Справочник наблюдателя за земными существами. ankylosaurus magniventris

Анкилозавр

Ankylosaurus magniventris

Место обитания: Северная Америка

Растительноядный анкилозавр перемещается на четырех конечностях. Имеет около пяти метров в длину и полтора метра в высоту. Тело покрыто костяным панцирем, складывающимся из сросшихся костных щитков и шипов.

На хвосте – отличительный костный вырост.

Примечание: последнее обнаружение поздний меловой период

Обстоятельство исчезновения: экологические трансформации

Наблюдатель приобретает: 650 баллов.

Справочник наблюдателя за земными существами.

Собранные баллы.

Дронт 800

Мегатериум 500

Райский попугай 500

Велоцераптор 250

Горная горилла 500

Ай-ай 900

Амурский тигр 600

Какапо 900

Галапагосская мышь 1500

Стегозавр 500

Трицератопс 550

Диплодок 600

Анкилозавр 650

Диметродон 600

Странствующий голубь 100

Сумчатый волк 250

Тёмный носорог 300

Мервин недостающее звено 23500

Утка Тау 5

Курица Донг-тао 4

Ползун красноухий 40

Китайская трехполосная коробчатая черепаха 350

Лесная стрекоза 150

Фороракос 450

Стеллерова корова 1000

Саблезубый тигр 500

Мегалозавр 400

Итого 36399

Глава 19

Меня кличут Хр’онл, и я – последняя из кирранинов.Справочник наблюдателя за земными существами. ankylosaurus magniventris Врач убедил меня, что принципиально важно записать мою историю. Он и сам появляется в данной истории, не смотря на то, что лишь в конце, но я не пологаю, что обстоятельство в этом.

Я полагаю, Врач побывал в весьма многих историях, и у него нет потребности упоминаться еще в одной.

Нет, я пологаю, что он желает, дабы я поведала собственную историю в память о собственном народе. Это то, что я обязана сделать. Быть может, и прошло пара сот миллионов лет, но для меня эта боль еще свежа.

На собственной родной планете я была ученым. Мы были высокоразвитыми существами, что и привело к нашей смерти. Разразилась страшная война.

Целая планета была уничтожена, и наряду с этим – любой кирранин, любой виш, любой элипиг, любой гран. Но я осталась.

Я была пионером, я улетела к звездам. Я ожидала, что меня будут встречать как храбреца. Но не осталось дома, к которому возможно было возвратиться.

Сраженная горем, я улетела. Мой шаттл был экспериментальным, не предназначенным для дальних перелетов, но я успела отыскать новый мир. Данный мир.

Но это не был мир, отыскать что я сохраняла надежду.

Людей было мало, и они были примитивны. Моя наружность стращала их, исходя из этого для общения я выстроила похожего на них андроида и назвала его Ив. Я передала Ив все собственные технические знания, позволила интеллектуально расти и развиваться.

Мы начали работу над совокупностью телепортации, которая разрешила бы мне попасть на другие планеты и, быть может, отыскать существ, более родных к моему виду (не смотря на то, что утрата собственного народа оставалась раной, не способной затянуться).

А после этого бедствие поразило и эту планету. В этом случае не самоуничтожение, а проклятие природы: заболевание.

Медицина не была областью, в какой я была сильна, но я считала, что со временем имела возможность отыскать лекарство. Исходя из этого я начала работу над приостановкой жизненных функций, сохранением живого существа в состоянии долгого существования. Их возможно было сохранить, пока не найдется ответ.

Я опоздала. В тот сутки, в то время, когда я закончила изобретение, погиб последний обитатель планеты.

Моя инопланетная физиология не могла быть затронута заболеванием, но сердце мое разрывалось.

До этого момента люди данной планеты ничего для меня не означали, а сейчас я осознала, что они означали все. Я еще не имела возможности телепортироваться, и они оставались единственными живыми существами, которых я знала. Ив была моим постоянным компаньоном, я создала ее – к тому времени я думала о ней как «о ней» — неотличимой от живого человека, но в конечном итоге она была сооружением.

По окончании утраты собственного народа я не имела возможности перенести идея, что вторая разновидность ушла окончательно.

Вселенная ни при каких обстоятельствах не заметит элипига и грана, они провалились сквозь землю. Миллионы детей смогут расти в миллионе миров, но никто из них не будет ни при каких обстоятельствах поглаживать любимого фрузина и брать его на прогулку. А сейчас и эта раса утрачена.

Я плакала три дня.

А позже сообщила Ив:

— Мы должны остановить вымирание видов.

— А как выяснить, что разновидность вымирает? – задала вопрос она.

И я неожиданно осознала, что кирранины вымирают. Я думала о них, как о мертвых, но еще нет. Я сообщила ей об этом. Заявила, что осталась единственной, и в то время, когда я погибну, вымрет и моя раса.

Сейчас я вижу, как она меня осознала.

В ее глазах разновидность вымирала, в случае если оставался последний представитель. Я должна была сказать с Ив о сохранении, образовании, помощи разновидностям выживать. Но я этого не сделала.

Я сообщила Ив, что разновидности не должны быть утрачены. Другая часть Вселенной обязана знать о них. Все должны быть сохранены.

Каждую планету необходимо не забывать.

И она ответила:

— Я осознаю. Ваша разновидность вымирает. Она не должна быть утрачена. Она должна быть сохранена.

Вашу планету нужно не забывать.

Я осознала, что она имеет в виду, лишь тогда, в то время, когда стало через чур поздно. И в то время, когда осознала, начал плакать о собственном народе, у которого не осталось будущего. Это все, что я знала в течение 500 миллионов лет.

А позже Врач вошел в мою историю. Он был рядом, в то время, когда я проснулась, не смотря на то, что мне не казалось что я дремала, я как будто бы перенеслась в поменянный мир. Мне сообщили, где и в то время, когда я была, и что делала Ив по моей невольной воле.

Вы имеете возможность поразмыслить, что это нереально принять.

500 миллионов лет прошли мгновенно. Но в то время, когда вы утратили планету, утратить Вселенную, которую вы знали, не куда сложнее.

Но… она имела возможность не остаться потерянной. Врач сделал мне предложение: он имел возможность послать меня в мой личный мир, перед тем как он был уничтожен. Мое сердце пело.

Появляться опять совместно со своим народом!

Но я не могу поменять историю, так сообщил Врач. Я не могу не допустить уничтожение планеты, не могу предотвратить собственный народ.

Я задала вопрос его:

— Если бы вы были на моем месте, то что бы сделали вы?

На мгновение он стал весьма грустным, а позже заявил, что это мое ответ.

И не смотря на то, что раньше я считала, что дам все за такую возможность, сейчас я осознала, что не могу этого сделать. Как я смогу жить, ежедневно зная о том, что произойдёт, неспособная это остановить?

Я желала остаться тут и попытаться исправить то, что наделало мое создание.

Коллекции Ив больше не существовало, так сообщил мне Врач. И, не смотря на то, что я знала, из-за чего он так поступил, мое сердце сжалось при мысли о утрата всех тех разновидностей. Я сообщила об этом Врачу, и он улыбнулся.

Остались образцы ДНК, так сообщил Врач. Остался аппарат клонирования Ив. И оставалась целая планета, требующая заселения.

Не знаю, успею ли я обучиться нужному прежде, чем погибну. Я верну Ив и дам ей новую задачу. В этом случае я буду осмотрительнее.

В этом случае будут другие цели.

И вот я тут, последняя из кирранинов. В то время, когда я погибну, мой народ прекратит существовать. У Врача имеется другие истории, но моя подходит к концу.

Я сделаю так, как предлагает Врач, и, вероятно на данной планете будут жить кирранины с моей собственной ДНК. Я поразмыслю об этом.

Я считала, что Хр’онл опять начнёт плакать, в то время, когда мы привели ее в лабораторию и она заметила лежащую Ив, но было это из-за нее самой, либо из-за мертвого андроида, либо из-за того, к чему привели ее необдуманные слова, я не могу сообщить.

— Когда-то она была моей единственной подругой, — сообщила Хр’онл. – думаю, мне опять нужен приятель. Мы будем сотрудничать и опять заселим планету. В конце – финишей никто лучше нее не знает, как все это трудится.

Я не имела возможности винить Хр’онл в том, чем стала Ив, больше, чем саму Ив. Так как она сама поплатилась…

И музей также погиб.

— Никто ни при каких обстоятельствах опять не заметит ай-ай, — сообщила я, — либо странствующего голубя, либо трехполосную коробчатую черепаху. Никто без машины времени.

— Нет ничего, что продолжается всегда, — сказал Врач, всматриваясь в вакуум. А позже снова сосредоточился и улыбнулся. – Хорошо, не считая дронта…

Меня как будто бы толкнули:

— Постой, я знаю о клонировании. Это легко правильная копия. Запрещено размножить разновидность таким методом.

У Ив был лишь один представитель каждого вида.

Ни при каких обстоятельствах не покажется мальчик-дронт.

— Вправду, — набрался воздуха Врач.

И вытащил из кармана то, в чем я признала перо Доротеи, благодаря которому он отследил нас к лаборатории. А позже вытащил кое-что из другого кармана. Начальное перо дронта, которое перенесло Тардис в музей.

— Похоже, что это принадлежало мальчику, — сообщил он.

Вот это да! Я обняла его. А позже отыскала в памяти лекции по генетике и выпустила Доктора из собственных объятий.

— О! Ты говоришь со студентом-медиком, и я знаю, что нельзя клонировать организм из пера. Ты вынудить меня ощущать себя лучше.

— Марта, это – будущее! Признай, они смогут делать и не такое. – Неожиданно он стал важным. – Я не лгу просто так.

Я поверила ему.

— Забудь обиду, — сообщила я, и опять его обняла.

— И кто знает, что еще может выпасть из моих карманов, — сказал Врач, отпирая Тардис. – Подожди, карманы, это напоминает мне…

Он опустил руку в карман пиджака и вытащил «Справочник наблюдателя», но я не протянула за ним руку.

— Все существа, что я видела… — сказала я. – У меня не набралось достаточно баллов чтобы получить свидетельство. Думаю, это нереально.

Врач улыбнулся:

— О, имеется один неуловимый экземпляр, что ты в состоянии разыскать.

Он отыскал нужную страницу и дал мне книгу.

— Они шутят? – засмеялась я.

Он отрицательно покачал головой:

— Нет, лишь делают неправильные выводы на основании фактов.

Я подсчитала результат. И не имела возможности поверить, что все еще не собрала нужного количества.

Тогда Врач указал на другую страницу, и я заулыбалась:

— Само собой разумеется!

А позже улыбнулась опять, по причине того, что это вправду был финиш истории. Прекрасно, не считая одного последнего до свидания…

Врач был в Тардис. А Марта стояла в проходе, держа Доротею.

— У тебя, должно быть, прежде были на борту Тардис домашние животные, да? – с надеждой задала вопрос она.

Врач на мгновение задумался:

— Ты ни при каких обстоятельствах не встречала Микки, не так ли? – а позже улыбнулся и покачал головой. – Иметь рядом представителя твоего собственного вида – это уже бремя, знаешь ли. – И взглянул прямо на девушку. – Но вы мне весьма нравитесь.

Марта выдержала его пристальный взор пара мгновений, а позже взглянуть на Доротею.

— Все верно, — нехотя дала согласие она.

Позже подошла к клетке с дронтами и запустила птицу вовнутрь. Не оглядываясь назад, та унеслась, дабы присоединиться к своим товарищам. Через несколько секунд она затерялась в толпе.

Марта задумчиво наблюдала на дронтов, и притворялась, что определит Доротею. Но, в действительности, не выясняла.

И она поразмыслила о будущем, о планете, где будет жить вымершая разновидность. А позже поразмыслила о прошлом, о последнем дронте, обреченном на выбор между одинокой одинокой смертью и жизнью.

Краткая инструкция наблюдателя


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.