Горе побеждённым

Герои войны

Римский метод ведения войны отличался целенаправленной жестокостью. Сражения, в которых принимали участие римляне, сопровождались смертью десятков тысяч людей. Ещё большее количество невозбранно истреблялось конницей на протяжении преследования.

Мужчин, захваченных с оружием в руках, убивали либо калечили. Стариков, детей и женщин убивали, угоняли в плен либо выгоняли в поле. Охваченная войной местность опустошалась, города и сёла разорялись, постройки сжигались, имущество и скот обитателей расхищались.

Отчего же «цивилизованные» римляне на протяжении войн применяли такие безжалостные способы войны ?

Сознательная жестокость

Осуществляя тактику террора, римляне преследовали две главные цели. Во-первых, уничтожая на корню ресурсы соперника, они лишали его предстоящей возможности организованно сопротивляться. Во-вторых, запугивая неприятелей проявлениями жестокости, римляне стремились сломать либо подавить их волю к сопротивлению.

Грек Полибий, живший в Риме в качестве заложника между 168 и 151 гг. до н.э. и обрисовавший особенности политического устройства римского общества, организации армейского дела и оружия римлян, говорил об данной поразившей его воображение линии на страницах написанной им «Общей истории»:

«В то время, когда Публий [Сципион] заметил, что вгород [Новый Карфаген] вошло уже хватает войска, он, в соответствии с обычаю римлян, отправил большая часть воинов против горожан и дал приказание убивать без пощады всякого встречного и воздерживаться от грабежа, пока не будет дан к тому сигнал. Мне думается, римляне поступают так целью навести кошмар на неприятелей. Вот из-за чего довольно часто возможно видеть в городах, забранных римлянами, не только трупы людей, но и разрубленных пополам псов и отсеченные члены вторых животных».

Как яркое впечатление эта тактика террора создавала на их соперников, мы можем определить из сообщения римского историка Тита Ливия. Он в собственном изложении этого материала опирался на ещё один, не дошедший до нас, уникальный текст Полибия. Дело происходило весной 199 г. до н.э. на начальной стадии II Македонской войны, в то время, когда между собой неожиданно столкнулись два отряда разведчиков из македонской и римской армии.

Они вступили в схватку, которая длилась в течение долгого времени, а после этого разошлись любой в собственную сторону, утратив какое-то количество собственных людей.

«Филипп [македонский царь] решил позаботиться о погребении наездников, погибших в данной схватке… Зрелище похорон должно было пробудить в воинах боевой готовность и пыл не щадить собственной жизни, а вместо этого преисполнило их уныния и страха. До этого времени приходилось им видеть только раны от копий либо стрел, иногда — от пик, да и сражаться привыкли они лишь с иллирийцами и греками; сейчас, заметив трупы, покалеченные испанскими клинками, руки, отсеченные одним ударом вместе с плечом, отрубленные головы, вывалившиеся кишки и другое, столь же ужасное и ужасное, солдаты Филиппа ужаснулись тому, с какими людьми, с каким оружием придется им иметь дело».

Горе побеждённым
Рельеф с триумфального монумента Луция Эмилия Павла в Дельфах. Сцена избиения римлянами побеждённых македонян

Сейчас нельзя сказать, были ли эти раны нанесены в самом бою, что, по словам Ливия, носил очень упорный и ожесточённый темперамент, либо же трупы павших македонских воинов были намеренно покалечены римлянами по окончании схватки, дабы внушить кошмар сопернику. Как бы ни обстояло дело, практика нанесения увечий мёртвым телам неприятелей была достаточно характерна для римлян. Особенно довольно часто трофеем победителей становилась голова, которая, как подтверждение мужества, преподносилась полководцу.

В 214 г. до н.э. это чуть не привело римлян к поражению. Многие из римских солдат, участвовавших в одной из битв, происходили из бывших рабов. Руководивший ими Тиберий Семпроний Гракх, дабы вдохновить собственных солдат перед боем, дал обещание свободу каждому, кто принесёт голову неприятеля. Что было дальше, красноречиво обрисовывал Ливий:

«В течение четырех часов сражение оставалось нерешенным. Победе римлян больше всего мешало обещание свободы за голову неприятеля. Храбрец, убивший неприятеля, во-первых, терял время, отрезая голову в беспорядке и суматохе боя; а после этого правая рука у него была занята данной головой, и он не имел возможности показать себя полностью; сражаться предоставлялось вялым трусам.

Армейские трибуны доложили Гракху: никто не нападает на неприятеля, стоящего на ногах, солдаты, словно бы палачи, кромсают лежащих и отрубают им головы, не мечи у них в руках, а человеческие головы. Гракх срочно приказал кинуть головы и ринуться на неприятеля».

Шокирующая своим натурализмом сцена с рельефа Колонны Траяна: римский солдат в зубах держит отрубленную голову, тогда как его руки заняты оружием

В «Записках о войне в Испании», принадлежавших перу кого-то из младших офицеров армии Юлия Цезаря, отыскал отражение интересный эпизод, случившийся по окончании победы, одержанной над армиями помпеянцев в сражении при Мунде 17 марта 45 г. до н.э.:

«Неприятель отыскал себе убежище в городе, отечественное войско приступило к его осаде. Трупы неприятельские, оружие, дротики и щиты, обнаруженныеполе сражения – вот из каких материалов состоял вал. Сверху были поставлены отрубленные головы неприятелей, с одной стороны, как свидетельство победы, и с другой – для внушения страха осаждающим.

Так, мы со всех сторон окружили неприятеля валом.

Позже, по примеру галлов, окружив город стеной из неприятельских тел, из-за нее осыпали мы неприятеля градом дротиков и стрел».

Не были римляне чужды и практике скальпирования собственных жертв. Обрисовывая сражение при Верцеллах в 101 г. до н.э., Павел Орозий упоминает, что римляне отсекали у погибших кивров «макушки голов с волосами», вгоняя в страх оставшимся в живых столь ужасной раной.

Погребальная стелла, найденная в 2004 г. в Ланкастере. На ней изображён Инсус, сын Водулла, проходивший службу в римской кавалерии.

Он изображён в виде торжествующего храбреца. Обезглавленное тело его соперника мы видим под копытами его коня. Отрубленную голову Инсус держит в собственной правой руке
Охота за головами

Охота за головами имеет широкие параллели в военных обычаях вторых народов и эпох. Голова есть наиболее значимым источником идентификации. Отрубленные и выставленные публично головы неприятелей употреблялись как надёжнейшее подтверждение их смерти.

Демонстрация голов либо тел самые известных соперников, либо, по крайней мере, их символические изображения, являлись наиболее значимым элементом церемонии римского успеха.

Отрубленная голова, как указывалось выше, кроме этого употреблялась для доказательства подвига, прославлявшего совершившего его солдата. Обычай сохранять головы убитых неприятелей был особенно известен у кельтов. Известное описание этого обычая покинул географ и греческий историк Страбон:

«К их глупости присоединяется еще безжалостный экзотический обычай, характерный практически всем северных народов, возвращаясь по окончании битвы, вывешивать головы неприятелей на шеи лошадям и, доставив эти трофеи к себе, прибивать их гвоздями напоказ перед входом в дом. Посидоний говорит, что ему самому было нужно замечать подобное зрелище во многих местах. Не смотря на то, что сперва он ощущал отвращение, но позже, привыкнув, нормально переносил его.

Головы знатных неприятелей галлы сохраняли в кедровом масле, показывали чужеземцам и не соглашались отдавать их за выкуп кроме того на вес золота».

В 216 г. до н.э. галлы стёрли с лица земли попавшие в засаду два легионавместе с командующим ими консулом-десигнатом Луцием Постумием. «С его головы, – как информирует Ливий, – счистили мясо и обделали череп в золото, из него, как из священной чаши, совершали по праздникам возлияния и выпивали жрецы и предстоятели храма».

Применение отрубленной головы неприятеля в качестве трофея разъясняется значением, которое голова имела в кельтской и других мифологиях, где она являлась средоточием силы человека. Отделение головы от тела и выставление её напоказ, с позиций современной антропологии, есть перформативным действием, в котором заявлена претензия на могущество и власть.

Отрубленные головы неприятелей являются наиболее значимым визуальным знаком победы и войны в римском монументальном мастерстве. В этом качестве они представлены среди знамён и трофейного оружия, изображённых на рельефах триумфальной арки из Оранжа. Данный монумент был воздвигнут, самый возможно, в правление Августа в честь побед, одержанных в Галлии Юлием Цезарем.

В ещё большем числе эти образы видятся на рельефах фриза Колонны Траяна, что датируется 113 г. н.э. Тут изображены римские головы, выставленные на стене дакийского города, головы самих даков на кольях, установленных на валу римского лагеря, и известная сцена, в которой солдаты демонстрируют головы даков Траяну и приобретают за них награды.

Рельеф римской триумфальной арки в Оранже с изображением отрубленных голов среди захваченного у дикарей оружия
Отрубленные головы в центре Лондона

Эти повествовательных источников прекрасно дополняются рядом археологических находок. Ещё в 1988 г. в центре римской части Лондона были отысканы 39 черепов. Все они принадлежали мужчинам в возрасте от 26 до 35 лет.

Многие имеют следы заживших ран, что показывает на то, что они принадлежали солдатам. На костях были обнаружены характерные следы обезглавливания. Люди, которым принадлежали черепа, по-видимому, стали жертвами казни.

По окончании смерти черепа продолжительное время пребывали на открытом воздухе.

Следов, говорящих о насаживании голов на колья, отыскано не было.

Похоже, что отрубленные головы были легко кинуты в яму практически в самом центре римского города. Тут их обглодали собаки, потому, что на одном из черепов отысканы следы клыков. Учёные считают, что головы принадлежат варварам, захваченным на протяжении мятежей либо пограничных столкновений.

Все они были приведены в Лондон и тут обезглавлены. Изображение аналогичных сцен мы можем видеть на рельефах Колонны Траяна и Марка Аврелия в Риме.

Находка датируется периодом между 120 и 160 гг. н.э.

Известная сцена с рельефа Колонны Траяна, на которой солдаты демонстрируют императору отрубленные головы даков
Пытки пленных

При раскопках 1987–2002 гг. на территории археологического центра в Алмоине, в исторической части Валенсии, были отысканы следы, относящиеся к Серторианской войне в Испании 79–72 гг. до н.э. В соответствии с сообщению Саллюстия, Флора и Плутарха, в 75 г. до н.э. Гней Помпей разбил в бою при Фурии войска серториевых полководцев Перпенны и Геренния, причём последний пал на поле боя вместе с 10 000 собственных солдат.

Валенсия, являвшаяся оплотом Сертория на востоке Испании, была забрана штурмом и уничтожена.

В юго-восточной части Алмоины археологи нашли следы разрушений и пожара, каковые, по сопутствующим находкам, датируются первой четвертью I в. до н.э. и смогут быть связаны с обрисовываемыми событиями. Среди найденных тут находок были представлены предметы оружия: 4 наконечника копий, 4 пилума (2 тяжёлых и 2 лёгких), 2 умбона, кинжал в ножнах, нащёчник от шлема, и два виноградных ножа, каковые употреблялись в качестве оружия местными ополченцами.

Но самые интересными находками стали целые и фрагментированные останки 14 человек, принадлежавшие молодым мужчинам в возрасте от 19 до 25 лет, большого роста (ок. 175 см), с развитыми мышцами и крепкими костями. У двоих из них наблюдались своеобразные микроповреждения позвоночника в пояснично-крестцовой области, каковые бывают при интенсивных занятиях верховой ездой.

Все останки содержали следы изощрённых пыток и издевательств, включая удары клинком, обезглавливание и ампутацию ног и рук.

У человека, которому принадлежали эти останки, были отрублены ноги и руки, по окончании чего его тело обгорело в пламени пожара

Темперамент повреждений показывает, что эти люди погибли не в сражении, а были жестоко замучены, не имея возможности оказать сопротивление. Одно из тел принадлежало человеку 35 лет, что лежал лицом вниз, со связанными за спиной петлёй и руками на шее. Его тело было практически насажено на пилум, что прошёл через прямую кишку и вышел наружу у правой ключицы.

К тому же у него была отсечена правая нога. Параллельные зазубрины на костях говорят о нацеленных повторных ударах, в то время, когда жертва была уже связана либо обездвижена. Разумеется, у палачей хватало времени, дабы совершить эти злодеяния, и они ощущали себя в полной безопасности.

Быть может, в этом случае речь заходит о спланированном действии, в то время, когда отобранную группу военнопленных подвергли мучительной экзекуции, дабы внушить остальным кошмар постигшей их участью.

Литература:

  1. Альвар Х. Поверженные испанцы. Отношения римлян с побеждёнными. // Вестник старой истории – 2005. – № 2. – С. 94–113.
  2. Kristensen Т. М. Maxentius’ Head and the Rituals of Civil War. // Civil War in Ancient Grece and Rome Contexts of Disintegration and Reintegration. Eds. H. Borm, M. MattheisJ. Wienand. Stuttgaert, 2015, p.321–346.
  3. Llorenc Alapont Martin, Matias Calvo Galvez y Albert Ribera i Lacomba, La Destruccione de la Valentia por Pompeyo (75 a.C.). // Quaderns de Difusio Arqueologica 6. Valencia, 2003.

Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: