Жизнь и деяния васко да гамы: последний поход рыцаря

Герои войны

Васко да Шума по праву считается одним из создателей Португалии как великой морской и торговой державы. Однако, достигнув преклонного возраста, великий адмирал должен был на родине заниматься тяжбами за «подаренный» королём Мануэлом город Синиш. Лишь в первой половине 20-ых годов шестнадцатого века он отправился в очередное путешествие по открытому им маршруту.

В этом случае, кроме флотоводца и талантов мореплавателя, ему предстояло продемонстрировать себя и талантливым администратором в качестве вице-короля португальских владений в Индии.

Коса на камень

Радость от возвращения да Шумы в Лиссабоне была недолгой – сказался неуживчивый темперамент адмирала, как коса на камень обнаружившийскупость короля Мануэла. Тяжба за Синиш всё никак не решалась, а король настойчиво не хотел оказывать содействие. В итоге, адмирал решил функционировать в обход закона и совершить, как это на данный момент принято именовать, «рейдерский захват» города.

Он перебрался в том направлении с большой группой и семьёй лично преданных ему ветеранов индийских походов и самовольно на личные средства начал возведение в городской черте собственной резиденции. Для этих целей в Синиш согнали много рабов, каковые ночь и день трудились под надзором людей да Шумы.

Синиш, как мы не забываем, был под властью Ордена Сантьяго, но местный орденский глава открыто опасался дона Васко и по большому счету старался не показываться в «его» части города. Он настойчиво делал вид, что ничего не происходит, кроме того в то время, когда адмирал начал самовольно собирать в городе налоги, что, по большому счету говоря, являлось прерогативой Ордена. В то время, когда же проигнорировать проблему стало нереально, он очень умело вышел из положения, сказавшись больным и уединившись в собственной резиденции.

Но в случае если наместник Синиша сдал да Шуме городе без борьбы, то главы Ордена в Лиссабоне решили бороться до конца. Они стали жаловаться королю, и тот, в итоге, послал строптивому адмиралу послание, в котором говорилось, что у того имеется месяц, дабы вместе с сторонниками и домочадцами покинуть город и более в том направлении не возвращаться. В случае если же по окончании означенного срока кто-либо из названных персон будет увиден в пределах Синиша, он будет подвергнут штрафу в 500 золотых крузаду и телесным наказаниям за неповиновение воле короля.

Отказ означал бы фактическое объявление войны собственной Отчизне, исходя из этого да Шуме было нужно покориться. Он перебрался в город Эвуру, где выстроил себе дворец, но его отношения с Мануэлом испортились совсем. Нужно заявить, что король много раз пробовал примириться с упрямым покорителем Каликута и систематично задавал вопросы его совета во всём, что касалось дел в колониях.

Но запрет возвращаться в родной город неизгладимой обидой лёг на сердце морехода.

Жизнь и деяния васко да гамы: последний поход рыцаря
Португальская карта мира XVI века

Годы шли, а новых дел для адмирала Индийского океана всё не оказалось. Его так же, как и прежде вызывали во дворец на заседания, но управлять новые походы поручали вторым. Все обещания земельных наград и пожалований так же были забыты.

Да Шума проводил время в собственном дворце, не вознаграждённый за прежние подвиги и не имеющий возможности совершить подвиги новые.

Всё это злило ветхого моряка, и в то время, когда при королевском дворе произошёл скандал с участием нескольких вторых адмиралов, он также не остался в стороне.

А произошло вот что. На одном из приёмов Мануэл поссорился с адмиралом по имени Фернао Магальяеш и серьёзно его обидел. Тот, недолго думая, сказал, что отказывается от португальского подданства и убывает в Испанию, дабы предложить собственные услуги тамошней короне, что и сделал, попутно приспособив собственное имя к испанскому языку и назвавшись Фернаном Магелланом.

С Магелланом двор покинули ещё пара заслуженных капитанов, и да Шума решил последовать их примеру. Мануэл решил во что бы то ни начало оставить адмирала Индийского океана при дворе и написал ему сочащееся дружелюбием письмо, в котором просил остаться на работе и не уезжать. Параллельно с этим он выделил для Шумы титул графа Видигейра, что и был ему присвоен зимний период 1519 года.

До тех пор пока да Шума ссорился и мирился с королём, обстановка в Индии была далека от самообладания. Спустя некое время по окончании разгрома собственного флота заморин Каликута собрал большие силы для ответного удара. Он обратился к радже Кочина и начал требовать, дабы тот сжёг португальский форт и прогнал европейцев из собственных владений.

В другом случае заморин грозился сжечь Кочин. Раджа ответил отказом, и правитель Каликута во главе 50-тысячной армии штурмом забрал город и подверг его разорению.

Раджа еле унёс ноги. Радость заморина,впрочем , была недолгой – скоро к городу подошла португальская эскадра под руководством Альфонсу д’Альбукерке. Заморин, уже много раз битый европейцами, предпочёл убраться восвояси.

Власть раджи была восстановлена, а на месте ветхого форта португальцы возвели новый.

Это было не последнее столкновение Альбукерке с заморином – спустя пара лет владыка Каликута ещё раз попытался напасть на португальцев, но снова был разбит и изгнан. Португальцы неспешно осваивали индийское побережье, заключая альянсы с местными царьками и выстраивая торговлю.

Была у этого процесса и вторая, менее приглядная сторона. Вместе с усилением колоний возрастала и власть губернаторов. По окончании того, как в 1515 году Альфонсу д’Альбукерке скончался, на смену ему приходили проходимцы и казнокрады, каковые неспешно выходили из повиновения метрополии.

Они вступали в сношения с маврами за спиной короля, «кроили» деньги с налоговых отчислений, а один кроме того реализовал неприятелю Португалии султану порох и Адена пушки.

Король Мануэл, пребывающий на втором финише мира, фактически никак не имел возможности оказать влияние на эту деградацию властной вертикали, и на момент его смерти в первой половине 20-ых годов шестнадцатого века неприятность оставалась нерешённой. Наследовавший ему король Жуан III знал лишь одного человека, талантливого собственными суровой непреклонностью и энергичными действиями привести колонии к повиновению.

Португальцы прибывают в Каликут
Последний поход рыцаря

Коль нужно, сжав булат в руке привычной,

Я вам отправлюсь служить на поле брани

Иль в песнях сладкозвучных, необыкновенных

Увековечу славные деянья.

Я, возлюбя отчизну очень,

От вас сохраняю надежду взять признанье.

И в случае если небо в час святой и чудный

Вас вдохновит на подвиг многотрудный.

Луиш де Камоэнш, «Лузиады», песнь X, стих 155

К апрелю 1524 года все изготовление были закончены: 14 превосходно оснащённых судов находились в лиссабонской гавани и ожидали, в то время, когда на борт собственного флагмана встанет адмирал Индийского океана. Ему было уже за 60, и не смотря на то, что его окладистая борода поседела, уверенность всё так же чувствовалась в каждом его перемещении, а рука всё кроме этого жёстко лежала на рукояти тяжёлого рыцарского меча. В качестве ближайших ассистентов в новый поход он забрал собственных сыновей – Эштевао и Паулу.

Очевидцы отмечали, что в походе адмирал как будто бы бы не имел возможности надышаться морем – он фактически не покидал мостик, как словно бы возмещая ту долгую тоску по плаваниям, которую был должен терпеть сейчас.

В августе эскадра достигла Мозамбика, где её с почётом встречали воины из португальского гарнизона и эмир – послушная марионетка на троне. С большим трудом верилось, что в то время, когда то да Шума был должен идти на ухищрения, дабы добыть тут себе лоцманов: сейчас португальцы были хозяевами на данной почва. Спустя пара дней в море был встречен громадный мавританский корабль, и адмирал решил тряхнуть стариной.

Он сам руководил боем, а в то время, когда «мавр» был взят на абордаж, радовался чуть ли не посильнее матросов. Казалось, он получил вторую юность.

В последних числахСентября 1524 года Васко да Шума прибыл в столицу Португальской Индии – Гоа. В том месте он официально принял титул вице-короля и энергично принялся наводить порядок. В первую очередь он шокировал местных чиновников и богачей, отказавшись принять обильные подарки в честь вступления на новую должность.

Вручение подарков было необычной традицией, и, принимая их, вице-король как бы обеспечивал местной элите собственную лояльность. Шума замечательно это знал и, умышленно отказываясь от даров, как будто бы бы провозглашал новый курс на борьбу со взятками.

После этого новый вице-король перешёл к конкретным действиям. Он распорядился шепетильно расследовать все случаи хищения присвоения и незаконного имущества казённых средств, а о итогах докладывать ему строго тайно. С нарушителями разговор был маленький.

Распознав, к примеру, за богатым жителем по имени Франсишку Перейра последовательность денежных случаев и махинаций присвоения чужого имущества, да Шума сказал, что любой, кто стал жертвой его рук, может явиться и настойчиво попросить средства, эквивалентные понесённым убыткам. Перейра был разорён за каких-то три дня. Параллельно с этими делами вице-король распорядился совершить тщательную ревизию боеприпасов и вооружений в городе, и те начальники, у которых вскрылись недостачи по обстоятельству тайного сбыта оружия маврам, были смещены с постов и подвергнуты ожесточённым наказаниям.

Портрет Васко да Шумы кисти Георгиу Лопеша

Представители колониальной элиты и купечества не так долго осталось ждать осознали, что этого безрадостного старика нереально ни подкупить, ни разжалобить. Все новые назначения да Шума утверждал сам, а с кандидатами проводил долгие собеседования. Будучи солдатом и опытным моряком, он устраивал настоящие экзамены молодым офицерам, сохранявшим надежду по родительской протекции занять командные посты в колониальных армиях.

В случае если же просители осмеливались кроме того на самые робкие возражения, старик сурово отчитывал их своим громовым голосом, столь привычным всем, кто когда-либо ходил с ним в походы. Его источающие упрёки тирады и жёлчную иронию эхом разносились по всем уголкам резиденции вице-короля, исходя из этого не составляло труда выяснить, в каком размещении духа был дон Васко в тот либо другой сутки.

Подобный деятельный образ судьбы вкупе с возрастом не имел возможности не сказаться на здоровье да Шумы – вице-король всё чаще ощущал недомогания, вызванные малярией, каковые стойко переносил на ногах, не разрешая себе слечь. Завершив дела в Гоа, Шума в таком состоянии направился с инспекцией в Кочин. Он мало дремал, поднимался засветло и в первую очередь кликал к себе писцов, дабы те фиксировали распоряжения на сутки.

Скоро у него открылись язвы на затылке и на шее, и ужасная боль не разрешала поворачивать голову, что весьма злило старика. В то время, когда он стал совсем слабеть, то приказал слугам везде носить себя в кресле, кроме того в таком состоянии работая . Совершивший всю жизнь в сражениях, он настойчиво отказывался сдаваться и тут, не хотя лечь в постель и поручить себя заботам врачей.

Вице-королю казалось, что без него всё отправится прахом, расхитители и взяточники, опасавшиеся его как огня, чуть почуяв слабость правителя, тут же снова поднимут головы, а многократно битые им мавры возвратятся. Но кроме того таковой жёсткий рыцарь, как да Шума, был бессилен перед заболеванием. Он скончался 24 декабря 1524 года в Кочине.

Создатель «Лузиад» поэт Луиш де Камоэнш, прижизненный портрет кисти Фернао Гомеша, 1577 год

В контексте истории географических португальской истории и открытий успехи Васко да Шумы нереально переоценить. Он единственный из всех португальских адмиралов удостоился чести быть прославленным в громадной поэзии: в том же XVI веке величайший поэт страны Луиш де Камоэнш посвятил ему поэму «Лузиады», стилистически подражавшую «Энеиде» Вергилия.

Васко да Шума на португальской юбилейной монете преимуществом в 50 эскудо, 1969 год чеканки

Кроме открытия морского пути в Индию, да Шума был в числе тех, кто заложил принципиально новый метод войны на море, и адмиралы последующих столетий будут неспешно отходить от тактики абордажного боя в пользу артиллерийского противостояния. Что же касается Индии, то в том месте португальцы всерьёз закрепиться не смогли и позднее были фактически вытеснены оттуда голландцами, французами и англичанами. Не последнюю роль в этом сыграли не сильный связи лиссабонского двора с колониальными губернаторами, которым обычно не хватало бескорыстности и решительности покорителя Каликута.

Литература:

  • Камоэнс Л. Сонеты. Лузиады, пер. О. Овчаренко, М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс, 1999. – 504 с.
  • Келли Д. Порох. От алхимии до артиллерии: история вещества, которое поменяло мир, пер. А. Турова, М.: Колибри, 2005. – 340.
  • Кунин К. И. Васко да Шума, М.: Молодая гвардия, 1947. — 324 с.
  • Можейко И. В., Седов Л. А., Тюрин В. А. С мушкетом и крестом, М: Наука, 1966. – 256 с.
  • Субботин В. А. Великие открытия. Колумб. Васко да Шума. Магеллан. — М.: Изд-во УРАО, 1998. — 272 с.
  • Харт Г. Морской путь в Индию, пер. Н. В. Банникова, М.: Издательство зарубежной литературы, 1954. – 339 с.

Загадочная миссия Васко да Гамы (фильм)


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: