История солдата дивизии das reich

Герои войны

Я появился в Берлине в 1924 г. Моя семья происходит из Пруссии, и мой папа в свое время служил в кайзеровском гвардейском полку и сражался на фронтах ПМВ. В 16 лет, получив разрешение от отца, я предпринял попытку вступить в полк Der Fuhrer. 40 человек из 500 и я а также прошли отбор, поскольку соответствовали предъявляемым требованиям к физическим кондициям и генеалогии.

Окончив базисную подготовку в городе Radolfzell, я взял назначение в Голландию, в размещение полка Der Fuhrer, где начал работу в инженерном взводе, в который по штату входили сержант, старший капрал и 8 рядовых. Все солдаты взвода были обстрелянными фронтовиками с армейским стажем как минимум несколько лет. Я был одним из самых младших во всем полку. Боевая подготовка по прибытии в полк стала кроме того более интенсивной, чем в учебной части.

Нас готовили и как пехотинцев, и как саперов.

Мы обучались стрелять из стали и всех видов оружия специалистами в подрывном деле. Отечественный взвод был частью батальона и в сражении должен быть поддерживать пехоту.

Полку надеялось иметь колесно-грузовики и гусеничные вездеходы Опель Blitz, но в течении большей части войны лишь 1-й батальон имел вездеходы – остальные подразделения передвигались на грузовиках. Обязан подметить: всю войну нам довольно много приходилось топать пешком. Все, что возможно, мы оставляли в отечественных грузовиках, довольно часто в том месте же оставались отечественные сумки с противогазами, Brotbeutel (хлебный подсумок – В.К.) и все то, что имело возможность издавать шум на передовой.

В июне 1941 отечественный полк был дислоцирован рядом от Лодзи (Польша). Слухов о грядущем вторжении в Россию становилось все больше, наряду с этим солдаты начали получать инструкции о типах униформы в Красной армии, о советских танках и второй военной технике (на снимке слева – соллдаты и офицеры дивизии Das Reich 21.06.1941). Я относился ко всему этому настороженно, поскольку мой дядя на протяжении ПМВ попал в плен к русским и возвратился к себе по окончании побега через Сибирь в Китай лишь в 1921 г.

В начале войны в отечественной части помогали лучшие юноши Германии, которым было нужно пройти через очень многое, дабы подняться в ряды данной дивизии. Но по ходу войны к нам стали приходить люди, каковые уже были не добровольцами, а рекрутами, собранными либо переведенными из вторых родов армий. В 1943-м к нам пришло большое количество новичков из Эльзас-Лотарингии и из Страсбурга и Фогезена.

Мы же старались укомплектовывать 1-е роты батальонов ветеранами-немцами, а недавних рекрутов отправляли во 2-е и 3-е роты либо легко в батальоны помощи. Мы просто думали, что первыми в бой должны будут идти умелые парни…

История солдата дивизии das reich

В начале русской кампании я был вторым номером пулеметного расчета, и мне приходилось таскать две коробки с лентами и два запасных ствола. Позднее, в то время, когда я стал начальником отделения, у меня был автомат MP40, не смотря на то, что я и мои товарищи довольно часто выбрасывали немцкие автоматы и предпрочитали им трофейные ППШ. По большому счету, сразу же по окончании начала операции «Барбаросса» я и мои товарищи были поражены тем, как лучше были техника и снаряжение русских по сравнению с нашим (на фото слева – эсэсовцы с трофейными ППШ).

В июле 1941 г. я взял звание SS Sturmann и, практически сразу после этого, – первое осколочное ранение в лицо. В декабре я был ранен вторично – шрапнелью в мякоть за правым коленом. С этим ранением я был послан обратно в Польшу, наряду с этим поездка заняла так много времени, что в ране завелись глисты.

В военного госпиталь под Варшавой мне посчастливилось принять ванную, помыться, побриться и поменять форму в первоначальный раз, начиная с октября.

Ее выкинули санитары, по причине того, что она была полна вшей… По большому счету, что касается снабжения, мы были в конце цепочки по отношению ко всему, включая одежду, снаряжение и технику. Новая форма на фронте сперва доставалась штабным, после этого распределение шло в бронетанковые подразделения, а мотопехоте доставались остатки…

Лето 1941-го. Дивизия Das Reich на марше через горящую белорусскую деревню…

В январе 1942 меня выписали из военного госпиталя, и я взял отпуск, дабы посетить собственную семью в Берлине. По окончании отпуска я попал в резервный батальон, и, поскольку я все еще считался неготовым по состоянию организма к возвращению на фронт, меня послали в оружейную мастерскую и частично задействовали в качестве инструктора для воинов инженерного взвода.

По возвращении во 2-ю Бронетанковую Дивизию СС (Panzer Division) “DAS REICH” я служил в собственном полку целый 1942 г. В феврале 1943 г. я взял отпуск, в то время, когда моему начальнику стало известно о смерти моего отца. В конце 1943 г. я взял еще одно ранение в правую ногу, в результате которого на данный момент хожу с тростью. Отечественный санитарный поезд по пути Польшу был атакован русскими партизанами, в следствии чего пара раненых были убиты, но мне повезло, и мы сумели добраться до военного госпиталя…

В январе 1944 г. мне удалось посетить мать. К этому времени город уже всегда бомбили, и с моей помощью мать перебралась в Силезию к родственникам. Ну а я возвратился в госпиталь для выздоравливающих, еще лечился и, в итоге, был признан годным для фронта.

Но нежданно пришел приказ о моем зачислении в офицерскую школу в Joesefstadt (Судеты), но мне удалось отклонить предложение и взять направление в собственную часть.

Эсэсовцы сдаются в плен советским воинам…

В июле 1944 я, в конечном счете, добрался до собственной 2-й Дивизии СС, которая в тот момент учавствовала в ожесточённых оборонительных битвах в Нормандии. У американцев было столько самолетов, что днем по большому счету не было возможности пошевелиться! Ну а в августе, на протяжении отступления к Сене, я и мой товарищ появились в окружении за линией фронта на территории, занятой англичанами.

Нам было нужно сдаться английскому санитару.

Припоминаю, что, зная о отечественной принадлежности к СС-Ваффен, англичане вели себя нервозно, и к нашим затылкам были неизменно приставлены стволы автоматов… Но в пункте сбора пленных к нам отнеслись в полной мере нормально а также дали чаю с молоком и с сахаром. Потом мой путь лежал в Англию в лагерь для пленных, где у нас отобрали все – отечественную униформу а также наручные часы…

Из лагеря я освободился в 1948 г. и выяснил, что моя мать попала в русский концлагерь, по причине того, что на стене ее помещения они заметили мою фотографию в форме СС-Ваффен. Она пропала без вести еще перед тем, как я возвратился в Германию.

В данной церкви французского города Орадур воины полка Der Fuhrer дивизии Das Reich сожгли
более 400 детей и женщин в мае 1944 г. Об этом ветеран СС-Ваффен предпочел не вспоминать…

Вот что еще желаю сообщить. По окончании всего, что я прошел на фронтах ВМВ, я не захочу собственному внуку либо чьему-либо сыну испытать то же самое. Я готов сделать все, что только возможно, дабы мои внуки так и не выяснили, что такое война…

Интервью забрано с сайта http://www.panzergrenadier.net/forum/viewtopic.php?f=6t=11041p=102733
Перевод – Владимир Крупник

Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: