за всю историю войны на Тихом океане известно только пара случаев, в то время, когда японцам получалось удачно отойти обратно на собственные позиции.

В отличие от банзай-атак, эта тактика активно использовалась в течение всего хода военных действий, и армейские специалисты признавали её высокую эффективность. ожидание нападения и Постоянное напряжение лишало утомлённых бойцов возможности отдыха, что, со своей стороны, не лучшим образом сказывалось на боеготовности. К подобным диверсиям морпехов раздельно готовили в учебных лагерях, уделяя особенное внимание рукопашному и ножевому бою. Юджин Слэдж, морпех США, в собственной книге «Со старой гвардией на Пелелиу и Окинаве» цитирует такую обращение сержанта-инструктора:

В то время, когда на Тихом океане наступает ночь, япошки постоянно посылают людей на отечественные позиции, дабы разведать отечественную оборону либо, сколько американских глоток они смогут перерезать. Они выносливы и обожают рукопашный бой.Если бы вы, юноши, сражались с немцами, вам бы вряд ли было нужно хоть раз применять нож в сражении, но япошки – это совсем другое дело.

Я гарантирую, что перед тем как война закончится, вы либо юноша в соседнем окопе от вас применяет собственный «кабар»[1] против японского шпиона.

И он был прав.

Для уничтожения вражеских солдат ценой собственной жизни японцами кроме этого довольно часто использовались ручные и противотанковые гранаты. К примеру, на протяжении битвы за Иводзиму обречённые на поражение воины по приказу офицеров обвязывались гранатами и кидались под гусеницы американских танков, часто уничтожая их либо выводя из строя. Частенько жертвами таких самоубийц становились охотники и санитары за сувенирами.

Кроме того взяв тяжёлое ранение, японские воины обнаружили в себе силы зажать в руке гранату с извлечённым кольцом; в то время, когда к ним приближался медик для оказания первой помощи, либо же несложный боец, желающий раздобыть себе офицерский клинок, пистолет либо второй желанный сувенир (в роли которого, кстати, имело возможность выступать что угодно, впредь до золотых коронок на зубах), пострадавшие отпускали скобу гранаты и подрывали приблизившихся вместе с собой.

На снимке прекрасно различим вооружённый клинком офицер, с боевым кличем ведущий воин в штыковую атаку. Гуадалканал, август 1942

Сложно назвать однозначную обстоятельство для того чтобы безжалостного и временами безумного поведения. С одной стороны, сложившийся за века японский менталитет располагает к слепому следованию распоряжениям тех, кто находится выше по сословному либо служебному рангу, и к подавляющей безынициативности подчинённых по отношению к руководству.

Запрещено упрекнуть японцев в том, что они жертвовали собой по приказу, а не по собственному душевному порыву из любви к отчизне – так как неповиновение руководству противоречило представлениям японцев о долге и чести и вело к неминуемому позору. Иначе, кроме того под страхом смерти воины предпочитали не сдаваться в плен – но не из-за собственных убеждений, а от страха. Тут попыталась японская пропаганда – солдатам и рекрутам всегда рассказывали о жестокости американских морских пехотинцев, об ужасающих пытках, ожидавших всякого, кто попадёт к ним в плен – исходя из этого стремительная смерть в сражении казалась одураченным воинам более привлекательной возможностью, чем участь пленника.

В завершение возможно сообщить лишь одно – не обращая внимания на то, что Япония принимала участие в войне на стороне отечественных соперников; не обращая внимания на то, что люди клали собственные жизни на алтарь победы по приказу руководства, а не по собственной воле, мы должны уважать их жертву и не забывать, что настоящие храбрецы были по обе стороны каждого фронта.

[1] «Кабар» – сленговое наименование боевого ножа, создаваемого компанией «Ka-Bar» и до сих пор состоящего на вооружении американской морской пехоты (Прим. автора)

Apocalypse Now — Kilgore talks surfing and napalm


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: